ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, я там никого не встречу?

«Никогда Глеб не был дураком. Но говорить ему все равно нельзя. Пока нельзя…»

– Из наших никого. Если только случайно. «Фантазию» часто посещают военные. И действующие, и отставники.

– Понял… Все сделаем, командир.

…Через два часа после захода в парк сын основательно вымотал Глеба. Мальчишка, впервые попавший в самую настоящую сказку, тянул отца то в одну сторону, то в другую. И на живую Бабу-Ягу посмотреть, и с лешим поздороваться, и попробовать стрельнуть из лука в тире, которым заведовал эльф, и поглазеть на диковинных зверей в секторе сказочных существ.

А когда дошли до сектора доисторических животных, Николка и вовсе дышать перестал. Пожирал взглядом тираннозавра, бронтозавра, разнокалиберных динозавров, раскрыв рот, следил за гигантскими обитателями воды.

Глеб тоже увлекся представлением. В карте было написано, что все обитатели сектора – полные копии реальных обитателей Земли, воссозданные с помощью генной технологии и биоконструирования. Конечно, абсолютно безопасные.

Вокруг охали, ахали, визжали от восторга по меньшей мере еще сотни три детишек в возрасте от трех до двенадцати лет. Да и взрослые смотрели на чудовищ с интересом.

Как прикинул Глеб, одновременно в парке находились не меньше десяти тысяч человек. А то и больше. Поражали масштаб и размах «Фантазии». И умелая организация всего действа. Предусмотрено все до мелочей. Даже детская комната с воспитателями – эльфами, гномами, домовыми, другими сказочными персонажами. Детвору нельзя было оттащить от них. Сотни игровых комнат и залов, где каждый мог найти занятие по душе.

Дети бегали наперегонки с чебурашкой, катались на крокодиле Гене, летали (на высоте трех метров) в ступе с Бабой-Ягой.

Те, кто повзрослей, сражались на мечах с рыцарями, троллями, стреляли из арбалетов вместе с Робин Гудом, примеряли доспехи древних воинов.

Их отцы, старшие братья и дяди азартно палили из винтовок и пистолетов, посмеиваясь, примеряли по руке мечи, копья, показывали богатырскую силу в поединках с орками и гоблинами. Или плавали рядом с акулами, ихтиозаврами, ныряя на глубину, где лежали остатки древних галер и трирем.

Здесь было сделано все, чтобы каждый гость нашел себе развлечение по душе и по силе.

Походив по парку и посмотрев по сторонам, Глеб уже не путал робота-служителя или сказочного персонажа с переодетыми артистами. Первые были запрограммированы под определенные задачи, их запас слов, движений, улыбок, оскалов строго ограничен. Артисты больше импровизировали, выходили за территорию аттракционов, чаще общались с гостями.

И все же роботы, они же кибер-модели, сильно походили на людей. Отличить от человека с расстояния нескольких метров довольно сложно. Кожный покров, температура тела, глаза, походка, мимика настоящие.

Глеб увидел сотни три киберов и био-копий. Даже специально подошел к огромной туше тираннозавра, чтобы осмотреть его получше. Доисторический гигант замер, пасть, минуту назад исторгшая приглушенный рык, сомкнулась.

Глеб дотронулся до ноги гиганта. Оценил мощь мускулов. Это была био-копия – полное подобие гигантского ящера, созданное из органических компонентов, идентичных настоящим. В голове у него электронный чип управления. А в глазах или рядом с ними, несомненно, спрятаны видеокамеры и сенсоры.

Глеб хлопнул по ноге тираннозавра.

– Красавец.

И поймал внимательный взгляд одного из служителей парка. Молодой парень – гид и смотритель – стоял в десятке метров от загона с гигантом, наблюдая за происходящим.

«Выслеживает», – хмыкнул Глеб и тут же отбросил мысль. Нельзя всех подозревать в помощи заговорщикам. Он вылез из загона, махнул рукой сыну, восторженно смотревшему за отцом, и опять покосился на гида.

Обойти весь парк пешком было нереально. Он тянулся на двадцать километров и имел общую площадь почти четыреста квадратных километров. Для доставки посетителей в нужное место использовали небольшие автобусы, специальную железную дорогу с красочно оформленными вагончиками и катера.

