ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако нельзя было и мешкать. Сахно мигом огляделась и полезла вдоль ряда смородиновых кустов. Тихо, время от времени останавливаясь, пережидая и припадая к земле, проползла она метров пятнадцать. Тут ей дорогу пересекала колючая живая изгородь. Дальше пути не было... Сахно беспомощно поглядела назад - немигающее око прожектора, казалось, бежало за ней следом. Длинные, негаснущие полосы яркого холодного света перебегали по верхушкам кустов. Несколько раз луч скользнул над ее головой, и тогда казалось, что холодный порыв ветра пошевеливал волосы. Сахно попробовала раздвинуть цепкие ветви изгороди, однако они впивались в руки острыми колючками и не поддавались с места ни на сантиметр. Выхода не было.

Тогда, отчаявшись, Сахно выждала момент, когда луч прожектора отбежал немного в сторону, и разом вскочила на ноги.

Напрягшись, она сделала головокружительный прыжок, попала в самую гушу острых колючек, закусила до крови губы, чтобы не крикнуть, снова напряглась и, разрывая вместе с одеждой собственное тело, прыгнула второй раз. Оборванная, окровавленная, едва живая от боли, она упала наземь по ту сторону живой изгороди как раз в ту минуту, когда прыткий луч, возвратившись, перебежал через поломанный, потоптанный шиповник...

На этот раз Гальванеску, очевидно, что-то заметил. Несколько громких выстрелов один за другим разорвали притаившуюся ночную тишину. Пули резали ветки совсем близко и вспахивали землю в двух шагах. Сахно не стала дожидаться, пока они пронижут ее тело. Она вскочила на ноги - вся облитая синим сиянием прожектора - и под густым дождем пуль побежала за угол здания. Там пока что она была в безопасности.

Обогнув левый корпус, она миновала поляну и выбежала в цветники, потом выскочила на террасу и с нее побежала было коридором, который отделял лаборатории от всего дворца. Тут ее осенила мысль, что она безоружна. Возвращаться в свою комнату было уже поздно. Сахно остановилась на миг, озираясь и прикидывая, что можно использовать в качестве оружия. В это время броневые двери широко раскрылись и из-за них появилась бесстрастная фигура ненавистного лакея. Он встал на пороге с очевидным намерением помешать Сахно.

Тогда, не раздумывая долго, Сахно схватила тяжелый стул и кинулась на врага.

Первый удар она не рассчитала. Спинка стула скользнула по голове и плечам караульного. Черные очки тяжело звякнули об пол и рассыпались черными искрами. За ними мягко, как подстреленная птица, слетел и лег на землю черный, курчавый парик... Перед Сахно стояло существо еще более омерзительное, чем казалось ей раньше. Синевато блестел совершенно голый череп, из-под безбрового лба зловеще глядели две красные ямы вместо глаз. Толстая, прозрачно-красная рожа, без черных очков и волос, будто смеялась своим широким беззубым ртом и была отвратительнее всего, что доводилось когда-либо видеть Сахно. Не помня себя, только страшно вскрикнув от ужаса и отвращения, Сахно размахнулась еще раз и попала стулом прямо в урода...

Хаквилавилис упал, как ворох тряпья,- отяжелев, со странным треском и шелестом.

Не мешкая, Сахно выбежала назад, к главному коридору.

Бежать к себе, взять оружие и обороняться - такой была ее первая мысль. Однако сразу же Сахно оставила ее. Кто знает, может, там ожидают ее невидимые и загадочные враги. Оставаться в здании было небезопасно. Скорее наружу.

Палисадник весь сиял в ярком свете. Большие дуговые фонари-прожекторы светили с верхних окон. Угловые башни здания с легким скрипом вращались и щупали длинными лучами заросли в саду. С полчаса вокруг было светло, как днем.

Прямо через палисадник, где нельзя было и спрятаться, Сахно побежала к высоким деревьям. Туда не доставал свет прожекторов. Она бежала изо всех сил, однако, казалось, целая вечность прошла, пока она пробежала эти сто метров. Обернувшись уже из-под гущи деревьев, она заметила темный силуэт, что стоял на террасе, наклонившись к столу. Это был доктор Гальванеску.

Однако он не торопился с погоней и неподвижно стоял на месте.

Сахно глянула еще раз, удивленная его спокойствием, и только теперь разглядела, что он наклонился над своим аппаратом и что-то поспешно выстукивает на нем...

