ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Возвращение блудного самурая
Сестры ночи
Эринеры Гипноса
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Шоу обреченных
Третье отделение при Николае I
Зима Джульетты
Орудия Ночи. Жестокие игры богов
Моя сестра
A
A

Шота поставила чашку на стол.

– Мои поздравления, Мать-Исповедница. Ты заслужила право задать мне вопросы. Имей храбрость услышать ответы, и они помогут тебе.

– Клянусь, я сделаю все, что в моих силах, – сказала Кэлен.

Глава 41

Шота налила ей и себе еще чая. – Что ты хочешь узнать?

Кэлен взяла свою чашку.

– Ты знаешь что-нибудь о Храме Ветров?

– Нет.

Кэлен помолчала, держа чашку в руке.

– Ладно. Ты сказала Надине, что ветры охотятся на Ричарда.

– Да.

– Ты можешь объяснить, что это значит?

Шота подняла руку в неопределенном жесте.

– Я не знаю, как объяснить той, кто не ведьма, как я вижу поток времени, вереницу будущих событий. Полагаю, ты могла бы сказать, что это похоже на воспоминания. Одни события помнятся более ярко, другие почти неразличимы. Точно так же я вижу будущее. Для меня почти не существует различия между прошлым, настоящим и будущим. Я плыву по реке времени и вижу то, что происходит и вниз, и вверх по течению. Для меня видеть будущее так же просто, как для тебя – вспомнить, что было год или два назад.

– Но иногда я не могу вспомнить что-то, – сказала Кэлен.

– То же самое и со мной. Я не могу вспомнить то, что случилось с птицей, которую моя мать приманила, когда я была еще девочкой. Я помню, как птица сидела у нее на пальце, а мать нашептывала ей что-то ласковое. А умерла она или улетела – это стерлось из памяти. Другие события, например, смерть моего возлюбленного, я помню до мелочей.

– Я понимаю. – Кэлен опустила взгляд на свою чашку. – Я тоже очень отчетливо помню день, когда умерла моя мать. Я помню каждую деталь, хотя порой жалею, что не могу все это забыть.

Шота поставила локти на стол и сплела пальцы.

– Так же и будущее. Я не всегда могу разглядеть радостные события, которые мне хотелось бы увидеть, и не могу избежать ужасных картин. Некоторые события я вижу ясно, а другие – размыто, словно тени в тумане.

– А что о ветрах, которые охотятся на Ричарда?

Шота покачала головой, глядя вдаль отрешенным взглядом.

– Это было не так. Как будто кто-то заставлял меня вспоминать. Как будто кто-то использовал меня, чтобы передать сообщение.

– Сообщение – или предупреждение?

Шота задумчиво нахмурилась.

– Я сама задавала себе этот вопрос. Но не знаю ответа. Я передала его через Надину, потому что решила – Ричард должен знать в любом случае.

Кэлен потерла лоб.

– Шота, когда началась чума, она началась среди детей, которые играли в…

– Джала.

– Да, верно. Император Джегань…

– Сноходец.

Кэлен посмотрела на нее.

– Ты о нем знаешь?

– Он посещает мои будущие воспоминания – иногда. Он прибегает к разным уловкам, чтобы вторгнуться в мои сны. Но это у него не получится.

– Как ты думаешь – может быть, сноходец передал тебе это сообщение?

– Нет. Я его фокусы знаю. Поверь, сообщение было не от Джеганя. А при чем тут чума и джала?

– Ну, Джегань использовал свои способности сноходца, чтобы занять разум волшебника, которого он послал, чтобы убить Ричарда. Он смотрел джала. Волшебник, я имею в виду. Джегань видел игру его глазами и был недоволен, что Ричард изменил правила так, чтобы играть могли все дети. Чума началась среди детей, которые играли в тот день. Поэтому мы считаем, что ее наслал Джегань. Первый ребенок, которого мы увидели, умер. – Кэлен закрыла глаза и глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. – Мы с Ричардом стояли у его постели, когда он умирал. Невинное дитя, Шота! Он сгнил заживо. Я не могу даже вообразить, как он мучился. Он умер на наших глазах.

– Мне очень жаль, – прошептала Шота.

Кэлен заставила себя смотреть прямо.

– После того как он умер, его рука поднялась и схватила Ричарда за воротник. Легкие мертвеца наполнились воздухом, он притянул Ричарда к себе и прошептал: «Ветры охотятся за тобой».

Шота вздохнула:

– Значит, я была права; это было не мое собственное видение, это было сообщение, переданное через меня.

