ЛитМир - Электронная Библиотека

– И потом. Вам просто необходимо пройти какую-нибудь миссию. Страховые компании, работающие с нами, могут заломить просто гигантскую сумму страховки. Они очень не любят новичков в большом пуле.

– И что за миссии?

– Желательно квест…

– Я не хочу тратить несколько дней на такую игру.

– Ну, тогда действительно обычная миссия.

Дэн взял паузу, размышляя, как быть. Создавать прецедент не стоило. Полковник просил не привлекать к себе особого внимания, тем более до игры. С другой стороны, тратить время на беготню в преддверии большой игры не было.

– Ладно, – решился он. – Сделаем так. Вы оформляете заявку и допускаете меня до отборочного цикла. А я за сегодняшний день пройду пару реал-миссий. Это ведь пойдет в зачет?

– Да, да. Пойдет.

– Ну и отлично. Когда их пройду, загляну к вам. И мы закончим оформление.

Секретарь поспешно кивнул. Странный этот парень. Взгляд мрачный, лицо неподвижное, глаза… холодные. Не наркоман ли? Хотя по внешнему виду не похоже. Впрочем, наркомана медкомиссия сразу вычислит.

– Я не думаю, что вы сумеете пройти за один день две миссии. Это довольно утомительно. Особенно если выберете миссии на тему зачетных игр. С присутствием чудовищ, нелюдей и магов…

Дэн поднял на него взгляд, дернул краем губ.

– Разберемся. Вы готовьте заявку. До вечера.

Ответные слова секретарь произносил уже в пустоту…

Он выбирал игры в алфавитном порядке, не вникая в подробности и условия. Главное, чтобы они шли в разряде большого пула. Без огнестрельного оружия, техники и прочих штучек, коих не сыскать в средневековье. Остальное не важно.

Сектор реал-миссий был в семи километрах от четвертого сектора, и Дэн вновь сел в автобус. Когда шел на остановку, на глаза попалась та девчонка из автобуса. Несомненно, и она его увидела, даже улыбнулась, но Дэн не повел и глазом. Потом. Все развлечения потом.

Он ощутил внутри себя заряд злости. Неведомо на кого. А безадресная злость бывает стократ сильнее любой другой. И сейчас надо было либо загасить ее в корне, либо излить. На кого-то. Наиболее подходящими объектами были кибер-модели и био-копии. Тем более они для этого и предназначены.

Где-то через полчаса после визита в отдел регистрации он уже проходил медосмотр и получал наставления от распорядителя игры. Аппаратура зафиксировала давление сто двадцать на восемьдесят и пульс пятьдесят два. А медик, немолодой опытный психолог, констатировал признаки сильного душевного волнения. Но дал добро на участие в игре. Ведь сюда приезжали и те, у кого были нелады в личной жизни…

…На секторном диспетчерском пункте, как всегда, царило деловое оживление. Около сотни видеомониторов разной величины, еще полсотни компьютерных экранов, семьдесят операторов, два дежурных распорядителя, руководитель сектора, его помощники, медики, техники, ассистенты…

Все они следили за сектором в целом и за игроками, проходящими реал-миссии, конкретно. Каждый игрок был под наблюдением как минимум двух человек. И если происходило что-то внештатное, выходящее за рамки планируемого, следовала немедленная реакция наблюдателей. Потому и не бывало в «Фантазии» крупных неприятностей и происшествий, что все было под контролем. А ведь еще работали группы обеспечения, наблюдения и поддержки в каждом игровом зале…

– …Уровень два. Зал одиннадцать. Реал-миссия «Катакомбы». Одиночная. Игрок прошел первую треть пути и выходит на поверхность. Скорость прохождения высокая. Крайне высокая. «Уничтожены» четыре кибера и два бионика.

Биониками сокращенно называли био-копии чудовищ и существ. Для простоты и удобства названия.

Руководитель сектора внимательно следил за высоким игроком в темно-сером костюме, поверх которого была надета кольчуга. Хорошая кольчуга, по легенде игры – сделанная гномами. Такой доспех новичок получить просто так не мог. Только если сделал что-то особенное во время предварительной проверки.

