ЛитМир - Электронная Библиотека

«Хватит вроде, – подумал он спустя десяток минут, глядя на уставленный тарелками сервировочный столик. – А вот из спиртного… Что выставить?»

Насколько помнил Дэн, Трофимов не брезговал водкой, коньяком и «мартини». Ладно, что захочет, то и достанем.

Музыкальный центр, запрограммированный на поиск новостей и отсеивание рекламы, то и дело выдавал короткие сообщения разных станций, ожидая команды «стоп».

Дэн успел узнать результаты последнего тура чемпионата по футболу, услышать сводку криминальных новостей столицы за три дня и порадоваться, что о его «деле» ничего сказано не было. Либо милиция еще не нашла трупы, либо, что более вероятно, просто не заострила на этом внимание.

Потом пошли новости политики, культуры, светская хроника. Дэн слушал вполуха, не давая команды центру. Он все пытался направить мысли в определенную сторону – подумать о причине приезда Трофимова, – но не смог себя заставить. Полная апатия и нежелание напрягать голову.

Дэн заканчивал приготовление закуски, когда голос диктора, льющийся из динамиков, вдруг выдал:

– …Сегодня, семнадцатого июля две тысячи двадцать второго года, отмечается восьмая годовщина начала боевых действий на территории Таджикистана. В этот день части экспедиционного корпуса были переброшены на двести первую базу российских войск. Тем самым было положено начало войны с вторгшимися со стороны Афганистана отрядами исламского движения «Единство»…

Дэн опустил нож и замер, слушая сообщение.

– …Напомним слушателям, что боевые действия продлились до февраля двадцать четвертого года, когда территория Таджикистана была полностью очищена от остатков банд исламских боевиков. До сих пор специальные команды МЧС России продолжают отслеживать радиационную обстановку на границе Таджикистана и Афганистана, а также проводят дезактивацию территории…

Дэн машинально отметил некоторую неточность в словах диктора. Остатки засевших в горах банд были уничтожены в течение двух месяцев после ядерных ударов. А вот приграничные территории Афганистана действительно чистили до февраля. Уж слишком много там было складов с оружием, техникой, продовольствием и прочим снаряжением.

Дэн не очень любил вспоминать те события. Скачки по горам в защитных костюмах, ночной холод и дневную жару, ожесточенное сопротивление боевиков, усталость, злость и голод. И гибель сослуживцев…

– Эту операцию по праву считают одной из лучших и наиболее успешных со времен войны в Афганистане…

Последние слова вызвали усмешку. Как всегда, официальная точка зрения сильно отличалась от реального положения дел. Впрочем, редко кто готов признать свои ошибки при ведении боевых действий. Что Россия, что Америка, что Израиль.

На самом деле все было не так гладко, как описывают. Дэн отлично помнил малоприятные подробности войны, которую сейчас принято именовать «боевой операцией», «локальным конфликтом».

Хотя по сравнению с другими «конфликтами» в этот раз все было организовано и сделано довольно неплохо.

«…Не юбилей ли хочет отпраздновать Трофимов? – усмехнулся про себя Дэн. – Правда, дата не круглая… Черт его знает!»

Строить догадки было лень.

Дэн бросил оценивающий взгляд на столик, потом посмотрел на часы. Вот-вот должен подъехать гость.

Интуиция, которая у Дэна была неплохо развита, подсказывала, что ничего хорошего от визита бывшего командира ждать не стоит. Но сейчас, в этом состоянии, он готов выслушать кого угодно и что угодно. Лишь бы заполнить пустоту в голове и в душе, что пугала сильнее всего.

Цифры на табло часов показывали половину первого, когда звонок домофона возвестил о приходе гостя. Точно в указанный срок…

4

Бывший командир взвода изменился мало. Все так же строен, подтянут, чисто выбрит. И стрижка прежняя – спортивная. Вот только одеваться стал иначе.

Дэн видел его в «гражданке» всего несколько раз. Трофимов предпочитал обычную одежду – джинсы, кожа, лен, хлопок. Стиль под девизом – просто, удобно, функционально. А теперь на нем светло-серая пара, кипельно-белая рубашка и галстук. Заколка для галстука золотая. На ногах легкие мокасины. Эдакий мачо. Судя по небрежности, с которой взводный двигался, наряд этот ему привычен.

