ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мартел уже не слышал ее. Все его подблоки сигналили: "Тревога! Опасность!". Он заглушал рев собственного мозга, силясь стряхнуть с себя возбуждение. Как легко быть сканнером, когда ты находишься вне своего тела и смотришь на себя со стороны! Тогда им можно управлять. Но осознавать, что тело управляет тобой, а не ты телом и твой мозг ударяется в панику, это страшно.

Он силился вспомнить, каким он был, когда у него еще не было блока хабермена, когда он был подвержен буре эмоций, которые мозг поставляет в тело, а тело - в мозг. Тогда он не умел сканнировать. Он не был сканнером.

Мартел уже знал, что поразило его в запахе, который включила Люси. Он помнил кошмар открытого космоса, когда их корабль разбился на Венере, и хабермены хватались за обрушившийся на них металл голыми руками. Тогда он сканнировал: все на корабле находились в опасности. Блок хаберменов зациклился на отметке "перегрузка", постепенно переходя на следующую: "смерть". А Мартел разгребал тела и сканнировал каждого по очереди. Он сжимал тисками сломанные ноги и вставлял жизнеспособные клапаны тем, чье состояние казалось безнадежным. Люди проклинали его за боль, которую причиняло сканнирование, но он с удвоенным усердием продолжал выполнять свой долг. Он поддерживал жизнь в мучительной агонии космоса. И тогда он впервые столкнулся с этим запахом. Запах просачивался в его перерожденные нервы, несмотря на физические и умственные барьеры организма сканнера. Запах был чудовищно сильным в этот страшный миг разыгравшейся в космосе трагедии. Мартел помнил, что он чувствовал себя так, как будто был обращен: но вместо наслаждения ощущал только ярость и боль. Он даже перестал сканнировать себя самого, боясь быть уничтоженным агонией космоса. Но он выдержал. Все его индикаторы остановились на отметке "Опасность", но не на "Перегрузке"! Он исполнил свой долг и заслужил благодарность. Потом прошло время, и он забыл о горящем корабле.

Он забыл все, но не запах. И этот запах снова был рядом: пахло паленым мясом.

Люси озабоченно вглядывалась в его лицо. Она боялась, что обращение в этот раз слишком глубоко внедрилось в организм Мартела:

- Тебе нужно отдохнуть, милый.

- Убери вон... этот... запах... - прошептал он.

Люси не сказала ни слова. Она выключила смеллер и бросилась к кондиционеру, чтобы впустить свежий воздух.

Мартел поднялся, уставший и ожесточенный (индикаторы были в порядке, и только сердце билось учащеннее, а стрелка нервного подблока подкралась к отметке "Опасность".) Он медленно заговорил:

- Прости меня, Люси. Мне не следовало обращаться. Во всяком случае, так скоро. Но я должен иногда выходить из своего состояния. Как иначе мы можем быть вместе? Как иначе я могу становиться человеком - слышать собственный голос, ощущать жизнь, пульсирующую в жилах? Я люблю тебя, дорогая. Неужели я никогда не смогу быть рядом с тобой?

- Но ведь ты сканнер.

- Я знаю, что я сканнер. Ну и что же?

И Люси начала повторять слова, которые произносила и раньше тысячи раз, чтобы ободрить его и себя:

- Ты храбрейший из храбрых, искуснейший из искусных. Все человечество преклоняется перед сканнерами за то, что они воссоединяют колонии Земли. Сканнеры - покровители хаберменов. Они хозяева открытого космоса. Они помогают людям выжить там, где это невозможно. Они самый уважаемый отряд живых существ на Земле, и даже Повелители Содействия преклоняются перед ними!

С горечью Мартел возразил ей:

- Люси, мы все это слышали и раньше. Но как возместить...

- Сканнеры трудятся не ради возмещения. Они великие стражи человечества. Неужели ты забыл об этом?

- Но наша жизнь, Люси? Что тебе с того, что твой муж - сканнер? Почему ты вышла за меня замуж? Ведь я становлюсь человеком только после обращения. А все остальное время ты знаешь, что я - машина. Человек, которого превратили в машину. Человек, который умер, а потом воскрес, чтобы исполнить какой-то долг. Неужели ты не понимаешь, чего мне не достает?

- Понимаю, милый. Конечно, понимаю.

- Ты думаешь, я помню свое детство? Думаешь, я помню, что значит быть человеком, а не хаберменом? Испытывать настоящую человеческую боль вместо того, чтобы ежеминутно проверять по блоку, жив ли ты еще? Как я узнаю о своей смерти? Ты думала об этом, Люси?

