ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Посадочная площадка "Зеленые Луга" также подверглась нападению банды конных джогов, прорвавшейся сквозь линию обороны. Варвары предприняли отчаянную попытку разрушить ангары кораблей, а также склад боеприпасов и все-оборудование для взлета и посадки, но усилиями морской гвардии и десантных отрядов нападение было отбито.

Прибыло подкрепление: бронированный крейсер и четыре колесных парохода, доставившие девять сотен военных моряков.

Однако главные силы флота, попытавшиеся подойти к Серебристому берегу, вынуждены были повернуть назад, в район Килливика. Джоги блокировали подходы к берегу затопленными судами, а также неизвестно откуда взявшимися у них торпедными катерами, которые нанесли флоту серьезный ущерб.

По суше с юга и с востока на помощь Авалону спешили войска. Герцоги Вейнланда и Эмании собрали сорок тысяч отчаянных горцев, которые должны были соединиться с добровольческими полками империи, следующими походным маршем с юга. Под знамена собирались даже члены племени Длинных Ножей и снайперы Конфедерации Медалго.

Вся империя объединилась, чтобы спасти Авалон, и не только из-за того, что он был ее столицей, но, скорее, потому, что это был самый священный город на всем Анноне. Его невероятная древность в сочетании с легендами об Артуре Пендрагоне создавали ему некий ореол таинственности, и каждый человек, отдающий должное этому городу, спешил прийти к нему на помощь.

Однако джоги оказались хитрее: они встретили идущие на выручку войска примерно в сотне миль от Авалона, перегородив дороги сваленными деревьями, взорвав мосты и разрушив железнодорожное полотно. Искусно владеющие своими клейморами вейнландцы прорубались через цепи варваров, оставляя на поле убитыми двух-трех врагов за каждого выбывшего из строя горца, но на это уходило то драгоценное время, которое было у Авалона на исходе — с каждым часом оно таяло вместе с пищей, водой и боеприпасами.

Дилан вернулся на баррикады, вооруженный до зубов: в руках у него была магазинная винтовка, на боку висел клеймор, за пояс были заткнуты три бруска динамита и пистолет. Он был явно полон решимости сражаться насмерть. Вместе с ним пришла и Кларинда Мак-Таг, видимо, проследить, чтобы с ним чего не случилось.

— Пора уходить, Мак-Брайд, — убеждала она его, видя, как защитники города отступают все дальше и дальше. — Здесь уже ничем не поможешь. Сейчас самое время уйти отсюда, чтобы сохранить себя для решающего сражения. Думаю, мне удастся вывести нас из города и…

— А что толку-то? — прервал ее Дилан. — Если город падет, всему конец.

Тут Кларинда взвизгнула и взмахом топора отрубила голову джогу, который с саблей в руках подкрадывался к Дилану сзади.

— Ты что, все еще хочешь дать себя убить? — гневно заорала она. — Или ты думаешь своей смертью доставить мне большое удовольствие?

— Ну, не большее, чем все остальные мужчины, которых ты знала в своей жизни, — язвительно ухмыльнулся Дилан. — Ты ведь такая до них охотница, хамским тоном добавил он.

— И какой смысл помирать в городе, который невозможно спасти? продолжала она, пропустив его выпад мимо ушей.

— Никакого, — согласился Дилан. — Так что летим со мною в Кэшем и взорвем Сайтрола прямо в его берлоге.

— Хвастун, тролле собачье, — выругалась Кларинда. — Интересно, как ты собираешься устроить этот фокус? — ехидно поинтересовалась она.

— С помощью динамита, — пояснил Дилан. — У меня запасено несколько тонн. Он сложен возле посадочной площадки "Зеленые Луга", и Ноэль готов в любую минуту погрузить его на борт «Возмездия» и взять курс на север. Нам вот только нужна информация о пещерах, чтобы найти уязвимое место Сайтрола.

— У этого гада нет уязвимых мест. Он же способен разрушить все мироздание, а ты хочешь попытаться уничтожить его всего несколькими тоннами взрывчатки! — с ноткой презрения в голосе сказала Кларинда.

— Что ж, тогда будем умирать здесь, — философски заметил Дилан.

— Выходит, нам так или иначе этого не избежать, — вздохнула она. Смотри, они снова идут!

