ЛитМир - Электронная Библиотека

Трофимов позволил себе легкую улыбку. Сделав паузу, отхлебнул из бокала с зеленым чаем.

– Щеглов приступит к заданию завтра. Сначала поездка в Коломну, наем на работу в детективное агентство Макарова. Затем вояж на Байкал, в парк «Фантазии». Кстати, Глеб был рад, когда я предложил взять с собой сына.

– А Навруцкий?

– Он приступит чуть позже. Нельзя им одновременно появляться. Все же не исключен вариант утечки информации из нашего министерства.

Раскотин сидел в низком кресле, держа бокал в левой руке. Правой он изредка потирал щеку – старая привычка после ранения. Едва заметный шрам – метка двадцатишестилетней давности, когда молодой лейтенант принимал участие в боевых действиях в Чечне. Войне, затянувшейся аж до двенадцатого года.

– Их встреча на игре более чем вероятна. Особенно если они успешно преодолеют первые этапы.

– Да. Но оба действуют по легенде и знают, что сказать друг другу.

– Навруцкий не поверит точно.

– Думаю, это уже не будет иметь значения, – вновь улыбнулся полковник.

– Что по другим направлениям?

– Мы зафиксировали отгрузку левой партии аппаратуры, но доказать это пока не можем. Наша агентура на Байкале и в Анапе ничего особенного не обнаружила. Зарубежные источники тоже молчат. Если противник и ведет какую-то деятельность, то очень осторожно. И концы в воду прячет профессионально. Что позволяет говорить о наличии в их рядах хороших специалистов.

– Что ж. – Раскотин допил чай, поставил бокал на низкий столик. – У нас нет иного выхода, как опередить их. Так что нам двоим предстоит большая работа. Которую надо проводить одновременно с основной деятельностью. Чтобы никто ничего не заметил.

– Вдвоем? – чуть повысил голос Трофимов. – А Коновалов?

– А Коновалов обеспечивает прикрытие. Чтобы наша родная контора не ставила палки в колеса. Он же займется контактами с «соседями». Ибо рано или поздно, но придется на них выходить. Если деятельность Щеглова и Навруцкого или других источников принесет результаты. Кстати… что ты там говорил о Навруцком?

– Что? А, да! Я обратил внимание, как повел себя Денис в конце встречи. Его странный вопрос о моих действиях в случае его отказа, интонация… Показалось, что он думал, будто я что-то знаю о нем. А может, я и не прав…

– То есть он опасался, что у нас есть на него компромат? Для шантажа? – уточнил генерал, быстро уловивший суть дела.

– Вроде того. После возвращения от него я вновь проверил досье Дениса. Но там чисто. Все мало-мальски важные моменты отражены.

– Возможно, мы чего-то и правда не знаем, – задумчиво произнес Раскотин. – В любом случае его испуг пошел нам на пользу. А ты посмотри еще. Не исключено, он где-то оставил след.

– След чего?

Раскотин улыбнулся и потер щеку.

– След своего отражения…

5

– …Папа, а ведь гномы и эльфы не настоящие, правда?

– Нет, сынок, не настоящие. Это киберы.

– Они очень похожи на живых…

– Их специально так сделали. Тебе нравится?

– Да. А их можно потрогать?

– Ну-у… не знаю…

– Трогать можно, – вмешался в разговор смотритель парка в светло-синей форме с большим фирменным знаком корпорации на левой стороне груди. – А вот залезать на него не стоит.

Глеб улыбнулся и подмигнул сыну.

– Слышал? Трогать можно. А кататься ты больше на папе привык. Верно?

– Ага.

Сын Глеба семилетний Коля (или Николка, как звали его дома и в школе) смущенно кивнул и робко подошел к стоящему в нескольких метрах роботу-гному. Кибер, одетый, как служитель, в светло-синий костюм, приветливо улыбался, махал руками, глядя своими темно-серыми глазами на проходивших мимо родителей с детьми, и произносил одну и ту же фразу:

– Добро пожаловать в наш парк «Фантазия», друзья! Мы рады вас видеть!

Николка подошел к гному, поднял руку и осторожно дотронулся до гнома. Тот не обратил на него внимания, повторяя слова и раздвигая губы в большой, несколько уродливой улыбке.

