ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В наушниках раздались недоуменные смешки и неразборчивая приглушенная ругань Зоммера.

— Обер-лейтенант, очистите объектив и возвращайтесь к остальным, — сказал д'Марья сдержанно.

Зоммер очистил линзу видеодатчика кое-как, но д'Марья не стал пенять ему на это: ему показалось, что в наушниках раздается что-то, весьма похожее на злобный скрежет зубов.

Он посмотрел на картинку с датчика Ямады — майор не занимался ерундой, а внимательно изучал дверь. Металл; похоже, даже не сталь, а просто железо — по краям дверь явно проржавела. Замка не видно, обычная, без затей, металлическая же ручка, какие делают уже сотни лет.

— Первый, идем вшестером, — сказал Ямада.

— Хорошо. Начинайте.

Теперь д'Марья буквально бегал глазами по экрану, переводя взгляд с одной картинки на другую. Получалось в общем-то неплохо.

Ямада отошел от двери, вперед выдвинулся поручик Степанов, взялся за ручку, секунду помедлил, потом резко дернул на себя.

Дверь неожиданно легко распахнулась, и Степанов чуть было не улетел в сугроб, как перед этим Зоммер.

— А ну-ка, посерьезней там, — строго сказал д'Марья, когда в эфире снова раздалось хмыканье, весьма похожее на сдерживаемые смешки.

Аэрогарды пошли вперед.

Кто-то включил фонарик, и стало видно пространство за дверью: темный мрачноватый коридор, бетонные стены, по которым стекали капли воды, широкая лестница, ведущая вниз.

Аэрогарды стали спускаться по ступенькам — по двое, очень аккуратно, держа автоматы наготове.

Темнота и бетон. Черт, как плохо, что ничего не слышно, кроме дыхания бойцов — там ведь наверняка много звуков., там капает вода, скрипят мелкие камешки под ногами, воет ветер… нет, ветра там быть не должно.

Лестница вывела аэрогардов в неширокий низкий коридор. Бойцы остановились.

Теперь уже все включили боевые фонари. Двое — Ямада и ротмистр Игнатьев — закрепили их в наплечных держателях, остальные — на автоматах.

Д'Марья внимательно смотрел на экран. Стены этого коридора были уже не из голого бетона, а покрыты пластиковыми панелями светло-голубого цвета. На потолке д'Марья различил плафоны, установленные через равные промежутки.

Темнота в коридоре была густой, почти осязаемой. И ветер…

— Там сильный ветер? — неожиданно для себя спросил д'Марья.

— Не очень, — слегка удивленно (вот чудеса!) отозвался Ямада. — Но вообще-то дует. А как это можно заметить?

— Н-не знаю, — произнес д'Марья.

Чем-то этот коридор напоминал подземелья шварцриттеров, но там все было более масштабным, дверей имелась масса…

Д'Марья присмотрелся. Нет, здесь дверей не было вовсе. Пока что.

— Стоп, — услышал он голос Ямады. — Выключить фонари.

Свет моментально погас. Стало совершенно темно и абсолютно тихо: сейчас д'Марья даже пожалел, что у аэрогардов бронесферы были загерметизированы и он не мог ничего услышать из того, что доносилось до слуха бойцов через усиливающие внешние микрофоны… да и видеодатчик — это вам не человеческий глаз.

— Похоже, впереди свет, — послышался негромкий голос Ямады.

— Ничего не вижу, — с досадой произнес д'Марья, пожалев, что индивидуальные датчики работают только в одном диапазоне.

— Там поворот. Ночная оптика тоже ничего не показывает, но я вижу.

Д'Марья знал, что Ямада прекрасно видит в темноте — намного лучше, чем он сам, хотя еще в училище будущий капитан-полковник практиковался у прекрасных мастеров нокталопии ив этом деле считался одним из лучших.

— Вперед, — произнес Ямада.

Через несколько секунд д'Марья тоже различил слабый голубоватый отблеск, даже не отблеск, а тень — только более светлую, чем окружившая аэрогардов тьма.

Стало еще светлее — Ямада вышел за угол.

— Там еще поворот, — прокомментировал майор, осторожно продвигаясь вперед: плавно, аккуратно, скользящим шагом, так что картинка с его датчика совершенно не дергалась.

