ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот как ненамеренное разоблачение тайны происходит. Давайте предположим, что миссис С делают операцию брюшной полости, чтобы выяснить причину ее болей, и хирург обнаруживает угрожающую опухоль, которая станет фатальной в течение нескольких месяцев. Для того, чтобы избавить ее от страданий, все решаются сделать вид, что у нее нечто менее серьезное; несмотря на то, что они продолжают держать ее в госпитале. Она очень встревожена и хочет знать, вынесен ей смертный приговор или нет. Но она одновременно очень боится его, поэтому она может задавать вопросы, но не слишком настаивать на получении прямых ответов. Она может быть не готова встать лицом к лицу с проблемами, которые из них возникают. Несмотря на это, она действительно хочет знать, выживет ли она.

В то время как ее Взрослый избегает открытого ответа, ее Ребенок тайно прикладывает все усилия, чтобы получить его, и наблюдает поведение людей очень очень внимательно, чтобы получить какие-либо ключи к разгадке. Заметив однажды, что люди смеются не так, как прежде, она начинает это проверять. Люди, которые были раньше безудержно веселыми, могут и сейчас допускать небольшие шалости, создавая видимость, что все в порядке, но они будут ограничивать их так, чтобы они уже не были безудержными. Бодрость доктора может отличаться от его отношения до операции или от его манеры поведения с другими пациентами. Озабоченный священник может перестать говорить даже "официально разрешенные шутки" о священниках и раввинах, о святом Питере и т.п. В результате миссис С. ежедневно может схватить дюжину примеров смеха, который стараются смягчить, или смеха, внезапно оборванного, и чрезвычайно скоро она уже знает, что ее дела очень плохи, и она знает, что с ней.

В подобных случаях "проявление заботы" может казаться удовлетворительным для человека, который ее проявляет, но из-за ее вымученности такая забота работает не слишком хорошо. На деле "проявление заботы" как способ обращения с раковыми пациентами в течение длительного периода изнуряет как персонал, так и пациентов, и не приносит пользы ни тем, ни другим. Если пациентов рассматривают как умирающих людей, то отделение для раковых больных превращается в мрачное заведение, именуемое обычно "Дом для неизлечимых" с неписанным девизом над дверью: "Чего вы ждете от человека, который умирает от рака?" Если же с другой стороны, к ним относиться как к "очень живым, уважающим себя взрослым человеческим существам", то девиз превращается в следующее: "Что мы можем сделать для вас сегодня?" и сестры и доктора делаются живыми также как и пациенты.

Это крайний пример того, в чем заключается разница между "проявлением заботы" и чувством привязанности.

Истинная привязанность найдет помощь или будет полезной, когда это необходимо, и проявит заботу в критические моменты. Но когда "осуществление заботы" предшествует размышлению, оно может принести больше вреда, чем пользы, независимо от того, является забота подлинной или нет. Твердое убеждение "Я забочусь", (сказанное громко или одновременно написанное) более эффективно, чем произвольные усилия выглядеть серьезным. Одна из причин для этого осторожного обсуждения заключается в том, что в то время, как Родитель и Взрослый могут в действительности быть озабоченными, Ребенок обычно испытывает другое отношение, несмотря на то, что сам находится в опасности. Вследствие такой амбивалентности "чувство заботы" не должно становиться поводом для гордости или самодовольства как это часто бывает.

В более мягких ситуациях, если человек получает привязанность, это позволяет ему смеяться над своими трудностями, но если он становится предметом заботы, он принужден выглядеть серьезным, чтобы оставить своих помощников удовлетворенными.

Включение

До сих пор в нашей погоне за отношениями мы побывали во многих различных комнатах: в рабочей комнате, в комнате для собраний, в яслях, в школе и в больничной палате. Теперь мы продолжим наши изыскания в спальне. Включение совпадает с буквальным смыслом этого слова: правильное лицо (т.е. то, которое нужно, -- прим. перев.) нажимает на включатель, и весь человек загорается, от глаз к мозгу и вниз через грудь и живот, и еще ниже также. Нет классовых или Родительских предрассудков, обрезающих провода, и нет рациональных или Взрослых предосторожностей, выкручивающих пробки. Один только Ребенок загорается, и это либо происходит, либо нет. Это очень сходно с тем, что происходит во время импринтинга с птицами 8. Это скорее чувственный, нежели личностный ответ, и он является в основном визуальным. Другие чувства могут вносить свою лепту, он может также расцвечиваться мечтами и усиливаться за счет предыдущих разочарований, однако всплеск узнавания почти всегда идет от зрения.

В случае импринтинга молодая птица будет включаться на визуальный образ определенной формы и цвета и отвечать на объект, который может быть простым куском картона, так, как если бы это была ее мать. Тут нет места ни решению, ни свободному выбору; она включается определенным стимулом и отвечает автоматически. Стимул может быть всегда лишь силуэтом, однако эффект будет полным. Подобным же образом, столкнувшись с включателем, многие люди должны оставить иллюзию, что их чувства имеют смысл и вытекают из их жизни, поскольку они представляют автоматический ответ, могущий идти в разрез с Родительским или Взрослым предпочтением или логикой, как это тяжелым путем выяснил герой.

Способность возбуждать этот ответ есть то, что всегда искали открыватели киноталантов, и в прежние времена ее называли многими именами, начиная от "Оно" до "Сексуальная привлекательность", сексуальной привлекательностью она и является.

Фетишизм представляет собой специальный вид включения, в котором мужчина получает толчок от определенной части женского тела или от каких-либо женских личных принадлежностей: волос или лент, рук или перчаток, ног или туфлей. Эти части тела или женские вещи называются некоторым "символическим замещением любимого человека". Гораздо более правдоподобно, что они являются импринтингами раннего детства, обусловленными событиями, которые произошли как раз в правильный момент и при правильных обстоятельствах, для того, чтобы вызвать долговременную связь. Фетишизм очень трудно лечить частично или главным образом вследствие того, что мало кто из фетишистов хочет быть вылеченным. Многие из них испытывают такое же потрясение от вида или прикосновения или запаха их фетиша как наркоман от своего героина или metedrin. Перспектива отказаться от этих глубоких волнений для откровенной страсти имеет для них мало привлекательности за исключением случаев, когда их фетиш настолько выходит из ряда вон, что это навлекает на них серьезные неприятности.

6
{"b":"40865","o":1}