Этот игрок на проверке бросил все десять ножей точно в мишень. Причем делал это не только стоя, но и в падении, с разворота, лежа. Далеко не каждый опытный игрок мог похвастать подобным результатом.

Потому и наблюдали за ним не только оператор, медик и распорядитель.

Была еще причина следить за игроком столь внимательно. Необычная тактика действий. Руководитель сектора сотни раз видел, как проходили эту миссию. Кто-то шел крайне медленно и осторожно. Кто-то бежал сломя голову. А кто-то шел рваным темпом. Но все они играли. Действовали в рамках миссии. Представляли себя участниками шоу. Отсюда и слова, и жесты, и мимика. Это выходило непроизвольно и выглядело довольно забавно.

Этот же игрок шел так, словно спешил. Нет, не выиграть. А сыграть. Будто были у него дела, а миссию он проходил по необходимости, вынужденно.

Но при этом не проигрывал. Двух гномов, вставших на его пути после спуска по веревке в пещеру, зарубил быстро и эффективно, показав отменную технику владения шпагой и кинжалом. Причем второго гнома добил ногой. Именно добил, а не пнул. Оператор еще вскрикнул от удивления, явственно различив на лице игрока гримасу злобы.

Потом при выходе из лабиринта игрок столкнулся с орком. По условиям игры, тот стерег выход, но за плату мог пропустить и подсказать путь наверх. Правда, игроку надо было решить, что отдавать. Некоторых это вводило в замешательство.

Этот игрок не стал тратить время на размышления. Двумя ударами он свалил орка на пол, поднес шпагу к горлу и потребовал сказать, куда идти. Кибер, запрограммированный на определенный сценарий, несколько секунд молчал. За это время игрок сломал ему руку и распорол живот. Оператор игры, опешивший от такой картины, быстро дал сигнал киберу ответить. Но еще больше удивило другое – получив сведения от покалеченного орка, игрок добил его. Прихватил его плащ и пошел дальше. После этого руководитель сектора не спускал с игрока глаз. Тот явно был не в себе. Странно, что медик его пропустил. Псих какой-то…

На диспетчерском пункте было много людей, давно работавших в корпорации. Медики, техники, декораторы, постановщики, за эти годы поднаторевшие во многом. А вот профессиональный военный, хорошо знакомый со старинной военной техникой, оружием и тактикой, был один. Подполковник в отставке, ветеран какого-то локального конфликта, историк по образованию, любивший холодное оружие.

Он и стал экспертом в этом направлении. Его мнение было главным при принятии какого-либо решения относительно оружия, тактики боя и рисунка военных эпизодов игр.

Подполковник тоже следил за игрой. И когда все удивленно ахали и качали головами, он только кивал и что-то бормотал под нос. Он не сказал ни слова, даже когда игрок, отбив нападение трех гномов при выходе из катакомб, каждого добил и вытащил у них ножи.

Игра должна была закончиться схваткой у ручья, где следовало отмыть захваченный мешок от глины и прочитать на нем контрольное слово. Слово следовало повторить возле старого дуба. Тогда открылась бы дверь, и игрок покинул поле.

Однако все вышло иначе. Игрок не пошел к ручью. Он перерезал артерию на руке поверженного гнома и его кровью (кровезаменитель, идентичный натуральному продукту) омыл мешок. От такого варварства у всех присутствующих вырвался единый вздох изумления.

А подполковник впервые подал голос:

– Так. Все верно.

Руководитель сектора резко повернулся к нему и, чуть заикаясь, спросил:

– Верно? Я не ослышался? Что тут верного? Этот… этот живодер…

– Не так громко, Павел, – чуть поморщился подполковник. – Я не вижу в этом ничего выходящего за рамки здравого смысла.

– Да? А как тогда расценить его действия?

– Как крайне рациональные и взвешенные.

Видя, что руководитель готов вспылить, он пояснил:

– Этот парень идет быстро, четко, рационально. И все его действия укладываются в одну схему – меньше лишних движений, больше эффективности.

– А кровь-то ему зачем?

20
{"b":"409","o":1}