ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Опыт «социального экстремиста»
Я, мой убийца и Джек-потрошитель
Метро 2035. За ледяными облаками
Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью
Бури над Реналлоном
Марта и фантастический дирижабль
Шаги Командора
Округ Форд (сборник)
Бывшие «сёстры». Зачем разжигают ненависть к России в бывших республиках СССР?

«Тут не подступиться, – вздохнул полковник. – Учтем данные и будем ждать новых донесений. Артемов „Ребус“ должен вот-вот найти информаторов внутри парков. Что тоже не гарантирует получение нужных сведений. Пока мы проигрываем противнику. Что там у парней? Дэн начал внедрение. Как Глеб? Не перебегал, случаем?..»

В выбранных лично им в качестве агентов парней он верил. Знал, на что они способны. Но знал также, что самый опытный и умелый специалист иногда пролетает в простейшей ситуации.

«Впрочем, у нас все на волоске висит. И операция, и секретность, и надежность. Так что нечего над парнями причитать – выкрутятся. Они в Таджикистане уцелели. В ядерном пекле. А уж тут проскочат…»

Трофимов почувствовал, что начинает успокаивать себя, и резко оборвал мысль. Этого еще не хватало. Нельзя сейчас волноваться. Нельзя позволять эмоциям брать верх. Нужен трезвый холодный расчет. А не судорожное дерганье. Работать надо…

За пределами России. Без точных координат

– …Вы все время твердите «работать надо, работать!..». Но как, скажите, работать, если эта неопределенность буквально висит над головой!

– Неопределенность в чем?

– Во всем. Как мы можем быть уверены, что нам на пятки не наступает чья-нибудь служба безопасности? Что мы не на крючке того же ФБР, КГБ или кого-то еще?

– Откуда у вас такие мысли?

– Но мы ведь работаем совершенно открыто. У нас нет ни своей службы безопасности, ни охраны.

– Верно. Нет. Только поэтому мы до сих пор не обнаружены.

– …!!!..

– Не понимаете? Жаль. А тут все просто. Сразу видно, что вы никогда не занимались этими вопросами.

– Мне и своих дел хватает.

– Полностью с вами согласен. Финансы, денежные потоки, банковские операции, проводка средств – в этом вы король. Вот и занимайтесь своим делом. А о безопасности позвольте думать тем, кому надо.

– Но я сомневаюсь…

– Напрасно. Я же сказал – у нас все под контролем.

– Но…

– Хорошо. Я потрачу несколько минут, чтобы кое-что объяснить вам и успокоить. Надеюсь, моим словам вы верите?

– Д-да.

– Отлично. Тогда слушайте. Любая система безопасности, будь то охрана, разведка или контрразведка, как жестко регламентированная служба требует организации. Структуры! Вертикаль подчинения, штаты, расписания, инструкции, арсеналы, наконец. Я не говорю сейчас о людях, специалистах, профессионалах… А о том, что любая, подчеркиваю – любая! – структура рано или поздно обнаруживается. Ее засекают, распознают и… начинают с ней работать.

– Что это значит?

– Работать? Искать информацию, вербовать людей, засылать шпионов. Расшатывать снаружи и изнутри. Запомните: ни одна служба безопасности государственного или частного порядка не смогла обеспечить собственную неуязвимость. Даже такие титаны, как КГБ, ЦРУ, ФБР, Моссад… О них знает каждая собака, их деятельность под пристальным вниманием конкурентов. Их людей периодически вычисляют и обнаруживают.

– Но они до сих пор работают…

– Верно. Потому что за каждой из них стоит государство.

– Но есть тайные организации…

– Есть. То же ГРУ русских. Была тайной… какое-то время. Или взять частную структуру – масоны. Тайная ложа, строжайшая иерархия, четкая вертикаль. И что? Сильно им это помогло? Вижу, у вас больше нет аргументов? Любая из вышеназванных структур существовала или существует вне зависимости от известности, проблем с секретностью или противодействием конкурентов. Им это, конечно, мешает, но не в той мере, чтобы свернуть работу.

– Вот видите…

– Постойте. Я не закончил. Они могут себе позволить жить под светом прожектора. Мы – нет. Если хоть кто-то заподозрит, что мы существуем, – нам конец. Причем в прямом смысле слова. Если хоть кто-то догадается, что мы имеем и что делаем, это будет катастрофа. Ни накачанные здоровяки охраны, ни многомудрые виртуозы тайной войны, ни частная армия не помогут. По нам нанесут такой удар, что не останется ничего!

