ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Охота на засидках, сравнительно малодобычливая, интересна в первую очередь для охотника наблюдателя и любителя природы. Она дает возможность наблюдать зайца в естественно природной обстановке, на кормежке и одновременно любоваться лунной ночью (темной ночью эта охота, понятно, невозможна).

Охота на засидках производится глубокой зимой, когда русак в поисках корма "жмется" ближе к селениям, в частности к сенным сараям, около которых он подбирает сенную труху.

Прежде чем отправиться на засидку, охотник определяет тот сарай (или стог сена), который особенно усердно посещается зайцами. Это устанавливается обычно по следам.

Некоторые охотники пользуются при этом и способом приваживания зайцев к тому и.яи иному определенному месту, подкладывая приманку: листья и кочерыжки капусты, мелкий клевер и т. п. Зайцы будут неизменно посещать это место.

Отправляться на засидку надо как можно раньше - на закате солнца: заяц, проголодавшийся за день, выходит на жировку сразу же, как наступят сумерки.

Рис. 6. Маньчжурский заяц

Непременное условие на этой охоте - полная неподвижность охотника.

Выбор места тоже, разумеется, много способствует успеху охоты садиться лучше всего или в сарае, или у сенного стога, и притом так, чтобы фигура охотника оставалась незаметной.

Поскольку выстрел при зыбком лунном свете довольно труден, выцеливать зайца надо тщательно, выбирая "позицию" с таким расчетом, чтобы луна находилась сзади охотника.

Прочие охоты на зайцев. Существует немало и других охот на зайцев. Наиболее древняя из них - охота с борзыми, пышно процветавшая еще в Киевской Руси и отраженная в многочисленных и блестящих литературных памятниках.

Эта "потеха", полная удали, смелости и щегольства, отличалась своеобразной красотой и имела определенное значение в деле подготовки воинов-кавалеристов.

Нельзя спокойно думать об "отъезжм поле" - уже в самих этих словах заключена поэзия, - об охотниках на конях, о борзых, "мотающих" на угонках резвого, матерого русака...

Сцены псовой охоты в "Войне и мире" Л. Н. Толстого и в "Записках мелкотравчатого" Е. Э. Дриянского нельзя перечитывать хладнокровно - они волнуют до глубины души, как волнуют старых моряков шумные паруса, полные ветра и солнца.

А сколько теплого охотничьего чувства, удивительной словесной свежести и музыкального ритма в наших классических стихах, посвященных псовой охоте:

Вчера зарей впервые у крыльца

Вечерний дождь звездами начал стынуть.

Пора седлать проворного донца

И звонкий рог за плечи перекинуть!..

(А. Фет)

Сумрачно, скучно светает заря.

Пахнет листвою и мокрыми гумнами.

Воют и тянут за рогом псаря

Гончие сворами шумными.

Тянут, стихают - и тонут следы

В темном тумане. Людская чуть курится.

Сонно в осиннике квохчут дрозды.

Чаща и дремлет и хмурится.

И до печальных вечерних огней

В море туманных лесов, за долинами,

Будет стонать все скучней и скучней

Рог голосами звериными.

(Ив. Бунин)

Псовая охота, как может быть никакая другая, требовала огромного предварительного труда, разностороннего опыта и тончайших, знаний, касающихся повадок зверей.

Но эту охоту никак нельзя считать "барской": она создавалась и проводилась выжлятниками, борзятниками, доезжачими, стремянными, ловчими, проявлявшими лри этом и острую смекалку, и превосходную изобретательность, и стремительную удаль. Прекрасная организация и внешний блеск псовой охоты были обусловлены трудом крепостных. Однако плоды этого труда присваивались, как и во всем прочем, помещиками.

На псовых охотах использовались одновременно и борзые и гончие. Стая гончих "набрасывалась" в тот или иной отъем или остров, а верховые охотники, держа на сворках борзых, заранее занимали лазы, где мог пролезть зверь.

Травил зверя тот из охотников, на чей лаз он попадал. Гончие, выставившие зверя в поле, возвращались выжлятниками обратно в остров.

