ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Есть стыковка.

— Вспомогательный пост, внимание, стыковка. Томительная пауза. Долгая. Очень долгая…

— Вспомогательный пост — рубке. Девятнадцать стальгардовских космодесантников на борт принял. Двенадцать будут размещены в медотсеке.

Ф-фу…

— Расстыковка осуществлена.

А с какого они корабля? Наверное, с «Воли»… но об этом потом. Сейчас — Кровопусков.

— Пост гиперлокации. Что у вас?

— Гиперакустик — рубке. Следов подглубинной детонации не обнаружено. Все тихо.

Охотятся, значит. Понятно.

— Пилот, отходим на двадцать мегаметров на четырнадцать запятая тридцать четыре.

— Есть.

Опять ждать. Ну-ка, где там легионеры и доблестные воины штернваффе?.. Ого — отметок на две меньше. Не хватает «Колорадо»… и одного раумкройцера. Почти сто восемьдесят мегаметров, далеко.

Однако же пора бы понять, что делать дальше. Даже если Алексей не вернется… хотя вот уж этого не дождетесь, кто бы вы ни были.

— Вспомогательный пост — рубке. Майор Бастурмин, комполка Четвертой мобильной дивизии космопехоты Народной Армии Независимости, просит встречи с командиром фрегата.

В голосе ротмистра Иванова, командира вспомогательного поста, слышалось неудовольствие: видимо, подумал д'Марья, комполка был очень настойчив.

— Чего ему надо, этому майору? — спросил он.

— Не могу знать, господин капитан-полковник. Майор желает говорить только с командиром фрегата. Срочное, говорит, дело. Не терпит отлагательства.

Чтоб его.

— Ладно. Сопроводите майора в рубку.

— Есть.

— Гиперакустик — рубке. Возмущение локального субполя, эпицентр — тринадцать ноль пять мегаметра на четырнадцать запятая тридцать два.

— Понял вас. Пилот, принять управление, меняем курс, идем четырнадцать запятая двадцать, сбросить скорость до ноль пятнадцати тысячных.

— Есть.

— И поосторожнее, Миша, ты ведь знаешь нашего Кровопускова…

— Слушаюсь…

Краем глаза д'Марья заметил, что Мальцев улыбается.

Тут он уловил мигание на мониторе локатора. Одновременно пискнул зуммер.

На экране появились две отметки: идентификатор тут же выдал опознавание — локальные подпространственники, Кровопусков и американец, друг за другом, всего в пяти мегаметрах. У кого-то не выдержали нервы — первый, кто вышел в обычное пространство, получит торпеду в дюзы. Впрочем, не обязательно именно в дюзы.

Одна из зеленых отметок мигнула белым: все как и положено, в корабль попали. Однако… гм, странно. Вместо того чтобы исчезнуть с монитора, отметка довольно быстро пошла в сторону второй планеты.

Не понял, озадаченно подумал д'Марья: торпеда с подпространственника другой раз ломает пополам здоровенные линкоры, а уж такое небольшое суденышко должно вообще разлететься в пыль. Что-то здесь не так.

— Внимание, здесь «Ред Алерт». «Пегас», слышите меня? Что у вас там?

— Здесь «Пегас», — раздался спокойный голос Кровопускова. — Преследую поврежденный корабль противника. Боезапас торпед и малых ракетоторпед исчерпан, добиваю лазерами…

Ну конечно.

Д'Марья посмотрел на данные вычислителя: после всех маневров «Ред Алерт» находился в двадцати мегаметрах от второй планеты, подпространственники — еще ближе. Американец вообще, похоже, скоро войдет в атмосферу.

— Здесь «Ред Алерт». «Пегас», отставить, повторяю — отставить. Прекратить преследование.

— Не понял. Повторите…

— Алексей, нельзя приближаться к планете! — повысил голое д'Марья.

— А… вас понял. — В голосе Кровопускова промелькнула нотка недовольства, но он хорошо знал капитан-полковника и спорить не стал. — Жду указаний.

— Выходим минус двенадцать запятая ноль один, точка исполнения — два ноль два. Скорость орбитальная, высота орбиты — двенадцать мегаметров. Оставайтесь на связи. Как только проясним обстановку — сообщим.

— Вас понял. Выполняю.

