ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он взглянул на Абрахамса.

- Мне... Мне хотелось бы приобрести презерватив.

Вот так. Он все-таки победил себя!

Старик Абрахаме нашел в себе силы не рассмеяться. Но Фред знал, что он с трудом сдерживает улыбку.

- Хорошо, сынок. Они продаются пачками по три, шесть и двенадцать штук.

- Шесть штук, - быстро решил Фред. Совсем незачем без необходимости подвергать себя этой пытке снова уже в ближайшее время. А попросить двенадцать - могло показаться хвастовством.

Абрахаме кивнул головой и порылся под прилавком.

- Какого сорта вы предпочитаете?

Джуди хихикнула, а Фред почувствовал, как пылают его липо и шея. Его юное "я" стремилось кинуться из аптеки куда глаза глядят. Он не посмеет больше взглянуть в глаза Джуди.

Но более поздний опыт остановил его.

- Я... Мне все равно. Самого лучшего.

Абрахаме кивнул еще раз.

- Я дам вам "Троянцев". - И он пустил к нему по прилавку коробочку. Заплатите у Джуди.

Проклятый старик! Он это нарочно. У него за прилавком был кассовый аппарат. Он мог принять деньги сам. Джуди опять хихикнула, а Фред, взяв коробочку, повернулся к ней.

Как раз в этот момент он заметил, что песня подходит к концу, и еще подумал, что лицо у него, должно быть, не менее красное, чем нос у пресловутого Рудольфа.

Он вынул из кармана пятидолларовую банкноту и кинул ее на тарелку кассы.

- Сдачи не надо.

Не взглянув на Джуди, он кинулся к двери н шагнул в метель. Теперь, по крайней мере, у него есть выбор, он сам может решить, заводить ему Сэнди или нет. И он серьезно над этим подумает.

Но как только дверь за ним захлопнулась и звуки песни пропали, память о предстоящем решении, о Сэнди, об их с Алисой отношениях и о последующих двадцати годах жизни поблекла, а потом стерлась совсем.

Когда слабое сияние воздуха померкло, я снял руку с музыкального ящика и зашел за стойку. Оказавшись у раковины, я осторожно вылил в нее остатки выпивки Фреда и поставил его стакан на полку рядом со стаканом Карла. Так сильно я давно не уставал.

- Удачи вам, парни, - тихо сказал я, глядя на эти два стакана. - Может, на этот раз вам повезет больше.

Теперь у меня за стойкой сидели только двое. Я мог бы прекратить все это. Остановить, пока у меня еще оставались друзья.

- Что делать с монетами? - спросил Джесс. - Пора возвращаться домой. Как бы моя стерва не отгрызла мне голову.

Я взглянул на Джесса, а потом на Давида. Давид был явно не в своей тарелке.

- Истратьте их на музыку. И покончим с этим. - Я махнул рукой в сторону музыкального ящика. - Но найдите такую песню, которая вызывала бы яркие воспоминания!

Я перевел дух. Пожалуй, Джессу я могу сделать настоящий подарок.

- Ты, Джесс, вполне мог бы заказать песню, которую слышал, когда впервые встретился со своей женой.

Джесс засмеялся.

- Чего ты от меня хочешь?

- Верь мне! - сказал я. - Найди эту песню! - И я плюхнулся на табурет, стараясь дышать глубоко: мне не хотелось думать о том, что случилось с Карлом и Фредом.

- С тобой все в порядке? - спросил Давид. Я взглянул на его встревоженное лицо. Что бы я делал все эти годы без дружбы с Дэвчдом? И как буду обходиться без нее? Если дам и ему проиграть его песню?

- Я просто устал. Ничего страшного.

Я поднялся и начал готовить яичный коктейль, искоса посматривая, как Джесс выбирает песню. Джесс был большим мастером на розыгрыши. Он обычно оправдывал их тем, что они позволяют ему сохранять рассудок даже при такой стерве жене, какая досталась ему. На вопрос, почему он тогда не уйдет от жены, он отвечал, что, женившись на ней, совершил столь крупную ошибку, что не вправе перекладывать ее на чужие плечи. "Зто не в его правилах. Затем он обычно отпускал какуюнибудь шутку и переводил разговор на другую тему.

- Я нашел песню, - сказал Джесс, держа монету наготове. - Ты хочешь, чтобы я ее включил?

