ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Свиридов отошел от карты, на которой была видна, схема операции, положил указку.

- Буквально несколько слов. - Осадчий поднялся. - Хочу вас предупредить, товарищи: по маршруту движения отряда, имеются бандпособники. Операция должна быть проведена в обстановке глубокой тайны. Передвижение отряда только ночью и в пешем порядке. Проводники из местных жителей подобраны...

В бункере при свете лампы Клим Рогозный и Гук склонились над картой.

- Засады и посты, - Рогозный показал на карте, - выставить вот здесь. Это позволит нам в случае чего благополучно унести ноги. В доме иметь три человека - в резерве.

- Маловато людей, - сказал Гук.

- Всех под гребенку, милок, - отрезал Рогоэный. - Вход в стодолу охранять одним часовым, здесь должен быть самый преданный человек. С дальних подступов наладить информацию через связников.

- Разумею, - сказал Гук.

- Как быть с оружием? - Рогоэный задумался. - Народ соберется горячий...

- Я предусмотрел, - ответил Гук. - Рядом с часовым будет стоять пирамида.

- На виду?

- Нет, там есть сарайчик.

- Договорились! - Клим жестом дал понять, что разговор окончен.

Поздно вечером Сушенцов в полевой форме, вооруженный пистолетом, забежал на квартиру.

- Сопим потихоньку? - Он поцеловал спящего Гришутку.

- Скажи, Илья, это опасно? - Зося с тревогой смотрела на мужа. Неужели не будет этому конца?

- Ну, что ты? - Сушенцов ободряюще улыбнулся, - Не волнуйся, все будет в норме!

- Береги себя, Илюша, ради нас. - Зося тяжело вздохнула.

- Успокойся, Зосенька! - сказал Сушенцов, стараясь не поддаваться настроению, поцеловал жену и вышел.

Ночь. Перед, зданием штаба пограничного отряда - четыре грузовые машины с пограничниками и несколькими лицами в гражданском готовы к выезду.

- Вперед! - подал команду Сушенцов и занял место с водителем в первой машине.

Колонна выехала за ворота.

Ранним утром шел отряд пограничников по лесным тропам, преодолевал заросли, овраги.

Прогибался под тяжестью солдат висячий мост над пропастью...

Мелькали в кустах фигуры гражданских лиц с оружием, офицеров, бойцов-пограничников, среди которых и Садыков.

Сушенцов возбужден, его лицо мокро от пота, из-под фуражки спадает на лоб прядь волос.

Горы. Лесное ущелье. Небольшой деревянный дом.

В зарослях журчал ручей. У ручья набирал воду Жар. Рядом с ним, отгоняя веткой комаров, стоял Дубовой.

- Ну, как там наши старики? - поинтересовался Жар.

- Ты думал че? Ждут - не дождутся! - ответил Дубовой, продолжая размахивать веткой. - Твой брат не промах... Подобрал тебе красотку с гарантией... Из Киева заманил...

- Ну-у-у? - удивился Жар. - Не сестру Марии?

- Ты че, догадался?

- Он мне давно говорил: на Западе будем с сестрами... Ну, ты меня и обрадовал... Как она, говори? Какая из себя?

- Что значит - какая?

- Ну, фигура и прочее.

- Фигура - м-м! А ножки че? Загляденье!

- Ни с кем не якшалась?

- Ты че, чистый младенец - не подступишься.

- А ты откуда знаешь? - Жар сверкнул глазами.

- Зна-а-а-ю! - сказал Дубовой, пощупав щеку, на которой еще видны были следы ногтей Галины.

В домике за деревянным столом, сколоченным на скорую руку, сидели Тур, Мирон, мужчина средних лет в полувоенной форме офицера старой польской армии (он представлял здесь армию крайову), представитель оуновских формирований, действующих на территории Польши.

Откинувшись на спинку стула, докуривал сигарету Хельмар.

Дверь домика отворилась. На пороге появился Жар с ведром.

- Прошу сядать, - пригласил представитель армии крайовой.

Жар поставил ведро в углу и уселся рядом с Мироном.

- Вернемся к нашему разговору, - Хельмар кивнул Туру. - Продолжайте!

- Я думаю, из оуновских организаций в Западной Украине нет более авторитетного руководителя, - сказал Тур. - Конечно, это мое личное мнение, но на Клима Рогозного можно делать самую высокую ставку.