Так. До места боя — уже пятьсот восемьдесят мегаметров… куда они, так сваливаются? И ведь все дальше и дальше. И идут четко на четвертую планету, хотя до нее, конечно, еще далековато. Американский подпространственник, похоже, всерьез нацелился на вторую планету этой забавной системы, на которой через… уже через десять минут, что весьма интересно, начнется объявленное светопреставление. Ладно. Теперь можно послушать и товарища майора… кстати, где он?

Звякнул сигнал дверного динамика.

— Господин капитан-полковник, здесь майор Бастур мин.

Легок на помине.

Д'Марья нажал сенсор и повернулся к открывающейся двери.

В рубку вошел взъерошенный темнолицый человек в мятой застиранной полевой форме с многочисленными карманами и кобурой на поясе. Его сопровождали двое аэрогардов.

Д'Марья кивком отпустил их.

— Майор Бастурмин, командир первого полка Четвертой мобильной дивизии космопехоты, — представился темнолицый, став по стойке «смирно».

— Капитан-полковник д'Марья, корпус аэрогардов. Слушаю вас, майор.

— Товарищ капитан-полковник, необходимо посадить корабль на Фрейю.

Ямада повернулся вместе со своим креслом.

— Не понял, — несколько озадаченно сказал д'Марья. — Там же сейчас начнутся эти… изменения?

— Именно поэтому, — сдержанно произнес Бастурмин. Д'Марья бросил взгляд на таймер.

— Осталось сто шестьдесят две секунды, майор, — сказал он. — Мы никак не успеем. Даже если бы очень захотели.

Лицо Бастурмина дернулось.

— Тогда надо идти на четвертую планету системы, — ровным голосом сказал он.

— О как, — удивился д'Марья. — Это зачем же?

— Только там… — начал было майор, но его перебил Мальцев:

— Командир! Посмотрите!..

Д'Марья повернулся к консоли и увидел на экранах внешнего обзора (Мальцев дал на мониторы увеличенную картинку), как в атмосфере Фрейи, быстро увеличиваясь в размерах, набухая и вырастая, пробивается наверх бешено крутящаяся воронка — смерч, или дыра… или вход в туннель: черный мутный глаз урагана. Казалось, воронка тянулась прямо к «Ред Алерту», пожирая по дороге облака и самый воздух, но это уже была игра воображения; самый воздух, вся атмосфера планеты стала стремительно мутнеть, будто огромный печальный глаз затянулся бельмом, белесым с черными прожилками, похожими на мертвые сосуды, по которым давно не текла кровь…

— Что это?.. — услышал д'Марья чей-то голос и не понял чей.

— Похоже, в этом месте в атмосферу вошел американец, — задумчиво, почти равнодушно произнес Ямада.

Д'Марья продолжал смотреть на мониторы: воронка остановилась в своем продвижении, она стремительно бледнела, мутнела и вдруг неожиданно пропала, словно некий мучимый голодом монстр судорожно захлопнул пасть, отчаявшись ухватить добычу.

Атмосфера стала обретать прежнюю текучесть. Черные прожилки пропали, на робкой лазури завиднелись лохматые пятна облачных зарослей.

Д'Марья поймал себя на том, что перевел дух.

Он повернулся к майору. Тот, вытянув шею, смотрел на экраны.

— Вы, наверное, хотели, чтобы с нами произошло нечто подобное? — ровным голосом спросил д'Марья.

— Ничего-то вы не понимаете, — с мучительной досадой сказал майор и добавил, будто спохватившись: — Но еще не поздно туда попасть, товарищ капитан-полковник…

— Хорошо, — согласился д'Марья. — Я действительно ничего не понимаю. Но я надеюсь, что вы нам все объясните.

— Да, — как-то вяло произнес майор. — Я вам объясню. Он заговорил.

Во время рассказа Бастурмина д'Марья несколько раз ловил себя на том, что у него появляется ощущение нереальности, невероятности происходящего, словно бы он спит, и слушает во сне, и даже ходит — как лунатик, вытянув вперед руки, но глядя на себя со стороны… и в то же время он ни на секунду не усомнился даже не в правдивости слов майора, а в том, что все оно так и есть на самом деле. — во всяком случае, поначалу: а потом Бастурмин заговорил все быстрее и быстрее, стал похож не то на дервиша, каких д'Марья видел в марсианских шиитских поселениях, не то просто на сумасшедшего, точнее, на юродивого: странный майор вещал, шептал, говорил, пытался проповедовать, одновременно раскаиваясь в собственных словах и в совершенных ранее поступках, грустил и смеялся, стараясь поделиться печалью и радостью с другими…

56
{"b":"40863","o":1}