ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рядом раздались голоса.

Два гротескных лица глядели на него сверху. Возможно, когда-то они были людьми. Мужчина выглядел бы вполне нормально, если бы не два носа, расположенные рядом. Женщина была совершенно невообразимой карикатурой. На каждой щеке у нее отросло по груди, а со лба свисал пучок, похожий на детские пальцы.

- Он красивый, - оценила женщина. - Новичок...

- Давай, - произнес мужчина.

Они поставили его на ноги. У Мерсера даже не было сил сопротивляться. При попытке заговорить с ними, он издал грубый каркающий звук, напоминающий крик какой-то фантастической птицы.

Они умело подхватили его под руки, и поволокли к группе розовых предметов.

Приблизившись, он понял что это люди. Вернее, когда-то были людьми. Человек с клювом фламинго клевал собственное тело. Какая-то женщина лежала на земле; у нее была одна голова, а из шеи в сторону росло обнаженное тело мальчика. И это тельце - новенькое и чистое - было совершенно беспомощным, как парализованное. Единственное движение, производимое им, было слабое дыхание. Мерсер огляделся.

Во всей этой куче одетым человеком был мужчина в оттопыренном во все стороны пальто. Присмотревшись к нему, Мерсер наконец понял, что у того было два, если не три желудка, свисавших наружу с брюха. Пальто удерживало их на месте. Прозрачная брюшина на вид казалась хрупкой.

- Новенький, - проговорила помогавшая Мерсеру женщина.

Они с двуносым положили его на песок.

По земле валялись рассеянные человеческие существа. И Мерсер совершенно неподвижно лежал среди них.

Раздался старческий голос:

- Боюсь, нас скоро станут кормить.

- О, нет!

- Еще слишком рано!

- Не нужно! - Волна протеста эхом пробежала по группе.

Старческий голос продолжал:

- Смотрите в сторону большого горного пика.

Приглушенный ропот свидетельствовал, что они увидели то же, что и старик.

Мерсер попробовал было спросить о происходящем, но снова издал лишь карканье.

Какая-то женщина - и женщина ли? - подползла к нему на четвереньках. Рядом с обычными руками все туловище и половину ее бедер покрывали другие руки. Некоторые из них выглядели старыми и засохшими, другие же были такими же свежими и розовыми, как детские пальчики на лице первой женщины, приведшей его сюда. Она стала ему кричать, хотя в этом и не было необходимости:

- Дромозэ приближается. В этот раз будет еще больно. Но когда вы привыкнете, то сможете закопаться...

Она махнула рукой в сторону гряды курганов, окружавших людское скопище:

- Они закопались.

Мерсер кивнул еще раз.

- Не беспокойтесь, - подбодрила его покрытая руками женщина и широко раскрыла рот, когда вспышка света коснулась ее.

Огоньки добрались и до Мерсера. Боль была сильней, чем при первой встрече. Он почувствовал, что глаза его расширяются и сделал вывод что огоньки, это существа, кем бы они ни были - питали его тело энергией и перестраивали его.

Их разум, если он у них был, не был человеческим, но их побуждения были довольно ясны. Между двумя приступами боли Мерсер почувствовал, как они наполнили его желудок, напитали кровь, отсосали фекалии из почек и мочевого пузыря, промассировали сердце, стали двигать за него легкие.

Все, что они делали, было продумано и благоприятно по намерению.

Но от всего этого исходили невыносимые муки.

Внезапно, как будто поднялась туча насекомых, они исчезли. До него дошла кричащая какофония безобразных звуков. Он стал озираться. Звуки утихли.

Оказывается, кричал он сам. Он издавал кошмарные крики психа, обезумевшего алкоголика, животного, потерявшего координацию и связь с окружающим миром.

Когда крик прекратился, он понял, что обрел способность говорить.

К нему подошел мужчина, такой же голый, как и все остальные. Из головы у него торчал шип. Кожа вокруг шипа запылилась.

- Привет, приятель, - поздоровался он.

- Привет, - ответил Мерсер. Трудно было придумать что-либо более глупое и банальное для начала беседы в подобном месте.

