ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Род знал, придет время и ферма станет его собственностью.

Или он умрет, хихикая в месте заклания - там, где люди смеются, усмехаются и веселятся умирая.

Он обнаружил, что и сам бормочет рифму, которая была частью традиции Старой Северной Австралии:

Мы убиваем для жизни,

И умираем чтобы расти...

Этим путем должен мир идти!

Он получил образование, до глубины костей понимал, что его собственный мир очень своеобразный - им завидовали, их любили, ненавидели и боялись во всей галактике. Он знал, что принадлежит к народу совершенно особых людей. Другие народы и расы собирали урожаи, выращивали животных для пищи, проектировали машины или производили оружие. Норстралия ничего похожего не делала. Со своих сухих полей, из своих редких колодцев, от своих ненормальных, больных овец, они добывали само бессмертие.

И продавали его по очень высокой цене.

Род Мак-Бэн немного прогулялся по двору. Его дом - длинная хижина, выстроенная из балок - остался у него за спиной. Диамони - балки, которые нельзя резать и гнуть. Они - твердые сверх всех пределов твердости. Их купили как подходящие на тридцать планет и привезли также и на Старую Северную Австралию. Хижина была как крепость, которая вынесла бы даже прямое попадание орудия, это была хижина, простая внутри, и перед ней был двор с перетертой пылью.

Последняя красная полоска зари белого дня.

Род знал, что не уйдет далеко.

Он слышал как женщина вышла из дома через заднюю дверь - одна из родственниц, которые пришли подстричь и приодеть его перед триумфом... или, наоборот, перед поражением.

Они и не подозревали, как много знал Род. Во время его болезни, они, годы, задумчиво бродили вокруг него, рассчитывая, что его телепатическая глухота не пройдет. Проблема была. Не без этого. Но много раз Род слышал вещи, которые, как все считали, он не слышал. Он даже запомнил маленькое печальное стихотворение о молодых людях, которые оказались не в состоянии пройти тест по той или другой причине и отправились в Дом Умирающих, вместо того, чтобы присоединиться к гражданам Норстралии и полностью признанным гражданам Ее Высочества Королевы. (Норстралийцы не имели настоящей королевы около пятнадцати тысяч лет, но они были верны традиции, и не давали таким простым фактам поколебать себя.) Маленькое стихотворение говорило: "Этот дом появился давным-давно?.." Юмор висельников.

Род стер свои следы в пыли и неожиданно вспомнил все стихотворение. С нежностью он продекламировал его про себя:

Этот дом появился давным-давно,

Там где старцы бормочут в горе,

Где боль времени - постоянная боль,

И привычные вещи жгут словно соль.

И из Сада Смерти - юности нашей

Мы отважно вкусили страх.

Мускулистой рукой и предательством

Они выиграли и упрятали нас.

В этом доме давным-давно.

Те, кто умер молодым, не войдя сюда,

Те жили, зная, что рядом ад...

Но старики сделали как хотели.

Из Сада Смерти седая старость

Взирает со страхом на молодость, радость.

Правильно было сказано, что судьи со страхом взирают на молодость и радость. Роб не встречал никого, кто не предпочитал жизнь смерти, хотя он слышал о людях, которые выбрали смерть... он бы тоже выбрал... а кто выбирал другое, окажись он на их месте? Но выбравшие смерть были трех-четырех-пяти-рукими.

Роб знал: некоторые люди говорили, что лучше бы он был мертвым, только из-за того, что он никогда так и не обучился телепатическому общению и словно чужеземец или варвар пользовался старыми словами, которые необходимо было произносить.

Однако, Роб сам не думал, что было бы лучше, если бы он умер.

На самом деле, он иногда смотрел на нормальных людей и удивлялся, как они умудряются жить, когда у них в голове постоянно щебечут мысли других людей. Когда разум Рода просыпался так, что он мог временно "слишать", он чувствовал как сотни или тысячи разумов с невыносимой отчетливостью грохочут в его голове, он мог "слишать" даже мысли людей, которые, как они думали, отгорожены мысленной защитой. Потом, очень скоро, милосердное облако помех опустилось на его разум, и он был полностью отгорожен от остальных, что вызывало зависть у всех на Старой Северной Австралии.

