ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Русское искусство. Для тех, кто хочет все успеть
Обыденный Дозор. Лучшая фантастика 2015 (сборник)
Хозяин Черного озера
Немного ненависти
Как избавиться от наследства
Я тебя люблю?
Scrum. Революционный метод управления проектами
Мастер иллюзий
Безгрешность
A
A

Напротив, свежесть и пахучесть ночи взбадривала нервы и будоражила тело мощным - только южным жителям знакомым - ощущением какого-то радостного, неведомого желания и вместе с этим - грустной неудовлетворенности. Сахно целиком отдалась этим чувствам и мечтала - о чем? - она и сама того не знала.

В такие ночи в растревоженной фантазии мечты роятся и переплетаются, однако трудно выразить их бедным человеческим языком.

Величие природы, с которой так редко доводится сталкиваться городскому человеку, будило остатки неурбанизированного лиризма. Сахно вспомнила, что она степнячка - дитя широких просторов далекого края - и невольно окунулась в воспоминания. Неожиданно для себя самой она даже запела тихонько какую-то родную песню. Ее родичи не знали другого выражения своих чувств; радуясь или грустя, они всегда поют.

Она еще долго просидела бы так, напевая родные песни, если бы не пришлось ей совершенно неожиданно удивиться и, скажем прямо,- второй раз за эту ночь перепугаться... Однако удивилась и испугалась Сахно по причине достаточно основательной: из-за ее спины послышалась родная ей речь,кто-то подтягивал песне.

Придя в себя после первого замешательства, Сахно глянула вверх, откуда слышалась песня. В темном четырехугольнике окна на втором этаже строения она разглядела нечеткий силуэт.

- Кто вы? - не очень-то смело прошептала Сахно.

- А вы? - отозвался голос.

Некоторое время Сахно не знала, что ответить, и взялась за сигарету.

- Меня слегка испугало ваше пение. Я никак не думала, что здесь, кто-то есть,- наконец заговорила она.- Извините, если обеспокоила вас.

- Ничего. Мне тоже не спится. Это... может, моя последняя ночь, а такой ночью не каждый заснет. К тому же меня удивила родная песня. Я не думал ее услышать здесь, в этом проклятом и безмолвном месте.

- И меня это удивило,- согласилась Сахно.

- Вы украинка? - спросил еще незнакомец, очевидно, человек разговорчивый.

- Да. Вы тоже?

- И я тоже.

Оба некоторое время помолчали. Незнакомец мурлыкал себе под нос только что спетую песню.

- Вы сказали,- снова заговорила Сахно,- что это, может, ваша последняя ночь. Извините меня, если вопрос бестактный, однако почему это должна быть ваша последняя ночь? Нсужто собираетесь... того... не жить больше? Незнакомец прервал пение.- Вы пошутили?

- Нет. Я, собственно, и сам не знаю. Уважаемый доктор уверяет меня, что я не только буду жить, но и значительно лучше... Впрочем, знаете, если ложишься под нож, нельзя быть уверенным в завтрашнем дне.

- Разве доктор Гальванеску врач?

- Ну да. И еще какой!

- Он должен делать вам операцию?

- Как бы вам сказать? Действительно, небольшую операцию. Полное забвение прошлого, пожизненный кусок хлеба, до смерти гарантированная работа, да еще и пять тысяч лир единовременно - это неплохая плата. О, я уверен, что за год-два вся наша эмигрантская братия пройдет через операционный стол этого эскулапа. Все равно больше некуда деться.

- Извините,- остановила его Сахно.- Я не совсем понимаю вас. Я не пойму, в каком смысле вы употребляете слово операция аллегорически?

- Что? - злобно переспросил незнакомец.- Что вы такое сказали?

- Я не пойму, о какой операции вы говорите?

- Как это "про какую"? А вы кто? Разве вы не из нашего стада?

- То есть, вы спрашиваете...

- Небось, крепко держите в кармане билет, который получили в эмигрантском бюро от агентов этого опереточного профессора вместе с двумя тысячами лир задатка?

- Я вас категорически не понимаю,- развела руками Сахно.- О каком билете вы говорите?

Незнакомец замолк и затем обеспокоенно спросил:

- Вы разве не имеете желтой карточки?

- Нет.

...Какое-то время наверху было тихо. Силуэт, который уже четко вырисовывался в предутренних сумерках, неподвижно застыл. Только после долгой паузы незнакомец заговорил снова.

- Тогда... тогда извините, я связан словом и... не могу с вами разговаривать.- Потом совсем тихо он добавил: - Кто его знает, не караулит ли тут, за кустами, кто-нибудь из его агентов.

- Тут никого нет,- зашептала Сахно,- нас никто не может услышать.