- Может, послушаем Мирона? - внес предложение представитель оуновцев.

- Обязательно, - согласился Хельмар и спросил: - А как вы думаете?

- О вашем деле я ничего не вем, - сказал Мирон. - Но думаю, раз вы за него крепко взялись, значит, оно того заслуживает. Хочу сказать только, я испытываю уважение к человеку, с которым вы собираетесь работать. Рогозный может все!

- Мне приятно это слышать от вас, - удовлетворенно сказал Хельмар. Это совпадает с нашими оценками... Речь идет о серьезных вещах, о большой политике. - Американец говорил медленно, старательно произносил. каждое слово. - Вся сложность заключается в том, что мы пока не можем противостоять коммунизму во всем мире... Поэтому Америка решила сосредоточить свои усилия в Европе... А без разведки, которая стара, как мир, сами понимаете... Кстати, я этой старухе служу около двадцати, лет... Верно служу! Не буду скрывать, на нас сейчас работают бывшие гитлеровские генералы. А они в разведке асы... Надежды и на. вас большие: и армия крайова, и оуновские организации Украины и Польши - все должны помочь нам расставить разведывательную сеть не только против Советов, но и против стран восточнее Эльбы... Как видите, игра стоит свеч, - закончил американец.

- Господин Хельмар! - обратился представитель армии крайовой, посмотрев на часы. - Через два часа наша группа сопровождения ждет вас.

- Прекрасно, - сказал Хельмар. - Как условились, она сопровождает до границы?

- Да, потом будет ждать в условленном месте... А мы займемся маршрутом Чехословакия - Мюнхен.

- Прекрасно!

- Не лучше ли обойтись без сопровождения? - Тур обратился к представителю армии крайовой. - Много людей - много шуму.

- Местные условия лучше нас никто не знает, - ответил тот.

- Может быть, Тур прав? - спросил Хельмар.

- Подумаем! По крайней мере, в горах без нас вам не обойтись.

Сквозь молодой ельник пробивались первые лучи солнца.

Пограничники на привале... Одни курили, другие открывали консервные банки, нарезали хлеб, завтракали.

Садыков прислонился к дереву и с любопытством наблюдал вокруг.

С небольшой группой офицеров и людей в штатском стоял озабоченный Сушенцов, держа карту на полевой сумке.

- Вот это карусель, - сказал он. - До хутора, не ближний свет, а времени в обрез...

Садыков увидел еле заметный провод, который тянулся от дерева, где стоял майор Сушенцов.

- Товарищ майор! - тревожно крикнул Садыков. - Стой на место!

- Чего шумишь? - спросил Сушенцов и подался поближе к проводу.

- Ой, шайтан, остановись! - Садыков подбежал к майору. - Ты что, глаза слепой? Посмотри!

Сушенцов глянул на провод, улыбнулся:

- Ну и Садыков! Острый глаз, как у горного орла.

Тот вытирал с лица пот.

Один из офицеров подал знак отойти всем подальше, а сам аккуратно расчистил финкой землю, вытащил самодельную мину.

- Сколько их? - спросил Сушенцов.

- Пять человек, - ответил офицер.

- Днем один на часах, - вмешался человек в гражданском. - Остальные в доме.

- Ночью?

- Ночью несут службу все. Обойти хутор невозможно. Засекут. За горой я одном километре второй пост.

- Как хозяин? - задал вопрос Сушенцов.

- Кулак, - ответил человек в гражданском. - Даром и пальцем не пошевелит.

- Завтра, - сказал Сушенцов, - второе сентября, день, ради которого вся затея. Сегодня в светлое время, выставив боевое охранение, отдыхаем. Маскировка и еще раз маскировка! Ночью идем в направлении хутора Бунив. Здесь, - майор указал карандашом на карте, - находится пост противника. Снимаем его и расчищаем дорогу. Постом займусь сам. Затем по моему сигналу, скрытно, броском выдвигаемся к месту сборища оуновцев. Кровь из носу, а в одиннадцать должны быть там! Я со своей группой захватываю бандитов. А вы, товарищ капитан, - обратился Сушенцов к офицеру Иванову, - в ста метрах занимаете круговую оборону для возможной встречи с охранением.

14
{"b":"40879","o":1}