Помимо больших (так называемых комплексных) охот, практиковались и более скромные - в наездку, когда несколько борзятников шеренгой - примерно в 150 шагах друг от друга - выезжали в поле, "прохлопывая" наиболее типичные для зайца (или лисицы) места.

Охотники, имевшие не больше десятка борзых и охотившиеся, за отсутствием гончих, "на хлопки", назывались "мелкотравчатыми".

Псовая охота в той или иной форме распространена в южных (степных) районах нашей страны и в настоящее время.

Этой охотой занимаются и военные, и колхозные, и отдельные городские охотники. Там где имеется возможность, советские псовые охотники охотятся, как и в старину, на лошадях; там, где лошадей нет, охота производится пешим порядком: охотник, стоя на лазу с борзыми, дожидается поднятого зверя.

Возрождение псовой охоты в новых условиях влечет за собой, естественно, и возрождение славы русской борзой собаки.

Чистокровных и чистопородных борзых у нас осталось, к сожалению, немного - они находятся, главным образом, в питомнике в гор. Энгельсе, Саратовской области, - и современные псовые охотники глубоко озабочены как сохранением старых пород борзых, так и разведением новых (в частности длинношерстных и короткошерстных, культивируемых в Тамбовской области).

Надо пожелать, чтобы слава русской борзой возродилась в ее полном блеске и чтобы великолепная псовая охота развивалась у нас все шире и шире.

...Еще более древней, нежели псовая, является охота на зайцев с ловчими птицами. Она и до сих пор сохранилась в привольных и беспредельных степях юга и юго-востока.

Наиболее выносливой, сильной и ловкой среди ловчих птиц считается беркут.

Охотники выезжают верхом, держа беркута на руке, одетой в кожаную рукавицу и опирающейся - из-за тяжести птицы - на особую подставку.

Глаза беркута закрываются колпачком: лишь только взбужен заяц колпачок немедленно снимается. Беркут легко и быстро берет зайца, и там, где зайцев много, охота протекает весело и приносит немалую добычу.

В богатых заячьих угодьях охотятся еще при помощи облавы, устраиваемой очень просто: цепь загонщиков шумно "прочесывает" определенный участок леса, направляясь к линии стрелков. Наиболее добычлива такая облава в те ледяные и звонкие дни, которые выпадают иногда в исходе осени, перед снегом. На такой облаве под ружье попадают нередко и золотистые выкуневшие (вылинявшие) лисицы, и черно-синий крепкокрылый тетерев.

Охота нагоном отличается от облавного способа тем, что охотник становится на номер в таком месте, которое определяется как верный и точный лаз (переход) зверя.

Охота нагоном производится и по черной, и по белой тропе. Осенью выбор участка для охоты подсказывается возможностью лежки русака или беляка в данном месте, зимой - отсутствием в этом месте выходного следа.

Нагоном - и осенью и зимой - удобнее охотиться на русака: русачьи дневки в открытом поле нащупываются значительно легче, нежели дневки беляка в лесу.

На охоте нагоном участвуют всего несколько человек (от двух до пяти), в то время как для облавы необходима многочисленная группа загонщиков ("кричан").

Некоторые из упомянутых здесь способов охоты на зайцев (нагоном, облавой) в наше время практически почти не применяются. Другие - с ловчими птицами, на засидках, в узёрку - не имеют массового характера.

Как уже упомянуто, самой массовой и самой любимой охотой остается ружейная охота на зайцев с гончими.

Охота на зайцев неразрывно сочетается с чудесными страницами Толстого и Дриянского, Тургенева и Некрасова, Фета и Бунина, с картинами Перова и Прянишникова, Степанова и Кившенко, Кончаловского и Савицкого.

Она вызывает в памяти родные лесные и полевые просторы, звенит переливами страстного гона и печальными зовами рога...

Тургенев, очень любивший оперу Вебера "Волшебный стрелок", писал когда-то: "Вебер не последний музыкант, которого вдохновит поэзия охоты..." [См. статью И. С. Тургенева о "Записках ружейного охотника Оренбургской губернии" С. Т. Аксакова]

8
{"b":"40875","o":1}