- Невозможно покончить с собой здесь, - продолжил мужчина.

- Да, это так, - подтвердила женщина со множеством рук.

Мерсер ощутил, что первый приступ боли прошел.

- Что со мной происходит?

- Вы заполучили какую-то дополнительную часть тела, - пояснил незнакомец. - Они всегда закладывают в наши тела почки этих частей. А потом приходит Б'Дикат и срезает большую их часть, за исключением тех, которым необходимо еще расти. Вот, например, как у нее, - добавил он, кивая в сторону женщины, лежавшей вместе с телом мальчика, росшим из нее.

- И это все? - спросил Мерсер. - Приступы боли при закладке новых органов и укусы для питания?

- Нет, - ответил мужчина. - Иногда им кажется, что нам слишком холодно, и тогда они наполняют огнем наши внутренности. Когда же они считают, что нам слишком жарко, тогда замораживают, методично воздействуя на каждый нерв.

Женщина с телом мальчика пояснила:

- А иногда они думают, что мы несчастливы и пытаются принудить нас быть счастливыми. По мне, так это самое наихудшее.

Запинаясь, Мерсер произнес:

- Так вы все-таки... я имею в виду, люди... или просто скот?

Человек с шипом раскашлялся, вместо того, чтобы рассмеяться:

- Скот! А ведь это забавно. Земля полна людей. Большинство из них закопались. Мы - единственные, которые еще не потеряли дара речи. Мы стараемся держаться вместе, одной группой. Поэтому мы чаще встречаемся с Б'Дикатом.

Мерсер хотел задать еще один вопрос, но почувствовал, что падает и, кто-то подхватил его. Через мгновение он ощутил себя распростертым на земле. А затем - умиротворенный и зачарованный - уснул.

3

За неделю он познакомился со всеми членами группы. Это были равнодушные люди. Никто в точности не знал, когда именно могут появиться дромозэ и добавить еще один орган. Мерсер не чувствовал уже укусов, но все же полученный им сразу же при выходе из купола надрез стал затвердевать. Шипоголовый посмотрел как Мерсер ослабил ремень брюк и осторожно приспустил их, чтобы увидеть ранку.

- Вам досталась голова, - заметил мужчина. - Детская. Наверху будут рады, когда Б'Дикат отделит ее.

Группа даже попыталась наладить его интимную жизнь. Его познакомили с одной из девушек. Та отращивала одно тело над другим. Бедра ее перерастали в плечи и обратно, а затем снова переходили в плечи, пока длина ее не стала равна длине пяти человек. Лицо ее было нормально. Она пыталась быть дружелюбной с Мерсером.

Он же был настолько потрясен ее видом, что закопался в сухой рыхлый песок и оставался там, как ему казалось, не менее ста лет. Потом он определил, что не прошло и дня. Когда он вылез, долговязая девица со множеством тел ждала его.

- Вам не следовало выбираться наружу ради меня, - посоветовала она.

Мерсер стал отряхивать с себя грязь.

Он огляделся. Фиолетовое солнце закатывалось, а небо было расцвечено голубыми, темно-голубыми полосами и пятнами оранжевого цвета. Он посмотрел на нее.

- Я выбрался не ради вас, мадам. Какая польза лежать там, дожидаясь очередного раза?

- Я хочу вам кое-что показать, - продолжила девушка и указала на невысокий холмик. - Откопайте его.

Она казалась дружелюбной. Мерсер пожал плечами и набросился на почву всей силой своих могучих когтей. Было очень удобно копать по-собачьи, имея огрубевшую кожу и острые лопатовидные когти на кончиках пальцев. Рядом с его быстро мелькавшими руками вырос холмик свежего грунта. В разрытой им яме показалось что-то розовое. Он стал копать осторожнее.

И понял, что это спящий мужчина.

Из одного его бока росли дополнительные руки. Другой бок выглядел обычно.

Мерсер повернулся к девушке со многими телами, извивавшейся как змея при приближении к нему.

- Так это и есть, как мне кажется...

- Да, - согласилась она. - Доктор Вомакт выжег у него мозг. И вынул глаза.

5
{"b":"40957","o":1}