Его компьютер однажды сказал ему:

- Слова "слишать" и "гаварить" исковерканные слова "слышать" и "говорить". Они всегда произносятся тоном чуть выше, так словно ты задаешь вопрос под воздействием удивления и тревоги, если произносишь слова голосом. Эти слова используются только для обозначения при телепатическом общении между гражданами или между гражданами и квазигражданами.

- Что такое квазиграждане? - спросил Род.

- Животные, видоизмененные до умения говорить, понимать, и выглядевшие, обычно, наподобие людей. Они отличались от церебоцентрических роботов тем, что роботы строились на основе мозгов настоящих животных, но механически и электронно переделанных, в то время как квазилюди целиком составлялись из живых тканей земного происхождения.

- Почему я не видел ни одного из них?

- Им не разрешают появляться на Норстралии, если они не обслуживают оборонительные укрепления Государства.

- Почему мы называем нашу планету - Государство, когда все другие называются мирами или планетами?

- Потому что твой народ - подданные Королевы Англии.

- Кто такая Королева Англии?

- Она была Земной правительницей в Самые Древние Дни, более чем пятнадцать тысяч лет назад.

- Где она сейчас?

- Я же сказал, что прошло пятнадцать тысяч лет, - объяснил компьютер.

- Я понял. Но не может же быть какой-то Королевы Англии через пятнадцать тысяч лет? - настаивал Род. Как можем мы быть ее подданными?

- Я знаю ответ со слов людей, - донеслось из дружелюбно настроенной красной машины. - Но он ничего не говорит мне. Я процитирую его тебе так, как рассказали мне его люди. "Она могла открыть даже проклятый родник в те дни. Кто знает? Где-то среди звезд есть другая Старая Северная Австралия, и мы можем открывать новые родники, ожидая свою собственную королеву." Она ведь могла отправиться в путешествие, когда старая Земля начала скисать, компьютер несколько раз прокудахтал эти слова своим странным древним голосом, а потом беспомощно добавил голосом, лишенным интонации. - Может ты хочешь приказать, чтобы я перенес это в оперативную память?

- Мне не нужно столь многого. Следующий раз, когда я стану "слишать" мысли других разумов, я попытаюсь выудить что-нибудь еще.

Этот разговор произошел больше года назад, но Род так и не стал искать ответ.

Прошлой ночью он задал компьютеру более важный вопрос:

- Я завтра умру?

- Вопрос неуместный. Ответ невозможен.

- Компьютер! - закричал Род. - Ты знаешь, я люблю тебя.

- Ты так говоришь.

- Я включил твой узел истории, после того как починил тебя. К тому времени эта твоя часть не работала сотни лет.

- Точно.

- Я пробрался в это место и обнаружил ручное управление там, где мой пра-14-дед оставил его, когда оно устарело.

- Точно.

- Завтра я отправлюсь на смерть, а тебя это даже не печалит.

- Я так не говорил, - ответил компьютер.

- Тебе не все равно?

- Я не запрограммирован на эмоции. С тех пор как ты починил меня, Род, ты должен был понять, что я единственный полностью механический компьютер, функционирующий в этой части галактики. Я уверен, что если бы я обладал эмоциями, я бы очень опечалился. Это самый оптимальный вариант, с тех пор как ты мой единственный приятель. Но у меня нет эмоций. Я имею дело с числами, фактами, языком и памятью - все.

- Может так случиться, что я умру завтра в Хихикающей Комнате?

- Это неправильное название. Он называется Дом Умирающих.

- Ладно, пусть Дом Умирающих.

- Приговор тебе будет вынесен современным человечеством. Он базируется на эмоциях. Пока я не знаю индивидуальные интересы членов совета, я не могу сделать хоть какое-нибудь стоящее предсказание.

2
{"b":"40961","o":1}