ЛитМир - Электронная Библиотека

Серия «Отражения» целиком посвящена теме перемещений и путешествий во времени и пространстве. Герои книг в силу стечения обстоятельств попадают в иные измерения и эпохи. Что ждет их там: беда или счастье, горе или радость? Все зависит от способности героев противостоять трудностям и опасностям. А также от ума, мудрости, хитрости, изворотливости. И, наконец, просто от удачи.

Чтобы заслужить улыбку Фортуны, надо приложить массу усилий и не бояться рисковать жизнью. Своей и чужой.

От автора

Для реализации данного проекта были сделаны следующие предположения фантастического характера. Первое – к двадцатым годам XXI века Россия еще существует как единая держава. В пределах прежних границ. Второе – общая ситуация в стране нормализовалась относительно начала века.

Пожалуй, и все. Остальное – вещи более или менее реальные. Их воплощение в жизнь вполне вероятно в ближайшие десятилетия. В чем вы сможете убедиться сами.

Итак, к делу…

Услышать эхо

…Бескрайняя выжженная солнцем степь. Чахлая травка, припадающая к сухой, изрытой трещинами и выбоинами земле. Раскаленный, лишенный влаги воздух с трудом проходит в легкие, царапая по пути нёбо. На небе ни облачка, светило, мерно плывя в самом зените, безнаказанно бьет лучами по всему живому.

По выбитой в траве копытами, колесами телег и ногами путников дороге ехал рыцарь. Под темно-зеленым плащом, что укрывает его от палящих лучей, видна длинная кольчуга, усиленная литым нагрудником и коваными наплечниками. На ногах разбитые поцарапанные сапоги, наполовину скрытые стальными поножами. Руки от запястий до локтей закрывают наручи. На голове стальной шлем с бармицей.

Поперек седла лежит большое копье с упором для руки. Наконечник давно не точен и побит ржавчиной. На рожоне следы крови. За спиной всадника два больших мешка. Из одного выглядывает край круглого щита. Краска с него давно слетела, обнажив темно-серое дерево, стянутое по периметру широкой полосой железа. Видны отметины ударов, широкие царапины и заусенцы.

На левом боку рыцаря висит меч в вытертых до блеска ножнах. Справа – топорик и длинный кинжал.

Вид у рыцаря усталый, взгляд потухший. На загорелом и худом лице маска из пыли, прорезанная дорожками стекающего со лба пота.

Конь – здоровенный битюг гнедой масти, – как и всадник, здорово устал. Голова чуть ли не ниже холки, ноги ступают тяжко, покрытый пылью роскошный хвост изредка шевелится, отгоняя мух. Из-под седла стекает тоненькая струйка крови – натерло до крови, но конь притерпелся к боли, не реагирует.

Дорога пошла вверх, забирая на холм. С него открывается вид на небольшую, но довольно густую рощицу. Слева от рощи течет речушка, а справа – курганы, покрытые зеленью.

Скользнув взглядом по деревьям, всадник едва слышно вздохнул и разлепил спекшиеся губы.

– Ну вот и Дотервиль… Доехали наконец-то, Гнедок. Отдохнем…

Конь, услышав голос и учуяв приближение воды, приподнял голову и тоже вздохнул. Совсем как человек.

Рыцарь чуть повеселел и дернул повод. Роща – конечный пункт его долгого пути. После всего пережитого, после долгих дней скитаний, после схваток и боев можно перевести дух, покинуть седло, снять опостылевшие доспехи, стащить насквозь промокшую толстую вязаную рубашку и смыть с себя грязь, пот и кровь. Квест позади. Теперь отдых…

Пошевелив онемевшей рукой, что удерживала копье, рыцарь поднял глаза к небу. Полдень. Он прибыл сюда чуть раньше срока, имея в запасе около часа. Это хорошо – запас, пусть даже маленький, никогда не помешает.

…Конь преодолел половину пути от холма до рощи, а рыцарь, стянув латную перчатку, уже расстегивал ремень шлема, когда от ближайшего кургана вдруг отделилась большая тень и стремительными прыжками понеслась наперерез всаднику…

Это был дракон. Самый обычный дракон, какие здесь еще встречаются, хотя и не в таких количествах, как раньше. Вопреки распространенному мнению вовсе не кровожадное чудовище, похищающее девиц и сжирающее целые деревни. Просто зверь, один из древних ящеров, что наперекор всем катаклизмам дожил до этих времен.