– Ой! – Коля отдернул руку и повернулся к отцу. – Он теплый! И как живой!

– Конечно! – подтвердил служитель, переводя взгляд с ребенка на отца. – Их температура тела равна тридцати семи градусам. Практически как у человека. Это простая кибер-модель. У нее только одна функция – зазывала.

– Ясно. – Глеб посмотрел вперед, где в двух десятках шагов и начинался, собственно, парк «Фантазия». – А у вас есть какие-нибудь путеводители по парку? Программки там…

Служитель кивнул.

– Что же вы не взяли их у касс?

– Да как-то забыли.

– Ничего. Вот стенд. Выбирайте любые. План парка, список аттракционов, залы и поля для игр, кафетерии, рестораны, зоны отдыха…

Сделав шаг назад, служитель вытащил из стопки красочно оформленных проспектов довольно внушительных размеров книжицу и подал ее Глебу.

– Отдыхайте на здоровье.

– Спасибо.

Глеб взял карту и позвал сына.

– Коля, пошли.

Второй визит Трофимова к Щеглову был более успешен. Пришедший в себя и протрезвевший Глеб встретил бывшего командира весьма радушно. Показал только что выстроенный дом, накрыл богатый стол на веранде. Извинился за прошлый раз.

Трофимов про себя порадовался, что был прав относительно Глеба: тот сам пришел в норму, и довольно быстро.

Разговор вышел долгим. Щеглов охотно поведал о себе, сам спрашивал Трофимова о делах, о сослуживцах. Не утаил развода с женой. Судя по виду, переживал Глеб сильно. И до сих пор не разлюбил ее.

Предложение полковника принял почти сразу. Признался, что сидеть в новом доме одному сейчас невмоготу. И чем занять себя, не знал. Указания выслушал внимательно, задал уточняющие вопросы. Информацию о гонораре принял равнодушно. Ему было не до денег.

– …Начни с посещения байкальского парка, – предложил полковник. – Съезди посмотри. Можешь даже сына взять. Это будет кстати. И тебе прикрытие, и пацан развлечется.

– Оксана не позволит, – угрюмо бросил Глеб. – Она и так с неохотой отпускает сына со мной.

– Ничего. Это я беру на себя. Я так понимаю, женщина она нормальная. Должна сообразить, что отрывать сына от отца глупо и недальновидно.

– Хорошо бы, – обрадовался Глеб. – Только… я его-то не подставлю?

– Никоим образом, – успокоил его Трофимов. – Знаешь, сколько семей ежедневно посещают парк? И сколько людей решают принять участие в той или иной игре именно в эти посещения?

– Так это простые игры. Квесты там или миссии. А на настоящую игру из разряда большого пула мало кто так приходит. К ним ведь готовятся чуть ли не годами.

– Верно. Но не совсем. Уверяю, масса народу, поддавшись сиюминутному импульсу или желанию, решает принять участие в игре. Потом половина дает задний ход. Заплатив небольшой штраф.

– Понятно… – протянул Глеб. – Тогда без проблем.

– Ну и отлично. Сделаем так. Ты пока съезди в Коломну, оформи наем на работу в детективное агентство. А я поговорю с твоей женой. А уж после мы обговорим подробности твоего задания.

* * *

…Через день, когда были улажены и утрясены все проблемы, оформлены все документы, а обрадованный Глеб поговорил по телефону с женой (полковник сдержал слово и добился ее разрешения на поездку с ребенком), Трофимов подробно и тщательно объяснял детали операции.

– Не скажу, что у тебя большие шансы на успех, – говорил Трофимов. – Но мы должны использовать все возможности. Главное – не увлекайся. Играй, выигрывай, а остальное – попутно.

Щеглов был опытным разведчиком, схватывал все на лету. Лишних вопросов не задавал, на недомолвки полковника не обращал внимания, правильно истолковывая их. И только в конце, когда Трофимов уже уходил, спросил:

– Я единственный, кто будет внутри «Фантазии»?

Трофимов чуть помедлил, потом, глядя в глаза Щеглову, сказал:

– Один. У нас не так много людей, на которых мы можем рассчитывать. И почти нет специально подготовленных.

12
{"b":"409","o":1}