ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Норстралийцы умиротворенно коротко кивнули.

Почти робко посмотрел Беаслей на Повелителя Красная Дама.

- Господин и Специальный Уполномоченный, вы скажете слова? Хорошие старые слова? Те, что помогут нам осознать наш долг и выполнить его?

Род заметил как вспышка ярости пронеслась через разум Повелителя Красная Дама, в то время как Специальный Уполномоченный Земли мысленно подумал:

- К чему все эти разговоры об убийстве бедного маленького мальчика. Дайте ему уйти или убейте его.

Но Землянин не направил свои мысли вовне, и два Норстралийца не осознали его личный взгляд на эти вещи.

Внешне Повелитель Красная Дама остался печален. Он воспользовался голосом, как Норстралийцы поступали во время великих церемоний.

- Мы здесь слышали человека.

- Мы здесь слышали его, - подтвердили двое других.

- Мы не вынесли решения и не приговорили его к смерти, хотя это еще может случиться, - сказал он.

- Может случиться, - подтвердили они.

- И куда, на Старой, Старой Земле, человек может уйти?

Они знали ответ наизусть и вместе с трудом ответили:

- Это путь Старой, Старой Земли; это путь к звездам, и не важно, как далеко уйдет человек. Семя пшеницы посеяно в темную, влажную землю. Семя человека в темной, влажной плоти. Семя пшеницы тянется вверх к воздуху, солнцу и свободе; стебель, листья, цветок и зерна - под открытым небом. Семя человека растет в соленом океане утробы - темного моря тел людей. Жнут пшеницу руки людей. Мягкие прикосновения вечности жнут людей.

- И что это значит? - нараспев произнес Повелитель Красная Дама.

- Смотреть с милосердием, решать с милосердием, убивать с милосердием, но вести жатву людскую сурово, справедливо и праведно. Пусть же пшеница растет высоко и гордо на Старой Старой Земле.

- Кто здесь? - спросил он.

Они оба процитировали наизусть полное имя Рода.

Когда они закончили, Повелитель Красная Дама повернулся к Роду и сказал:

- Я произнес высшие церемониальные слова, но я обещаю тебе, что ты удивишься нашему решению, каким бы оно ни было. Прими его легко.

Род заглянул в голову Землянина и двух Норстралийцев. Он видел, что Беаслей и Таггарт одурманены ритуальными словами, влажностью и запахом, стоящим в воздухе, и фальшивым синим небом вместо крыши трейлера. Они не знали, что делать дальше. Но Род видел резкие, победные мысли сформировавшиеся в глубине мозга Повелителя Красная Дама. "Я помогу этому мальчику спастись!" Род почти улыбался, несмотря на присутствие человека-змеи с жесткой улыбкой и неподвижными зрачками, стоящего всего в трех шагах от него и немного сзади, так что Род мог видеть его только уголком глаза.

- Господа и Собственники! - снова заговорил Повелитель Красная Дама.

- Господин Председатель! - ответили они.

- Могу ли я обвинить этого человека?

- Обвини его! - нараспев произнесли они.

- Родерик Фредерик Рональд Арнольд Уильям Мак-Артур Мак-Бэн сто пятьдесят первый.

- Да, сэр, - сказал Род.

- Наследник Роковой Фермы!

- Это я, - сказал Род.

- Слушай его! - сказали двое других.

- Ты пришел сюда, ребенок и гражданин Родерик, не для того, чтобы мы рассудили или обвинили тебя. Раз такие вещи случились, они должны были случиться в другом пространстве или времени, и они должны были изменить людей. Единственное, что интересует нас на этих подмостках: сможешь ты или нет быть признан человеком и остаться в этом мире, в безопасности, на свободе и в достатке, не вызывая нареканий, а обратив все свое внимание на безопасность и благополучие этой планеты? Мы не наказываем, и мы не судим, но мы решаем, и мы решаем жить ли тебе. Ты понимаешь? Ты сердишься?

Род молча кивнул, упиваясь воздухом, пропитанным влажным запахом роз, и убаюканный давлением влажной атмосферы. Если сейчас все пойдет не так, то все это будет продолжаться недолго. Недолго, так как человек-змея стоит совсем рядом в пределах досягаемости. Род попытался заглянуть в мозг змеи, но ничего не услышал, кроме неожиданного и открытого неповиновения чьим-либо приказам.