И все же он был опасен. Как и все крупные хищники. Так что рассчитывать на мирный исход дела глупо.

Рыцарь подхватил копье еще в тот миг, когда глаза заметили мелькнувший у кургана силуэт. Левая рука намертво зажала повод, удерживая коня на месте. Гнедок хоть и выдрессированный скакун, но может испугаться.

Схватка за пять минут до долгожданного отдыха – вещь малоприятная. Но дракон времени на приведение себя в порядок не даст. Так что тянуть нечего, надо атаковать. Причем как можно быстрее. Скорость, маневр и точный удар – единственный способ победить зверя.

Рыцарь потянул повод, заставляя коня взять вправо. Дракон ждал метрах в двадцати, широко расставив ноги и чуть пригнув шипастую голову к земле.

«Они не могут вертеть головой, – вспоминал рыцарь наставления по борьбе с драконами. – Из-за костяных наростов на шее. Потому и поворачиваются всем телом. А относительно длинная шея на самом деле неуязвимая часть тела. Сплошь броня – копьем не прошибешь. Бить надо под переднюю левую ногу. Там нет защиты. Наконечник может достать сердце…»

Он все сдавал и сдавал вправо. Дракон противно шипел, открывая широкую, усеянную острыми зубами пасть. Глаза, налитые кровью, неотрывно следили за всадником. Кончик хвоста бил по земле, поднимая пыль и сшибая траву.

В драконе опасно все. Челюсти, которыми он перекусывает лошадь, когти передних лап, способные разорвать кожаный доспех как тряпку. Хвост, хоть и имеющий очень малый радиус действия, но замертво укладывающий человека с одного удара. Но более всего опасен огонь, что вырывается из пасти.

Рыцарь отлично знал и никогда не забывал – струя огня бьет максимум на пятнадцать метров. Но по-настоящему опасным является отрезок от пяти до двенадцати метров.

Конечно, дракон плюет не огнем, у него не топка внутри. Пламя – реакция взаимодействия кислорода и азота с метаном и какой-то еще дрянью, что накапливается в чреве зверя.

Дракон отрыгивает порцию смеси, причем выпускает ее под высоким давлением, регулируя силу и длительность струи мышцами шеи. Смесь вылетает из пасти, а вспыхивает через полсекунды, в нескольких метрах от зверя. В противном случае она бы сожгла его самого.

Струя толщиной в голову человека бьет на полтора десятка метров. Собственно огонь не так страшен. Страшна смесь. Тем, что оседает на поверхности, как бы прилипая к ней и прожигая насквозь. На последние два-три метра смеси уже не хватает, там только пламя.

Порцию дракон выпускает за две-три секунды. Потом накапливает новый заряд где-то пару-тройку минут. В это время и надо атаковать.

…Конь, удерживаемый крепкой рукой, все же норовил убежать. Приближаться к зверю он не хотел. Рыцарь прилагал изрядное усилие, чтобы направить верного скакуна в нужную сторону. Видя, что дракон начал сближение, рыцарь дал шпоры коню и заставил того двигаться быстрее. Они все забирали и забирали вправо.

Дракон вдруг просел, ударяя телом о землю, и разинул пасть. Раздался хриплый рев, переходящий в клекот.

– Вперед, Гнедок! – выкрикнул рыцарь, подстегивая коня голосом и шпорами. – Быстрее!

Ударом о землю дракон как бы взбалтывал смесь в чреве, готовя ее к применению. А ревом прочищал горло. И в любой миг из его пасти может…

Струя ударила в тот миг, когда рыцарь в очередной раз пришпорил коня. Это их и спасло. Пламя прошло впритирку с задними ногами скакуна, чуть опалив шкуру. Гнедок так прыгнул вперед, что всадник едва не выронил копье. Левая рука совершила полувзмах, возвращая на место щит. Пламя еще не истончилось до конца, а рыцарь уже вскрикнул:

– Вперед, Гнедок! Вперед!

Конь прыгнул еще раз, заходя сбоку. Дракон после «залпа» двигался чуть медленнее и не успел довернуть корпус. Рыцарь вновь пришпорил Гнедка и выставил копье наперевес. И хотя места для настоящего разгона не было, удар получился неплохим. Лезвие довольно легко пропороло толстую шкуру и, не встретив препятствия, пошло в глубь тела.

1
{"b":"409","o":1}