Становилось все светлее. Еще поворот. Что у них там за фортификационные зигзаги?..

Внезапно д'Марья почувствовал, что ему стало душно, как будто он сам шел по узкому коридору навстречу неизвестному источнику света, и потолок становится все ниже, а воздух — все плотнее, и ветер усиливается, он толкает в спину и гонит вперед…

После очередного поворота стало совсем светло. Коридор, против ожидания, не сузился, а наоборот, расширился. Стали видны горевшие в потолке плоские плафоны, дающие странный, какой-то призрачный сине-серый свет, при котором не бывает теней и прекрасно заметна структура самого воздуха.

Аэрогарды остановились — видимо, сейчас Ямада командовал жестами. Майор стал поворачивать голову, давая командиру «Ред Алерта» возможность рассмотреть все в деталях.

Д'Марья бросил беглый взгляд на индикатор записи — тот горел ровно — и стал рассматривать коридор.

Ага — вот и двери. Обычные, легкие, но расстояния между ними были значительными, как будто те помещения, куда вели двери, размер имели очень большой.

Чертов коридор впереди снова сворачивал — метров через тридцать.

Аэрогарды остановились возле первой двери. После секундной паузы к ней подошел Зоммер и осторожно приоткрыл.

Д'Марья быстро нажал на сенсор, увеличив картинку с датчика обер-лейтенанта, которая теперь заполнила весь экран.

Светло. В помещении горел свет — такой же, как и в коридоре. Д'Марья различил легкое потрескивание, которое он сначала принял за помехи, но потом увидел, что один из прямоугольных плафонов, треснувший пополам, искрит и мигает, и понял, что треск производится именно им — и треск довольно сильный, раз он слышен через внутренний микрофон бронесферы.

Вопреки ожиданию, помещение оказалось не таким уж большим. Почти целиком оно было заставлено всякой аппаратурой очень архаичного вида — какие-то циферблаты, окошечки со стрелочками, тумблеры, ручки… верньеры, вспомнил д'Марья; несколько могучих зеленых шкафов, на которых в ряд были укреплены бобины с чем-то похожим на древнюю магнитную ленту… стены выкрашены желтой, похоже, масляной краской, на одной из них, аккурат между двумя мощными шкафами нарисован… да, нарисован красный человек, руки подняты к небу, глаза лезут из орбит, на шее — верёвка… неприятно даже смотреть… деревянные стулья и столы, квадратные серые ящики с экранами — телевизоры? — потом ящики без экранов, но с клавиатурами — старыми, не сенсорными и даже не с запрещенными теперь виртуальными, — Зоммер медленно двигался по комнате, на пороге уже стоял Игнатьев… ровные пачки плотных листков бумаги бежевого цвета, еще что-то…

Ага. На облупившейся зеленой краске толстого шкафа большой темно-красный мазок — будто кто-то взял здоровенную малярную кисть, окунул ее в ведро с суриком и маханул по шкафу, приподнявшись на цыпочки: основная часть кровавого пятна находилась метрах в двух с половиной над полом.

Зоммер резко вскинул руку, потом присел, осматриваясь.

Между двумя столами, очевидно, выплеснули остатки сурика из ведра — там виднелась здоровенная засохшая лужа, которая казалась почти черной на белом полу, а брызги заляпали буквально все кругом, и куда-то в сторону идет грязная дорожка, словно проведенная половой тряпкой.

Зоммер приложил автомат к плечу, и теперь д'Марья видел все буквально на мушке. Стол, еще стол… за ним до стены — пустое пространство, что-то торчит… ножки перевернутого стула… осторожно, не спеши… куда это ведут капли?., обойди стол, а что это?

Зоммер опустил автомат и эамер, видимо, рассматривая этот брошенный в углу помещения грязный узел с тряпьем. Д'Марья прищурился, пытаясь разобрать детали картинки, но мешал помаргивающий свет и неприятный, какой-то химический запах.

Д'Марья дернул головой — какой запах? Даже Зоммер не может ничего почувствовать. Вот уж игра воображения.

Д'Марья криво усмехнулся и снова стал смотреть.

Ничего не разобрать. Какое-то тряпье, свернутое и небрежно брошенное… но из-под него торчат ботинки, высокие ботинки, военного образца… но ногам там все-таки поместиться негде.

48
{"b":"40863","o":1}