ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взволнованно Дилан приблизился к алтарю.

— Да, у меня есть несколько вопросов, — скованно сказал он.

Подняв наконец голову, Кларинда взглянула на него, и он заметил разительную перемену в ее фиалковых глазах: вместо обычной рассудительности в них играла какая-то буйная радость.

— Ну, что ж, — критически оглядев его, сказала она, — после столь утомительной поездки вид у вас вполне приличный.

— А откуда вам известно, что я был в поездке? — спокойно спросил Дилан.

Кларинда возвела глаза к небу.

— А правда, откуда я об этом знаю? — задала она себе вопрос. И сама же ответила: — Вероятно, Керидвен шепнула мне на ушко, когда была в настроении.

— Помнится, вы говорили, что Керидвен умерла, — напомнил ей Дилан, придвигаясь поближе.

На губах Кларинды появилась проказливая улыбка.

— Да неужто я могла сказать что-либо подобное? — тон у нее был явно игривый. — Правда, я недавно снова этим интересовалась. Возможно, известия о смерти богини были чуточку преувеличены. Так что давайте не будем устраивать поминки, пока у нас нет достаточных доказательств. Особенно после того, как вы, войдя в храм, решили, что я-то и есть сама богиня.

— Ну, а как вы узнали, о чем я думаю? — Дилан уже не удивлялся, он просто спрашивал.

— Ммм… может быть, я просто предположила, — слегка сконфуженно промямлила Кларинда. — В конце концов, многие говорят, что я выгляжу как богиня, — с вызовом добавила она.

— Выглядите вы и в самом деле как богиня, тут уж ничего не скажешь, признал Дилан. — А вот врете вы, как карточный шулер. Ну, сознайтесь, вы просто прочитали мои мысли, разве не так?

— Да что вы такое говорите? — вскинулась Кларинда. — Каким же это образом могу я читать людские мысли?

— Не знаю, — безнадежно развел руками Дилан. — Может быть, таким же способом, каким вы перенеслись на берег реки Имбро, чтобы спасти меня от джогов.

На лице Кларинды появилось выражение неподдельного изумления; ее фиалковые глаза широко распахнулись, а яркие сочные губы приоткрылись, сложившись буквой «О».

— Что за странные вещи вы говорите? — спросила она. — Кто подал вам эту нелепую мысль?

— Я видел вас собственными глазами. Черт побери, женщина, разъярился Дилан, — я видел, как ты стояла между мной и джогами!

— Помилуйте! Да вы не заставите меня подойти ни к одному из этих ужасных людоедов ближе, чем на сотню миль, даже если вы будете тащить меня упряжкой мулов!

— Вы прибыли не на упряжке мулов, — устало возразил Дилан. — Вы перенеслись с помощью колдовства.

— Колдовства… я? Да никогда в жизни! Если вам нужен гороскоп или любовный наговор, чтобы затащить девочку в постель, тут я могла бы помочь. Но лететь по воздуху, чтобы бросить вызов джогам… брр! Я цепенею при одной только мысли об этом.

— Кларинда Мак-Таг, ты лжешь, — жестко сказал Дилан.

— Ну, посмотрите на меня. Видите, я только подумала об этом, а меня уже всю трясет, — жалобно промолвила она, вытягивая вперед свои дрожащие руки.

Он непроизвольно поднял руки и взял ее ладони в свои. На самом-то деле они вовсе не дрожали. Теплые и сильные, они доверчиво лежали в его ладонях. Он укоряюще посмотрел на нее. Загадочно улыбнувшись, она привлекла его к себе.

— Чего ты хочешь от меня? — прямо спросил он.

— Поцелуя Керидвен, — ответила она. — Когда кто-то на алтаре берет за руки ее жрицу, обряд требует поцелуя. Не бойся. Это добрый знак.

Пьянящий аромат ее плоти щекотал ему ноздри, его взгляд тонул в бездонных фиалковых озерах ее глаз, красота тела волновала воображение — и Дилан потерял голову.

— Ты должен поцеловать меня, Дилан Мак-Брайд… ради Керидвен.

Губы их встретились, и он прильнул к сладостно полуоткрытому чувственному рту, ощущая ее горячее и свежее дыхание. Он чувствовал, как тела их словно слились воедино, и ее груди и бедра все теснее прижимались к нему. Он слышал, как учащенно бьются их сердца, кровь застучала у него в голове. Он ничего не понимал. Ведь эта женщина ничем не была для него, не могла быть. Распутная представительница древнего культа плодородия, и только; у нее же было полдюжины рыжеволосых детишек и не было мужа. Благодарение богам, у нее не было мужа!