Передохнувши в тени, Сахно снова побежала. Куда? К забору, к стене. К гаражам, где должен стоять ее автомобиль. Любой ценой надо было перелезть через стену, сесть в машину и прорваться через главные ворота. Как это сделать, как преодолеть две стены, опутанные электрическим проводом,- этого Сахно не знала. Однако другого выхода не было, и Сахно отчаянно бежала.

До первой стены было уже недалеко - перебежать еще дветри аллеи. Однако бежать напрямик чем дальше, тем было тяжелее: деревья росли гуще, и впотьмах Сахно уже не раз наталкивалась на стволы. Тогда она повернула и побежала аллеей. Вдруг она услышала какой-то звук. Будто топот множества ног навстречу. Она приостановилась. Действительно, стучало множество ног: вот здесь, в двадцати шагах, за поворотом аллеи.

Сахно метнулась. Однако было уже поздно. Она не успела отбежать от аллеи. Из-за угла прямо на нее выбежала гурьба людей. Может, двадцать, может, тридцать человек... Гурьба двинулась прямо на нее и, не расступившись, промчалась мимо. Пока Сахно опомнилась, люди были уже за двадцать шагов позади. Вот и силуэты их пропали за деревьями. Только еще некоторое время глухо и мягко стучали тяжелые резиновые сапоги... И только замер этот топот, как снова из-за поворота вынырнула еще одна гурьба. На этот раз Сахно осмотрительно отступила и притаилась возле толстого ствола. Вторая группа - тоже двадцать-тридцать человек - плотным строем по четыре в ряд пробежала так же быстро, как и первая. Это были рабочие в коротких серых хламидах и больших резиновых сапогах. Они все бежали как один, прижав согнутые руки к груди, словно спортсмены на марафонской дистанции, ровно и размеренно выбивая такт своими тяжелыми сапогами. В рассеянном полумраке в просветах аллеи могла разглядеть Сахно и их головы. Это были голые матовые черепа и одутловатые, прозрачные лица медуз...

Наконец и стена. Высокая, ровная, и не угадаешь, где она опутана электрическим проводом.

Сахно бросилась туда-сюда. Наместницы, ни жерди, ни веревки. Остановилась, прислушалась. Темный парк ответил чуткой, настороженной, полной шелестами тишиной. Кое-где на вершинах серебрились отблески прожекторов. Со стороны дворца ничего не было слышно. Эта таинственная тишина пугала больше, чем гомон и шум погони. Однако Сахно знала, что погоня есть, что погоня должна быть,- недаром же столько необычного люду побежало к дворцу, очевидно, на зов своего владетельного хозяина. Может, погоня эта уже где-то близко - вот тут, за этими деревьями? Подбирается украдкой, чтобы внезапно броситься на беглеца и схватить его мягкими, прозрачными и холодными руками?

Сахно метнулась...

Какое-то время она бежала вдоль стены, пока с разгону не ударилась о толстенный дуб, росший у самой ограды. Крутой ствол вздымался вверх, где высоко над острой кромкой стены раскинулись развесистые ветви. Какой-то миг Сахно еще соображала, потом обхватила ствол руками и ногами и полезла вверх.

Вначале по стволу, потом на боковые ветви, все выше и выше, пока гребень стены не забелел внизу под ногами тонкой ровной полоской. Тогда на более тонкие ветви, на длинную ветвь, что протянулась по ту сторону стены. На середине Сахно остановилась, осторожно опустилась, повисла на руках и вытянулась струною, как гимнаст на турнике перед ответственным номером.

Она высматривала, куда удобнее прыгнуть. Под ногами, на расстоянии нескольких метров, белело шоссе. Ближе - между шоссе и стеной - чернел ров, на дне которого поблескивала жижа.

Сахно выбрала второе... Слегка раскачавшись, затаив дыхание, она отпустила ветку и плюхнулась прямо в водоросли...

Туча брызг и стая лягушек прыснули во все стороны. Ноги увязли в липкой грязи. Густой вонючей жидкости было по шею.

Выбравшись из канавы, Сахно изо всей силы припустила по шоссе. Дорога эта кольцом опоясывала малый парк - рядом со стеной. Слева от главных ворот должны быть гаражи. Это Сахно хорошо знала по генеральному плану усадьбы, который висел на стене в кабинете доктора Гальванеску. Бежать пришлось недолго.

14
{"b":"40977","o":1}