Правда, не по погоде одет. На улице жара, а тут пиджак и галстук. С чего бы это?

Трофимов тоже с интересом смотрел на Дэна. Бывший подчиненный, отчаянный разведчик, его заместитель, сохранил отличную форму. Раздался в плечах. Вот только взгляд у него потухший, равнодушный. Изобразил улыбку при виде гостя и тут же вернул унылое выражение. Плохо ему, сразу видно.

– Здравствуй, Денис, – первым нарушил молчание Трофимов.

– Здравствуй, командир. – Дэн отшагнул в сторону, кивнул. – Проходи.

Трофимов прошел по коридору, с любопытством рассматривая квартиру. Неплохо устроился бывший сержант. Просторная гостиная, спальня, еще одна комната – рабочий кабинет или детская. Кухня просто огромная. В ванной джакузи.

– Куда прикажешь?

– В гостиную. Там прохладнее.

– Можно и на кухне. У тебя такие апартаменты – взвод можно усадить.

– Зачем же? – хмыкнул Дэн. – На кухне в таком костюме делать нечего. Ты не со светского раута ко мне?

– Не совсем. – Трофимов уловил насмешку в голосе Дэна, ответил в тон ему. – Это, можно сказать, рабочая одежда.

Денис пожал плечами.

– Присаживайся.

Трофимов сел на диван, бросил взгляд по сторонам. Денис явно предпочитал стиль ультра-модерн – минимум мебели и предметов. Встроенный в стену экран телекомбайна, совсем новый «Panasonic» с огромным экраном, под ним стенд с дисками и картами памяти, диван, кресло, низкий столик, на котором стоит база телефона с небольшим экраном. В стену справа вделан книжный шкаф, скрытый раздвижными дверцами.

Сразу видно – чисто мужское жилье, ни цветов, ни картин, ни игрушек.

Дэн исчез на кухне и вскоре вернулся, катя перед собой сервировочный столик с тарелками, бутылками спиртного и воды, бокалами, вазой со льдом. Столик подкатил к дивану, подвинул ближе кресло и сел в него. Посмотрел на гостя.

– Отметим встречу? Вроде и дата подходящая…

– Можно.

– Что будешь? Раньше водкой вроде не брезговал.

– Водка так водка. – Трофимов покосился на столик, отметил на нижней полке запотевшие бутылки водки, «мартини», вазу со льдом. – Не откажусь и от «мартини».

Дэн усмехнулся – в этом деле их вкусы совпадали. Достал литровую бутылку, наполнил бокалы на две трети, добавил по два кубика льда.

– Что ж, – сказал Трофимов, принимая бокал и глядя на Дэна. – За встречу!

Дэн молча кивнул. Мелодичный звон хрусталя прозвучал в полной тишине.

– Извини, командир, приготовить ничего толком не успел. Встречаю чем есть.

Трофимов поставил бокал на столик, насмешливо покривил губы.

– Не прибедняйся. А чего ты меня командиром зовешь? Уж сколько лет я не взводный…

– Да так, по привычке. По имени я тебя только раз и назвал. При прощании.

– Имя-то не забыл?

– Да нет. Если только не сменил его, значит, как и прежде, Ильей зовут.

– Не сменил.

Трофимов исподволь наблюдал за Дэном, сопоставляя полученные сведения с реальностью. Его информаторы были правы – Денис явно не в своей тарелке. И чувствует себя далеко не лучшим образом. Взгляд потухший, равнодушное выражение лица, голос ровный, монотонный. Чуть оживился при встрече, а сейчас опять никакой. Однако не сказать, что Денис убит горем. Просто какой-то потерянный. Опустошенный.

Будет трудно его растормошить, вернуть обычное состояние. С другой стороны, именно такой Денис и нужен. Только такой, может быть, даст согласие на работу…

Дэн взгляд гостя заметил, и вопрос в его глазах тоже не прошел мимо его внимания. Это только подтверждало догадку – нужен бывший сержант своему бывшему командиру. Вот только зачем? А впрочем, не все ли равно? Чуть позже он и так все узнает.

Сразу Трофимов, конечно, к делу не перейдет. Надо же соблюсти правила приличия…

8
{"b":"409","o":1}