Десять или двенадцать джогов, завывая, бросились на них. Троих Дилан застрелил, четвертому клеймором раскроил голову, но остальные, сверкая ятаганами, тесно обступили его. Кларинда стояла рядом, неистово размахивала руками и орала на них:

— Чтоб вы были прокляты, кривоногие выродки! Чтоб вы сдохли, людоеды со свинячьими зенками! Чтоб вас черти взяли, чтоб вы в ад провалились, чтоб вас дьявол с потрохами слопал!

И проклятье подействовало. Джогов словно скрючило, и их тела, как тряпичные куклы, шлепнулись на землю.

— О, Керидвен! — сама испугавшись содеянного, запричитала Кларинда. Я же никогда не думала, что это сработает! Я ничего такого раньше не делала. О, Керидвен, Керидвен, как это ужасно! Они же теперь все равно что пустые мешки!

Зато Дилан уже не удивлялся ничему, что делала эта женщина. Она очень сильно изменилась. Это была уже не знахарка, торгующая фальшивыми любовными наговорами да гороскопами, но могущественное существо, настоящая колдунья.

Тем временем на них напала новая группа варваров. Дилан сразил огромного Кэра Клингана, возглавлявшего атакующих. Кларинда, не переставая всхлипывать, с помощью своей колдовской силы подняла в воздух пару всадников вместе с лошадьми и швырнула их в центр следовавшего за ними отряда с такой силой, что большинство врагов раскатились, как кегли.

Один из джогов, прыгнув с седла прямо на Дилана, ударил его обоими каблуками в грудь, так что он растянулся на залитой кровью мостовой. Джог упал на него, но уже через секунду с вейнландским кинжалом в теле откатился прочь, а Дилан, пошатываясь, встал на ноги.

Двое других варваров решили повторить трюк своего приятеля, но тут их ждал неприятный сюрприз. Кларинда вновь пустила в ход свои способности и, поймав одного из них прямо в полете, подняла его повыше ногами вверх и впечатала головой в стену ближайшего здания, так что только мозги брызнули. Второго она метнула в переулок, где ее ждали двое старших детей. Мальчишка с девчонкой не растерялись и забили вопящего джога до смерти крикетными битами, а Кларинда от всей этой жестокости снова разрыдалась.

Тут генерал Хорвитц двинул в бой свои последние резервы, и, во главе с прибывшим накануне полком моряков, они в очередной раз выкинули джогов за пределы не существующей уже городской стены. Шатаясь от нервного напряжения и усталости, Кларинда с Диланом покинули баррикады и в ближайшем сквере без сил растянулись на траве.

— Ладно, — сказала Кларинда, когда они немного пришли в себя, — я пойду с тобой. В конце концов, я могу распорядиться своей жизнью по своему усмотрению и готова идти с тобой хоть к черту в зубы. Это, наверное, нисколько не хуже, чем Целую вечность сражаться здесь таким вот образом.

— Ты готова лететь в Кэшем? — обрадованно спросил Дилан.

— В Бэшем, в пасть Сайтрола, куда угодно, — покорно отвечала она.

— А ты не забыла, — осторожно спросил он, — что я видел в Котле?

— Знаешь, я немного думала об этом, — вздохнула она. — Конечно, мои папочка с мамочкой растили свою маленькую ведьмочку вовсе не для того, чтобы она послужила лакомым блюдом для этого омерзительного куска протоплазмы. — Она немного помолчала. — Но… когда женщина из рода Мак-Таг попадает в сети любви, ее душа ей больше не принадлежит.

Дилан нежно притянул ее к себе и долгим поцелуем припал к ее губам.

— Ну, что ж, — удовлетворенно вздохнула Кларинда, когда он, наконец, оторвался от нее, — после такого блаженства леди почти согласна умереть.

— А как же дети?

— Я отошлю их обратно в Трогтаун. Если что, троги могут забаррикадироваться в нижнем городе. Они неплохие бойцы, и Кэру Кабалле понадобится, по крайней мере, год, чтобы выгнать их оттуда. С другой стороны, если уж нам не удастся спасти мир, то так или иначе погибать всем.

— А все-таки, почему ты изменила свое мнение? Ты говорила, что Сайтрол неуязвим, и что мы ничего сделать не сможем.

— Неужели я так говорила? Не может быть!

35
{"b":"40928","o":1}