- Да. Но сначала скажи нам с Дейвом, какие воспоминания она у тебя вызывает?

Джесс опустил монету в прорезь и, нажав на две кнопки, привел механизм в действие.

- Вы помните песенку "Снупи против Рыжего Барона"?

Мы с Давидом кивнули.

- Как раз ее исполняли по радио, когда я делал моей жене предложение. Похожая ситуация, правда?

Давид засмеялся.

Но мне было не до смеха. Теперь я точно знал, что потеряю и Джесса тоже.

- Помни, в твоем распоряжении только то время, пока длится песня. Ни секундой дольше. Понял?

Джесс пожал плечами и направился к бару.

- Что ты хочешь этим?.. - он не успел договорить фразу.

Из музыкального ящика уже лились звуки песни.

- Какого черта!.. - воскликнул Давид и бросился к музыкальному ящику.

Я взял почти допитый стакан Джесса и пошел ставить его на полку за.. баром.

Давид взглянул на стоявшие там стаканы Карла и Фреда, перевел взгляд на такой же стакан в моей руке, а потом - на то место на полу, где только что находился Джесс.

- Ты объяснишь мне, что за дьявольщина здесь происходит?

Я слишком устал, чтобы спорить, и согласно кивнул головой.

- Ни прежде подойди сюда и положи руку на музыкальный ящик. Это единственный способ сохранить память.

Снупи и Рыжий Барон только-только начали свой дуэт по встроенному в джессовском "форде-65" радио, как Джесс обнаружил, что сидит лицом к лицу со своей будущей стервой женой Мери.

- Какого?..

- Что-нибудь не так, Джесс, милый?

Ладонь Мери поглаживала его руку - вверх-вниз, вверхвниз. Гакой красивой она еще никогда не была. От Мери исходил запах удивительной свежести, словно она провела целый день за городом. Но он знал, что ее красоты и свежести надолго не хватит. Через шесть месяцев после свадьбы она добавит пятьдесят фунтов, а еще через несколько лет - сотню. Но пока что - неважно, во сне или наяву - в этом платье с глубоким вырезом она выглядела чертовски аппетитно.

Джесс откинулся назад и осмотрелся. В самом деле, он сидел в собственном автомобиле. В том, который потом продал в семьдесят первом. В том, где они с Мери в первый раз занимались любовью. Он провел рукой по рулевому колесу, проверяя, не во сне ли все это видит. Нет, руль был вполне ощутимый, а машина стояла в конце тенистой улицы, на которой стоял дом Мери.

Как Стауту удалось такое выкинуть? Сон это или галлюцинация? Стаут, наверно, загипнотизировал его, и он по-прежнему сидит в "Зимнем Саду", в то время как друзья смеются над ним. Но это им даром не пройдет!

Мери придвинулась ближе и приятно навалилась ему на бедро, вызвав немедленную и желательную для нее реакцию.

- Ты хотел меня о чем-то спросить? - сказала она, глядя на него карими, широко распахнутыми глазами.

- Хотел.

Он отлично помнил, как именно в этот момент спросил у нее, не согласится ли она выйти за него замуж? Через миг его молодое "я" повторит то же самое. Он снова был студентомвторокурсником юридического факультета и даже отлично помнил прослушанную утром лекцию. Но он помнил также, что минуту назад сидел с друзьями в "Зимнем Саду", отмечая канун Рождества, которое состоится только через двадцать лет.

Странно. Слишком, черт побери, странно.

В песенке, которую крутили по радио, Рыжий Барон только что пристрелил Снупи. Стаут говорил, что в его распоряжении только то время, пока звучит песня. Значит, во сне или наяву, у него остается минута с небольшим. Мери, слегка касаясь ногой бедра Джесса, ждала. Она вплотную подвела его к желаемой точке.

Но на этот раз ее ожидает сюрприз. Что бы ни происходило на самом деле, эту ситуацию он использует на все сто процентов. После многолетнего супружеского ада он это маленькое удовольствие заслужил.

- Я хотел спросить у тебя...- Джесс сделал паузу. И очень крепился, чтобы не расхохотаться.

Снупи и Рыжий Барон уже пили за Рождество.

- Да? - голос Мери звучал хрипло, чувственно. И выглядела она что надо. В тот вечер он не разглядел скрывавшееся за ослепительным обличьем безобразие. А потом было уже слишком поздно.

4
{"b":"40927","o":1}