Она вся вспыхнула любопытством. Ведь это же, по-видимому, тайна доктора Гальванеску вот-вот может открыться ей. Все непонятное и таинственное, все страхи, которые она только что подавила в себе, нахлынули с еще большей силой. Однако незнакомец остановил ее.

- Подождите. Кто же вы такая? И что тут делаете?

- Я вчера приехала. Из Германии. Меня командировала академия наук ознакомиться с хозяйством доктора Гальванеску.

- Ознакомиться с хозяйством доктора Гальванеску? Xa-xa - хрипло захохотал незнакомец.- Ищите другого дурака. Здесь вы ничего не узнаете. Он слишком хитер, зловреден и могуществен.

- Расскажите же мне. Я вас пршу. В чем дело? Вы меня ужасно заинтриговали. Да я и сама насмотрелась тут многого непонятного и таинственного... Если можно, я поднимусь к вам наверх. Никто не увидит и не услышит...

Незнакомец молчал. Он, похоже, соглашался. Но вдруг спохватился.

- Постойте. Вы, говорите, приехали из Германии?

- Да.

- Однако вы украинка?

- Конечно.

- Эмигрантка?

- Я, видите... училась в Германии и осталась при кафедре для научной работы. После этого я должна вернуться домой...

- Значит, вы... советская гражданка?..- Незнакомец отшатнулся от окна и с проклятьем хлопнул рамой. Сахно еще слышала, как он возился со шпингалетом, проклиная себя и советскую власть.

Огорошенная и растерянная стояла Сахно под окном, не зная, что ей делать. Она бы простояла так долго, но окно открылось еще раз и оттуда на миг высунулась голова разъяренного незнакомца.

- Если ты, проклятая коммунистическая сука, не пойдешь сейчас отсюда вон, я немедленно позвоню профессору Гальванеску!

Такая угроза не обещала Сахно ничего хорошего. Не в ее интересах было, чтобы доктор Гальванеску узнал о ее чрезмерном любопытстве. Поэтому, не заставив себя просить второй раз, она быстренько отправилась подальше от этого места.

Выйдя на просеку, Сахно остановилась. Однако напрасно старалась она понять то, что сейчас услышала. Невозможно было разобраться в этой путанице из намеков, фактов и совпадений.

От души бранясь - не зная, кого ругая и за что,- направилась Сахно к дому, к своему окну, что едва-едва светилось в первых ясных лучах зари.

Дворец спал. Свободный от замков, молчаливый и дико безлюдный.

Сахно быстро миновала террасу, крыльцо и анфиладу пустых, жутковатых комнат. В своей комнате она тихо разделась и легла в постель. Сразу же ужасно захотелось спать. Долгий день, множество впечатлений, а еще больше волнений брали свое: веки слипались, в голове шумело, мысли путались, нервы расслабились.

Однако ее вдруг разбудил какой-то звук. Сахно мгновенно проснулась и села на постели. Звук повторился. Теперь она поняла - это был тоненький звон электрического зуммера. Сахно удивленно осматривалась. Тогда зазвенело в третий раз. Телефон.

Сахно совсем забыла о нем.

Удивляясь, кто бы это мог тут звонить ей ночью, Сахно взяла трубку. Оттуда послышался знакомый горловой голос Чипариу.

Сахно с облегчением вздохнула. Чипариу! И как она могла забыть о Чипариу. Где он и что делает? Хорошо ли ему?

Чипариу долго извинялся, что разбудил, наверное, Сахно, что звонит так рано, однако он несколько раз звонил еще с вечера и волнуется, что Сахно ему не отвечает. Когда, наконец, Сахно его успокоила, что она не спит, Чипариу перешел к делу.

- Скоро ли поедем отсюда? - интересовался он.

- А что такое?

- Вы как хотите, а мне тут худо.

- Худо? С чего бы это? О вас не заботятся? Я завтра же скажу хозяину...

- Да нет. Обо мне даже слишком пекутся. Я живу прямо в роскоши. Но в том-то и беда, что я не знаю, кто обо мне заботится. Я не вижу никого. Понимаете - никого, кроме этого идиота лакея с отвратительной целлулоидной рожей. Я не вижу людей. Ей же ей, пусть не буду я шофером Чипариу, мне тут жутко! Вы как хотите, а я долго так не выдержу.

11
{"b":"40977","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой идеальный монстр
Как избавиться от наследства
Becoming. Моя история
Записки упрямого человека. Быль
Монтессори для малышей. Полное руководство по воспитанию любознательного и ответственного ребенка
Агата и археолог. Мемуары мужа Агаты Кристи
ДНК гения
Наследница проклятого мира
Ведьма