Тут же, на территории парка, были четыре гостиницы, где приехавшие издалека гости могли отдохнуть. Еще десятка три гостиниц стояли неподалеку от «Фантазии». Они не пустовали даже зимой.

Через три часа после приезда Глеб с сыном сделали перерыв на обед. И оправились в «Сказочное кафе». Здесь официантами и барменами были те же лешие, домовые, кикиморы.

Николка, еще не отошедший от огромного количества впечатлений, с удовольствием уплетал блины с икрой и вареньем и фирменную окрошку. Его взгляд скользил по сторонам, следя за происходящим вокруг.

– Ешь, не крути головой! – усмехнулся Глеб. – Устал?

– Не-а! – набитым ртом промычал мальчик. – Па, а мы в аттракционах участвовать будем?

– А ты разве не участвовал? Кто Бабу-Ягу на ступе обогнал? И кто ножом едва в нос эльфу не угодил?

– А ты? Ты разве не будешь? Тут столько игр для взрослых!

Глеб хмыкнул, покрутил головой. Сыну не терпелось увидеть папу в деле. Ведь он самый сильный, самый умелый и вообще самый-самый. Малыш еще не вышел из того возраста, когда отец был непререкаемым авторитетом во всем. И примером для подражания.

– Вот пообедаем, все съедим!.. – Глеб сделал ударение на последних словах, видя, что Николка уже отодвигает тарелку с окрошкой. – Сил наберемся, тогда и решим, где ее применить. Понял?

– Ага!

Тарелка вмиг перекочевала обратно, а расписная деревянная ложка замелькала со скоростью пропеллера.

– На мечах, па! И с луком!.. И против двух орков попробуй! Класс!

– Жуй молча! – давя улыбку, сказал Глеб. – А я пока посмотрю по карте, где это.

Мальчик примолк и стал наворачивать окрошку еще быстрее. Его сжигало вполне понятное нетерпение…

Сектор реал-миссий и квестов находился в другой части парка. Глеб с сыном поехали туда на поезде. Небольшой, почти игрушечный паровозик, поплевывая дымом, довольно быстро покатил пять расписных вагончиков по узкоколейке через рощу, искусственное озеро и тоннель.

Сидевшие в вагоне дети восторженно шумели, тыкая пальцами во все стороны и требуя, чтобы родители непременно смотрели именно туда. Правда, детей в поезде было не так много. Многие родители оставили их в прежнем секторе под присмотром воспитателей. Все же игры детей и взрослых существенно различались.

Пока ехали, Глеб вспоминал все, что знал об играх для взрослых, и теперь прикидывал, с чего начать.

…Существовало несколько категорий игр. Первая – для посетителей, захотевших размяться, попробовать свои силы, показать удаль перед близкими. Это были схватки на холодном оружии с троллями, орками, лешими, чугайстырями и прочей нечистью. Кибер-модели, выступавшие в роли нечисти, имели на вооружении мечи, копья, топоры и ножи из модифицированной пластмассы, немногим уступавшей металлу по твердости.

Игрока одевали в доспехи, давали настоящее оружие и выпускали в павильон, оформленный в зависимости от темы игры. Киберы, запрограммированные на самый низкий уровень сложности, сражались с игроками. Нанести сколько-нибудь серьезную травму человеку они не могли. Впрочем, игроки заранее подписывали контракт, где было специально оговорено, что корпорация не несет ответственности в случае увечья. За всю историю «Фантазии» серьезных травм не зафиксировано.

К этой же категории относились игры на тему других эпох. Можно было стать мушкетером, корсаром, солдатом Наполеона, армии любой страны мира. И испытать себя в бою с киберами – одним или несколькими. Оружие игроков стреляло специальными пластиковыми пулями. А оружие киберов – пулями с краской.

Вторая категория – реал-миссии. Небольшие игры, где игроку надо было выполнить несколько заданий. Ему противостояли от трех до полутора десятков противников. В зависимости от темы игры это могли быть эльфы, гномы, орки, водяные. Либо драконы, василиски. И если первые – кибер-модели, то вторые – био-копии. Ими управляли дистанционно. Обычно такая игра занимала два-три часа.

13
{"b":"409","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Призрак
Знаки ночи
Когда говорит сердце
Мальчик из джунглей
Ирландское сердце
Луна-парк
Скандал у озера
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Пророчество Паладина. Негодяйка