ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новая холодная война. Кто победит в этот раз?
Колыбельная звезд
Живи позитивом! Живые аффирмации и полезные упражнения
Хлеб великанов
Второй шанс
Метро 2033: Спастись от себя
Земля лишних. Коммерсант
Семена успеха. Как родителям вырастить преуспевающих детей
Тёмные птицы
A
A

– Нет. – Шота откинулась на спинку стула и стала смотреть на деревья. – Я видела, что он женится на другой. Я видела, как ему было больно. Я использовала все свое влияние, чтобы этой женщиной была та, кого он знает, в ком сможет найти хотя бы какое-то утешение. Я как могла пыталась ослабить его будущую боль.

Кэлен не знала, что сказать. Она чувствовала себя так, будто борется со стремительным потоком, как тогда, в канале под замком.

– Но я же его люблю. – Это было все, что она могла придумать.

– Я знаю, – тихо сказала Шота. – Не я решила, что Ричард женится на другой. В моих силах было лишь повлиять на то, кто будет его женой.

Кэлен на мгновение задохнулась и отвела взгляд от Шоты.

– Я ничего не могла сделать, – добавила Шота, – с тем, кто станет твоим мужем.

Кэлен вновь посмотрела на нее.

– Что? Что ты имеешь в виду?

– Ты должна выйти замуж. И не за Ричарда. На эту часть событий я не могу повлиять. Кстати, это дурной признак.

Кэлен была ошеломлена.

– Что это значит?

– В это каким-то образом вовлечены духи. Они признают лишь ограниченное вмешательство в их промысел. Все остальное – исключительно в их власти. Они руководствуются своими причинами, и эти причины от меня сокрыты.

По щеке Кэлен скатилась слеза.

– Шота, что же мне делать? Я потеряю мою единственную любовь. Я никогда не смогу любить никого, кроме Ричарда, даже если захочу. Ведь я – Исповедница.

Шота сидела не двигаясь и смотрела на Кэлен.

– Добрые духи разрешили мне выбрать, кто будет невестой Ричарда. Я искала и не смогла найти никого более подходящего. Если ты действительно любишь Ричарда, попытайся утешиться тем, что он будет женат на женщине, к которой питает хотя бы крошечное чувство. Возможно, ей удастся сделать его счастливым, и он полюбит ее.

Кэлен сжала коленями руки, чтобы они не дрожали. Спорить с Шотой бесполезно. Она ни при чем. В это вовлечены духи.

– Зачем? Зачем духам нужно, чтобы Ричард женился на Надине? Чтобы я вышла замуж за человека, которого не люблю?

В голосе Шоты звучало сострадание.

– Я не знаю, дитя. Как некоторые родители выбирают супругов для своих детей, так и духи выбрали их для вас с Ричардом.

– Если сюда вовлечены духи, почему же они желают нам такого несчастья? Они же сами отнесли нас в обитель между мирами, где мы были вместе. – Кэлен отчаянно сопротивлялась потоку. – Почему они так жестоки с нами?

– Возможно, потому, – прошептала Шота, глядя на Кэлен, – что ты предашь Ричарда.

У Кэлен сжалось сердце. У нее в голове зазвучало пророчество:

…ибо та, что в белом, его истинная любовь, предаст его своей кровью.

Она вскочила на ноги.

– Нет! – Ее руки сжались в кулаки. – Я никогда не причиню Ричарду боль! Я никогда не предам его!

Шота спокойно потягивала чай.

– Сядь, Мать-Исповедница. – Кэлен, отчаянно стараясь не разрыдаться, упала на стул. – Я могу управлять будущим не больше, чем прошлым. Я предупреждала, что тебе потребуется храбрость, чтобы услышать ответы. – Она показала на свою голову. – Не только здесь, – она приложила руку к сердцу, – но и здесь тоже.

Кэлен заставила себя глубоко вздохнуть.

– Прости меня. Ты не виновата. Я знаю.

Шота приподняла бровь.

– Хорошо, Мать-Исповедница. Умение принять правду – первый шаг на пути к власти над своей судьбой.

– Шота, не хочу показаться неуважительной, но, наблюдая будущее, нельзя получить точных ответов. Помнится, ты говорила, что я коснусь Ричарда своей властью. Я думала, она уничтожит его. Я хотела покончить с собой, чтобы твое пророчество не сбылось, но Ричард не позволил мне совершить самоубийство. Раз так, твое видение будущего, казалось, было истинным, но все произошло совсем по-другому. Я коснулась Ричарда, но его магия защитила его, и он не получил никакого вреда.