– Э-э…

– У нас есть единственный шанс скрыть свое существование и довести работу до конца. Не светить себя. Не высовывать носа. Наша сила – в невидимости. В отсутствии команды, структуры. Каждый из нас занимается своим основным делом – бизнесом, работой… А плюс к этому выполняет кое-какие задания. В результате на поверхность ничего не всплывает.

– Но перевозки, грузы, поставки…

– Защищены своей легальностью. Обоснованностью. Прикрыты десятками бумаг, договоров, контрактов, уведомлений, отчетов, налоговых деклараций. Бумаги лучше всякой охраны защищают все от взоров любопытных. Ни у кого не возникает и тени подозрения. У нас мощнейшее прикрытие в виде… сами знаете чего.

– А как же… э-э… эксцессы?

– Вы о?..

– Да.

– И тут все сделано в лучшем виде. Мы никоим образом не причастны к этому. Работали посторонние люди, нанятые посторонними заказчиками. Никто и никогда не припишет это нам.

– Ну, раз вы так уверены…

– На все сто! Иначе быть не может. Иначе бы давно уже уносили ноги в лучшем случае.

– А в худшем?

– Ну-у… Вы сами знаете, что попадать в чужие руки нам нельзя. Живыми.

– Да-да, понимаю.

– Ну и отлично. Думаю, я успокоил вас.

– Да. Я действительно не понимаю во всех этих… играх.

– Ничего. Каждый делает свое дело, а вместе мы приближаем долгожданный момент избавления от всех проблем.

– Спасибо вам, коллега…

– Не за что. Рад, что помог. Всегда к вашим услугам.

Через три часа на одном из горных курортов; открытая площадка обозрения

– …Он волнуется. Нервы у него явно сдают.

– Ничего. Бывает. Поддержи его, успокой.

– Уже. Кстати, волнуется не он один. Так что я не впервые выступаю в роли утирателя носов.

– Что ж, если иначе нельзя… надеюсь, работать от этого они хуже не стали?

– Нет. Сопли развозят, но дело делают.

– И то хорошо. А что их так тревожит?

– Риск засветиться. Страх, что в последний момент накроют.

– Иногда их стоит припугнуть. Чтобы сидели тихо и не высовывали нос.

– Да. Но в чем-то он прав. Совсем без прикрытия мы не можем.

– Ну, ты-то отлично знаешь, что совсем без прикрытия мы не остались.

– Ты имеешь в виду наших людей в территориальных органах и налоговых управлениях?

– А также в Интерполе.

– О них, конечно, знаю…

– На нас работают несколько профессионалов высокого уровня. Их ты тоже знаешь.

– Но они заняты… в другом месте.

– Что не мешает им присматривать за остальным. Они осуществляют общий контроль, и как видишь, пока этого хватает. Лишь бы никто из партнеров не совершил ошибку.

– Они ведут себя осторожно, из графика не выбиваются.

– Вот именно. Не выбиваются. Не порют горячку, не спешат и не допускают истерик. И всем надо помнить – мы получим свое, только если будем идти к цели небольшим шажками, осторожно, без рывков и дерганий. Как говорят военные – тихой сапой. Чтобы никто ничего не заметил.

– Хороший девиз. Его бы еще инвесторы использовали. А то все случаи засветки происходят из-за них.

– Что делать! Они вкладывают деньги и считают, что могут позволить себе быть над законом. В принципе это верно. Только не надо кричать о сем на каждом углу.

– Им нужен видимый результат, и немедленно.

– Вот именно – видимый! И осязаемый. Впрочем, имея такие деньги, они могут позволить себе и не такое.

– Когда же мы позволим себе?..

– Когда? Самый «бедный» наш инвестор имеет восемь миллиардов. Я пока только подбираюсь к ста миллионам. А ты?

– Мне еще далеко до такого.

– Видишь! Поэтому наши аппетиты должны соизмеряться с возможностями. Ничего, как только проект заработает, мы сразу увеличим капиталы в пять-шесть раз. А до тех пор не выходим из тени. И терпим взбрыкивания инвесторов.

– Кстати, ведь подчищают за ними некие парни…

– Нанятые не нами, со стороны. Никаких концов, никаких ниточек к нам. Этот клубок не размотать.

23
{"b":"409","o":1}