– Шота, Ричард считает, что это Храм Ветров охотится на него. У него есть дневник человека, который жил во время великой войны три тысячи лет назад. В дневнике говорится о том, как волшебники поместили в этот храм магические предметы большой ценности – и представляющие большую опасность, – а потом отослали его.

Шота, нахмурившись, наклонилась вперед:

– Отослали? Куда?

– Мы не знаем. Храм Ветров был на вершине горы Киммермосст.

– Я знаю это место. Там нет никакого храма, только старые развалины.

Кэлен кивнула:

– Возможно, волшебники с помощью магии разрушили гору и похоронили храм в оползне. Не важно, что они сделали, но храм исчез. Из того, что Ричард прочел в дневнике, он сделал вывод, что красная луна была предупреждением, посланным храмом. Еще он считает, что Храм Ветров часто называется просто «ветрами».

Шота провела пальцем по ободку чашки.

– Итак, сообщение мог послать сам Храм Ветров.

– Ты думаешь, это возможно? Как храм может послать сообщение?

– Волшебники того времени могли делать такие вещи, которых мы не можем даже вообразить. Сильфида, например. Из того, что я знаю, и из того, что сказала мне ты, я предположила бы, что Джегань каким-то образом украл что-то из Храма Ветров и с помощью этого наслал чуму.

Кэлен почувствовала холодную волну страха.

– Как он мог это сделать?

– Он сноходец. Он имеет доступ к знанию, которое выше нашего понимания. Несмотря на его жестокие цели, он далеко не глуп. Он коснулся меня своим разумом, когда охотился ночью за мной. Нельзя его недооценивать.

– Шота, он хочет уничтожить всю магию.

Шота подняла бровь.

– Я уже говорила, что согласна ответить на твои вопросы. Не нужно убеждать меня в том, что все это касается и меня. Джегань – не меньшая угроза для меня, чем Владетель. Он намерен искоренить магию, но сам ею пользуется.

– И все же – как он мог украсть чуму из Храма Ветров? Ты в самом деле думаешь, что это возможно?

– Я могу сказать лишь, что чума не началась сама по себе. Ваше предположение верно. Она была наслана с помощью магии.

– Как ее остановить?

– Я не знаю ни одного средства против чумы. – Шота отхлебнула чая и поглядела на Кэлен. – С другой стороны, как была наслана чума?

– С помощью магии. – Кэлен нахмурилась. – Ты хочешь сказать… Ты хочешь сказать, что, если магия породила чуму, она же может ее и уничтожить, несмотря на то что от этой болезни нет лекарств?

Шота пожала плечами:

– Я не знаю, ни как наслать чуму, ни как ее вылечить. Но я знаю, что она порождена магией. Напрашивается вывод, что магия может ее остановить.

Кэлен села прямее.

– Тогда есть надежда.

– Возможно. Мое предположение – Джегань украл что-то из Храма Ветров, чтобы начать чуму, и теперь храм пытается предупредить об этом Ричарда.

– Почему Ричарда?

– Как ты думаешь почему? Чем Ричард отличается от всех прочих людей?

Хитрая улыбка Шоты кольнула Кэлен в самое сердце.

– Он – боевой чародей. Он владеет Магией Ущерба. Он одолел дух Даркена Рала и остановил Владетеля. Ричард – единственный, у кого достаточно могущества, чтобы справиться с Джеганем.

– Не забывай об этом, – прошептала Шота.

Кэлен внезапно охватило такое чувство, будто она скользит вниз по ледяной дорожке. Она отогнала его. Шота хочет помочь.

Кэлен набралась храбрости и спросила:

– Шота, зачем ты посылала Надину?

– Чтобы Ричард женился на ней.

– Почему именно Надину?

Шота улыбнулась печальной улыбкой. Она ждала этого вопроса.

– Потому что я забочусь о нем. Я хотела, чтобы он женился на ком-то, кто ему хотя бы отчасти нравился.

Кэлен сглотнула.

– Ему нравлюсь я.

– Я знаю. Но он должен жениться на другой.

– Потоки будущего сказали тебе об этом? – Шота кивнула. – Это была не твоя затея? Ты не хотела просто послать кого-то, чтобы эта женщина отбила Ричарда у меня?

100
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Убийство Спящей Красавицы
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Третье отделение при Николае I
Последний шанс
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Тенеграф
Бизнес и/или любовь. Шесть историй трансформации лидеров: от эффективности к самореализации
Зима Джульетты