ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кукла затворника
Собор Парижской Богоматери. Париж (сборник)
Трофей императора
Алиса Селезнёва в заповеднике сказок
Сок сельдерея. Природный эликсир энергии и здоровья
Шоколадный дедушка. Тайна старого сундука
Аромат счастья сильнее в дождь
Страна сказок. Путеводитель для настоящего книгообнимателя
Убийство Командора. Книга 1. Возникновение замысла
A
A

К этому моменту уже можно увидеть, что существует неписанное правило, касающееся отношений. Все группы тем или иным путем понимают, какие эго состояния им позволено выражать в определенной ситуации. Это понимание имеет силу контракта. Каждый, кто нарушает контракт, выражая неправильное эго состояние, законно подвергается осуждению в виде кличек, или же, если нарушение грубое -- исключению из отношений.

Чтобы ясно объяснить, о чем ведется речь, мы можем определить отношение как продолжающуюся последовательность трансакций между двумя или более людьми, или даже между различными их эго состояниями, что может быть представлено рисунком на доске. Если человек, использующий слово "отношение" не способен нарисовать убедительную диаграмму, не стоит разбираться! с вопросом дальше, поскольку нет способа выяснить точно, что он имеет в виду.

Уважение

Следующий вид отношений, который мы затронем, называется уважение. Это еще одно отношение на уровне Взрослый-Взрослый, и оно основано на прямом разговоре и на выполнении семейных, профессиональных и социальных контрактов без оправданий, уверток или частных оговорок. Прямой разговор возможен благодаря надежности, а выполнение контрактов идет от взаимных обязательств. Надежность и обязательства вместе добавляются к доверию, и доверие -- это то, что возбуждает уважение -- это нечто, что начинается очень рано в детстве, если оно вообще когда-нибудь начинается.

Ребенок, как мы уже сказали, является во многих отношениях лучшей частью личности. Это полная энтузиазма, творческая, спонтанная часть личности, часть, которая делает женщин очаровательными, а мужчин остроумными и веселыми. Это также часть, которая получает удовольствие от природы и людей. К несчастью, для того, чтобы он мог жить в мире, необходимо, чтобы Ребенок был обуздан и испорчен Родительскими и Взрослыми влияниями. Например: он должен научиться не разбрасывать с энтузиазмом еду по всему столу и не мочиться творчески на людях* он должен также научиться не пересекать улицу спонтанно, но посмотреть вокруг, прежде чем он это сделает. Если слишком много ограничений ведут к замешательству, тогда Ребенок становится совсем неспособным нравиться себе вообще.

Одно из самых ценных качеств Ребенка -- это его проницательность. Работа Взрослого узнавать факты об окружении, в особенности физическом окружении: как водить машину и почему надо платить долги, и когда вызывать доктора, -- информацию, которая может быть необходимой для выживания во взрослом мире. Выживание Ребенка, однако, зависит от людей, поэтому он озабочен ими главным образом: кому он может доверять, за кем он наблюдает, кто будет с ним хорош, а кто собирается ударить или пренебречь им. Дети понимают людей много лучше, чем взрослые, включая хорошо тренированных взрослых, которые изучают человеческое поведение. Эти профессионалы лишь выучивают заново нечто, что они некогда знали, но независимо от того, как старательно они учатся, они никогда не становятся такими же хорошими психиатрами или психологами, какими они были во время своего раннего детства.

Причиной этого является то, что большинство родителей побуждают детей не быть чересчур чуткими и не смотреть на людей прямо, чтобы понять, что они собираются делать, потому что это считается грубым. От них ждут, чтобы они составляли мнение о людях с помощью своих Взрослых вместо прочувствования их с помощью Ребенка. Большинство детей, включая тех, кто намеревается быть психиатрами и психологами, следуют этим инструкциям, а затем проводят пять или десять лет в колледже и иногда следующие пять в терапевтических группах или у психоаналитика, все для того, чтобы получить обратно 50 процентов той способности оценивать людей, которую они имели в возрасте четырех лет.

Но ребенок по-прежнему здесь, хотя он может говорить не достаточно громко и ясно, и это именно он, кто решает лучше всего, достоин или нет кто-то доверия. Доверие идет от Ребенка, уважение от Взрослого с разрешения Ребенка. Уважение означает, что Ребенок наблюдает кого-то и решает, что он достоин доверия. Ребенок тогда говорит Взрослому: "Вперед. Ты можешь доверять ему. Я буду наблюдать за ситуацией и заново ее время от времени оценивать". Взрослый тогда переводит это в отношение уважения и ведет себя соотвественно. Иногда, однако, вмешивается Родитель. Ребенок и Взрослый могут оба быть готовы идти вперед, и тут Родитель вносит предубежденное возражение: "Как ты можешь доверять человеку с длинными волосами?" или "Как ты можешь доверять толстой женщине?" Для Ребенка, конечно, длинные волосы или толщина не имеют ничего общего с тем, достоин человек доверия или нет, он горазео охотнее будет с длинноволосым мужчиной или толстой женщиной, которые любят его, чем с которотковолосым мужчиной или тонкой женщиной, которые не любят. Ничто так не нарушает интуицию Ребенка, как Родительские предрассудки.

Первая ситуация доверия возникает между младенцем и его матерью, когда ее надежность и обязательность проверяются в кормлении его. Его выживание зависит от этого, и его отношение к жизни и людям зависит от того, как это осуществляется.

Если его кормят по требованию, он подает сигнал своим голодным криком. Если она приходит, когда он зовет, она надежна. Если она приносит молоко немногим позже, она обязательна. Но если она медлит прежде чем прийти, и оставляет его одного с едой, он никогда не научается доверять ей. Это не есть недоверие, которое представляет собой обманутое доверие* это отсутствие доверия, отсутствие чего-то, чего никогда не было.

Если его кормят по расписанию, например, каждые четыре часа, ситуация отличается. Большинство младенцев, по-видимому, имеют биологические часы, возможно, те же самые, что некоторые взрослые используют, когда они решают встать в 7.15 и просыпаются точно в 7.15. Ребенок заводит свои часы на четыре часа и ждет, что мать будет тут как тут, когда раздастся сигнал, и покормит его вскоре после этого. Если она делает и то, и другое, он доверяет ей. Если она не делает ни того, ни другого, -- не доверяет.

В обоих случаях, по мере того, как он становится старше, он готов принимать все более и более длинные отсрочки, а еще позже даже исключения, при условии, что их не очень много. Но в случае, когда их слишком много, он либо никогда не узнает, что такое доверие, либо научается доверию. Главное в том, что он ждет от нее не только надежности, когда она приходит вовремя, но и обязательности, когда она приносит еду сразу или вскоре после того, как приходит. Вполне возможно, что его собственная достойность доверия будет повторять ее: он может быть надежным и обязательным, или одно, но не другое. Для младенца это значит, что его мать будет на месте, (надежность) и будет делать то, что он от нее ждет (обязательность). Позднее он будет ожидать от людей,что они будут присылать известие, если намереваются опоздать (надежность), и будут выполнять свои контракты, когда приходят (обязательность). Он может извинить ненадежность, если обязательность все же остается, и он может извинить недостаток обязательности, если надежность имеет место, и то и другое с чувством протеста, но он вряд ли будет доверять кому бы то ни было, кто не является ни надежным, ни обязательным.

4
{"b":"40865","o":1}