– Я не видела результатов твоего касания. Только то, что ты коснешься его. Это большая разница. Сейчас я вижу, что ты выйдешь замуж, а он женится.

Кэлен оцепенела.

– За кого я должна выйти замуж?

– Я вижу только туманный силуэт. Я не знаю, кто это будет.

– Шота, мне говорили, что твои видения будущего – форма пророчества.

– Кто тебе это сказал?

– Волшебник. Зедд.

– Волшебники, – пробормотала Шота. – Они не в силах постичь разума ведьмы, хотя воображают, что знают все.

Кэлен отбросила назад свои длинные волосы.

– Шота, мы собирались быть честными друг с другом, помнишь?

Шота вздохнула.

– Хорошо, я готова признать, что в этом случае он в основном прав.

– Пророчество не всегда сбывается так, как оно видится. Страшных опасностей можно избежать или видоизменить их. Как ты думаешь, есть способ, которым я могу изменить это пророчество?

Шота нахмурилась.

– Пророчество?

– То, о котором ты говорила. О предательстве Ричарда.

Шота нахмурилась еще больше.

– Ты хочешь сказать, что это было еще и предсказано пророчеством?

Кэлен отвела взгляд.

– Тот волшебник, чей разум захватил Джегань, сказал, что император осуществил пророчество, чтобы заманить Ричарда в ловушку. Оно тоже говорит о том, что я предам Ричарда.

– Ты помнишь это пророчество?

Кэлен провела пальцем по ободку чашки.

– Это одно из тех воспоминаний, которые мы хотели бы навсегда изгнать из памяти, но не можем. С красной луной придет огненный вал. И тот, кто опоясан мечом, увидит смерть своего народа. Если он будет бездействовать, он сам и все, кто ему дорог, погибнут в горниле пожара. Ибо ни один клинок, выкованный из стали или созданный магией, не может поразить этого врага. Чтобы погасить пожар, он должен искать ответ у ветра. И на этом пути его поразит молния, ибо та, что в белом, его истинная любовь, предаст его своей кровью.

Шота откинулась на спинку стула, держа чашку в руках.

– Это правда, что события, о которых говорится в пророчестве, могут быть изменены или можно их избежать, но не в пророчестве со взаимосвязанной развилкой. Это пророчество именно таково, и оно – ловушка для жертвы. Красная луна говорит о том, что ловушка захлопнулась.

– Но должен быть способ. – Кэлен снова пригладила волосы. – Шота, что я должна делать?

– Ты должна выйти замуж за другого, – прошептала Шота, – а Ричард – жениться на другой.

– Шота, я знаю, что ты говоришь правду, но разве я могу предать Ричарда? Я не лгу; я умерла бы прежде, чем это сделала. Мое сердце не позволит мне предать его. Я не смогу.

Шота задумчиво разгладила платье.

– Подумай, Мать-Исповедница, и ты увидишь, что ты неправа.

– Как? Как я могу предать Ричарда? Что меня может заставить?

Шота терпеливо вздохнула.

– Найти причину не так трудно, как тебе кажется. Например – если бы ты знала, что у тебя есть только один способ спасти его жизнь и он заключается в том, чтобы предать Ричарда, разве ты не пожертвовала бы ради этого своей любовью?

У Кэлен в горле стоял ком.

– Да. Я предала бы его, если бы только так можно было бы спасти ему жизнь.

– Так что, как видишь, это не столь невозможно, как ты воображаешь.

– Шота, – слабым голосом произнесла Кэлен, – Шота, зачем это все? Почему будущее зависит от того, что Ричард женится на Надине, а я выйду замуж за какого-то там мужчину? Должна быть причина.

Шота задумалась на мгновение, а потом сказала:

– Храм Ветров охотится на Ричарда. Духи вовлечены в это. Кэлен устало закрыла лицо ладонями.

– Ты сказала Надине – «пусть духи будут милосердны к его душе». Что ты имела в виду?

– В подземном мире есть не только добрые духи. В это вовлечены и добрые духи, и злые.

Кэлен больше не хотела говорить об этом. Этот разговор причинял ей нестерпимую боль. Ее надежды и мечты рушились на глазах.

– Но цель? – пробормотала она.

– Чума.

Кэлен посмотрела на Шоту.

– Что?

– Это имеет какое-то отношение к чуме и к тому, что сноходец украл из Храма Ветров.

101
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Другая Элис
Как ты смеешь
Шестнадцать против трехсот
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Темный лес
Разведенная жена или, Жили долго и счастливо! vol.2
Люди с безграничными возможностями: В борьбе с собой и за себя