Повелитель Красная Дама продолжал. Таггарт и Беаслей выглядели так, словно никогда не слышали этих слов.

- Дети и граждане, вы знаете законы... Мы не обнаружили что в тебе есть изъян или что все правильно. Нет преступления, которое мы смогли бы тут осудить, нет проступка. Никакой вины. Мы хотим только рассудить простой вопрос: можешь ты дальше жить или нет? Ты понимаешь? Ты сердишься?

Род ответил:

- Да, сэр.

- И как ты себя чувствуешь, ребенок и гражданин?

- Что вы имеете в виду?

- Совет спрашивает тебя. Каково твое мнение? Ты должен жить или умереть?

- Мне нравится жить, - ответил Род. - Но я все свое детство пытался развить свои способности...

- Я не спрашиваю совета у тебя, ребенок и гражданин, - сказал Повелитель Красная Дама. - Мы спрашиваем тебя, что ты думаешь?

- Вы хотите, чтобы я сам рассудил себя?

- Да, мальчик, - сказал Беаслей. - Ты знаешь законы. Расскажи их, чтобы мы могли рассудить тебя.

Резкая дружелюбность лица соседа неожиданно оказалась необычно важной для Рода. Он посмотрел на Беаслея, так словно никогда раньше не видел этого человека. Эти люди пытаются судить его - Рода; и он, Род, должен был помочь им решить, что им делать с ним. Медицина человека-змеи и хихикающая смерть... или выйти на свободу. Род начал говорить одновременно оценивая себя. Он говорил для Старой Северной Австралии. Старая Северная Австралия была жестоким миром, гордым и жестоким миром. Не удивительно, что ему дали возможность самому принять суровое решение. Род собрался с мыслями и заговорил чисто и обдуманно.

- Я скажу - нет. Не давайте мне жить. Я не годен. Я не могу "слишать" и "гаварить". Никто не знает, на что могут быть похожи мои дети, но пока все говорит против них. Кроме одного...

- И что же это, ребенок и гражданин? - спросил Повелитель Красная Дама, в то время как Беаслей и Таггарт выглядели так, словно смотрели на последнего пятиметрового представителя лошадиного рода.

- Посмотрите на меня внимательно, граждане и члены комиссии, - сказал Род, обнаружив, что очень легко начать говорить нараспев в церемониальной манере. - Посмотрите на меня внимательно и не принимайте во внимание мое счастье, потому что вам не положено, по закону, никого судить. Посмотрите на мой талант - тот способ, которым я "слишу"; на гром, которым я "гаварю", - Род полностью собрался для финальной рискованной фразы, и когда его губы готовы были произнести, он выплюнул мысленно в них:

Гнев - красная ярость,

кроваво-красная,

огненная ярость,

шум, вонь, ослепительное сверкание, грубость,

раздражение и ненависть, ненависть, ненависть,

все заботы этого горького дня,

хрусть, шлеп, плюх!

Все это слилось воедино. Повелитель Красная Дама поледенел и поджал губы; старый Таггарт закрыл руками лицо, Беаслей выглядел дико и тошнотворно. В полном молчании воцарившемся в комнате Беаслей отвернулся и его вырвало.

Чуть дрожащим голосом Повелитель Красная Дама спросил:

- И что означает эта демонстрация, ребенок и гражданин?

- В усиленной форме это может быть использованно как оружие?

Повелитель Красная Дама посмотрел на двух коллег. Они "загаварили", но на их лицах ничего от отражалось, если, конечно, они "гаварили". Род не смог прочитать их мыслей. Последнее усилие стоило ему всех его телепатических сил.

- Давайте продолжим, - сказал Таггарт.

- Ты готов? - спросил Повелитель Красная Дама у Рода.

- Да, сэр, - ответил Род.

- Я продолжу, - сказал Повелитель Красная Дама. - Раз ты понимаешь свой случай, как мы увидели, нам пора решиться и вынести приговор, убить тебя немедленно или так же немедленно отпустить на свободу. После случившегося мы определяем тебя как обладающего малым, но драгоценным даром, и благодарим тебя за вежливость с которой ты продемонстрировал это решение. Без вежливости это не могло быть правильно услышано, а если бы оно было не услышано, то не приблизило бы решения, а без принятого решения не было бы безопасного суждения, обещающего безопасность на последующие годы. Ты понимаешь? Ты рассержен?

6
{"b":"40961","o":1}