Она не поддержала его, а лишь спокойно предложила:

- Сядь, милый. Я дам тебе чего-нибудь выпить. Ты слишком возбужден.

Но Мартел выпалил, автоматически сканнируя:

- Нет! Послушай меня! Ты представляешь, что такое быть в открытом космосе с экипажем, который полностью зависит от тебя? Неужели ты думаешь, что так приятно - сканнировать день за днем, месяц за месяцем? Агония космоса пронизывает каждую клеточку твоего тела, просачиваясь через блоки хабермена. Мне приходится выводить людей из коматозного состояния - и они ненавидят меня за это. Я понимаю их: боль космоса ужасна. А ты видела, как сражаются хабермены и как их блоки заклиниваются на отметке "Перегрузка"? И после этого ты смеешь упрекать меня в том, что я хоть два раза в месяц хочу побыть человеком?

- Я не упрекаю тебя, милый. Давай будем наслаждаться твоим обращением. Садись и выпей.

Мартел сел, закрыв лицо руками. И пока Люси делала ему коктейль, он с горечью думал: "Зачем она вышла замуж за сканнера?".

В тот момент, когда Люси поднесла ему бокал, зазвонил видеофон. Они вздрогнули. Видеофон был отключен, но он звонил: наверное, работала система экстренного вызова. Мартел подошел к аппарату и включил изображение. Перед ним был Вомакт. Сканнерская выучка Мартела сработала безошибочно. Не успел Вомакт открыть рот, как он уже сообщил ему самое главное:

- Нахожусь в обращении. Занят. - И выключил аппарат. Видеофон зазвонил снова. Люси нежно сказала:

- Не волнуйся, милый, я все узнаю сама. Не подходи!

Никто не имеет права тревожить сканнера, если он обращен. Старик это знает.

Видеофон продолжал звонить. Мартел с яростью бросился к аппарату и включил изображение. На экране снова появился Вомакт. И прежде чем Мартел успел заговорить, Вомакт вошел в контакт с его сердечным подблоком. Сканнер подчинился дисциплине:

- Сканнер Мартел ждет ваших указаний, сэр.

- Экстренный случай.

- Сэр, я обращен.

- Экстренный случай.

- Сэр, вы не понимаете? Я обращен! Непригоден для выхода в космос!

- Экстренный случай. Явиться в Центральную.

- Но, сэр, никакой экстренный случай не может...

- Правильно, Мартел. Но это особо экстренный случай. Явиться в Центральную. Выходить из обращения не надо. Явись таким, каков есть.

Экран погас. Мартел беспомощно повернулся к Люси:

- Прости меня.

Она подошла и ласково поцеловала его. Ей так хотелось смягчить боль его разочарования.

- Береги себя, милый. Я буду ждать.

Мартел скользнул в свой сканнерский костюм. У окна он остановился и помахал жене рукой. Она воскликнула:

- Удачи!

Почувствовав, как тело рассекает воздух, Мартел вдруг понял, что ему удивительно легко лететь. Он подумал, что впервые за одиннадцать лет полет ощущается внутри: это потому, что он был человеком!

Центральная сияла строгостью и белизной. Мартел всматривался вдаль: ни ослепительного сверкания приземляющихся кораблей, ни вспыхнувших ярким пламенем систем, вышедших из-под контроля. Все было спокойно, как и положено в вечер выходного дня. И все же Вомакт звонил. Очевидно, этот экстренный случай связан не с космосом, а с чем-то другим, но не менее серьезным. С чем же?

Мартел вошел в зал и увидел, что по крайней мере половина сканнеров уже на месте. Он поднял палец, которым общались его собратья. Большинство из них стояли по двое и разговаривали, читая по губам. Самые нетерпеливые скребли в своих блокнотах, а потом совали эти блокноты в лица товарищей. Лица были скучными, неживыми, взгляды - тусклыми. Мартел знал, что большинство присутствующих думает о том, чего не выразишь языком сканнера.

2
{"b":"40963","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Невеста горного лорда
Как обучиться телепатии за 10 минут
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Тексты, которым верят. Коротко, понятно, позитивно
Тринадцатый странник
100 рассказов из истории медицины
Таро. Подробное руководство: описание, схемы, авторские и классические трактовки. СircusTaro
Горец. Кровь и почва
Кот Сократ выходит на орбиту. Записки котонавта