Аромат ее тела и терпкий запах храмовых свечей довели Дилана до исступления. Ему хотелось сорвать с нее платье и припасть губами к ее соскам, ему хотелось…

А она и сама уже тащила его к висевшим за алтарем портьерам.

— Ради Керидвен, Дилан, — жарко шептала она ему прямо в ухо. — Ради Керидвен и нас самих…

Позже они уже сидели на краю алтаря, и Кларинда налила ему стакан священного вина из бутылки, стоявшей у ног статуи Керидвен, объяснив, что богиня изъявила желание поделиться с ними вином, так как они поделились с ней своей любовью. Дилан в подробностях поведал ей, что с ним случилось возле моста.

— Знаешь, Мак-Брайд, все это звучит очень неправдоподобно, — сказала она, когда он закончил свой рассказ.

— Я твердо знаю, что видел тебя, — упорствовал Дилан. — Ну, хорошо, если тебя там не было, как ты объяснишь, что же я видел, в таком случае?

— Просто оптическую иллюзию, вызванную состоянием стресса. Твое трусливое хныканье по поводу предстоящей смерти подтолкнуло твое сознание к созданию образа прекрасного ангела, охраняющего тебя, или, точнее, прекрасной жрицы, очень на меня похожей.

— Тогда как ты объяснишь видение джога, которому ведерком с водой раскроили голову? И почему бросились бежать остальные, крича что-то о преследующем их Скатахе, демоне войны?

— Они были потрясены твоим несравненным мужеством, — быстро ответила она, и, словно от внутреннего смеха, на щеке ее заиграла ямочка.

— Ты только не учла того обстоятельства, что я без сил лежал на земле, — грустно усмехнулся Дилан, осторожно дотрагиваясь кончиком пальца до этой соблазнительной ямочки. — Ты меня обманываешь, Кларинда Мак-Таг, вздохнул он. — Ты там была.

— Ну, ладно, я там была… была, прах тебя забери!

— Но как?

— А в самом деле, как? Даже и не представляю. Я была у себя на кухне, занималась домашними делами, подметала пол, и вдруг — на тебе — стою на дороге вместе с этими жуткими, громко вопящими и жаждущими твоей крови дикарями.

— Каким же образом? — настаивал он.

— Я услышала твой зов, — объяснила она. — Так что это ты все устроил. Ты и есть настоящий колдун.

— Ты же сама прекрасно знаешь, что это неправда, — укоризненно сказал он, нежно проводя пальцем над ее полной верхней губой и все еще словно ощущая во рту восхитительную сладость и мягкую податливость этих чувственных губ. — Ты просто громоздишь нелепицу на нелепицу.

— Ну, а ты-то, — огрызнулась она. — Выдергиваешь леди из ее кухни, отрываешь ее от дел, да еще и подвергаешь ее смертельной опасности, а может быть, и бесчестью, попадись она в лапы этим кривоногим варварам.

— И все-таки как ты там оказалась? — стоял на своем Дилан. — Тебе помогала в этом Керидвен?

— Я же говорила тебе, Керидвен удалилась или, возможно, умерла. И потом, с какой стати станет она делать что-нибудь для тебя?

— В таком случае, почему же ты для меня что-то делаешь?

Кларинда густо залилась краской.

— Я думала, — сказала она, опустив глаза, — ты должен был понять, почему… я доказала тебе… там, за портьерами…

— Так вот оно что, — протянул Дилан. — Значит, тут чисто личное? А я-то думал, что ты это делаешь только из религиозных соображений.

— Ах ты!.. — ладонь Кларинды описала стремительную дугу, целясь ему в затылок, и полностью избежать удара ему не удалось.

— Ну, ладно, ладно… давай вернемся к нашим баранам. Ты побывала у реки Имбро, а сегодня ты узнала, что я, стоя в темноте, наблюдаю за тобой. Как?

— Это было очень легко. Я почувствовала твои глаза. Словно меня ощупывали маленькие липкие пальцы.

— Опять обманываешь. Ты перенеслась к реке, ты увидела меня в темноте, и ты читаешь мои мысли. Как?

— Я не знаю, как это у меня получается, — пожала плечами Кларинда. Понимаешь, я ведь принадлежу к общине сестер-прорицательниц, их называют гвиллианами. Кроме того, мои родители, будучи один — призовым боксером, а другая — рыбной торговкой, оба были профессиональными магами, и притом весьма могущественными. Я могу многое делать… временами.

29
{"b":"40928","o":1}