ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нёкк
Мертвые души
Мир вашему дурдому!
Стеклянная республика
SPQR V. Сатурналии
Персональный демон
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Единственная, или Семь невест принца Эндрю
Хижина. Ответы. Если Бог существует, почему в мире так много боли и зла?
A
A

– Ты думаешь, что это случилось из-за наших попыток найти магию, которая остановит чуму?

– Я полагаю, да, – сказала Шота. – Вы с Ричардом отчаянно ищете способ остановить чуму и спасти жизнь людям. Я вижу в будущем, что каждый из вас станет супругом другого человека. Ради чего еще вы могли бы пойти на такую жертву?

Кэлен спрятала под стол свои трясущиеся руки. Она видела боль в глазах Ричарда, когда он видел, как умирает Кип. Ни он, ни сама Кэлен никогда не простили бы себе, если бы единственный способ спасти других детей заключался в том, чтобы пожертвовать их любовью, а они отказались бы это сделать.

– Да, ты права… – пробормотала она. – Даже если это убило бы нас, мы пожертвовали бы своей любовью. Но как добрые духи могут требовать такую цену?

Кэлен внезапно вспомнила, как Денна взяла на себя клеймо Владетеля и добровольно ушла вместо Ричарда к вечным мукам в руках Владетеля. Правда, за этот поступок Владетель отверг ее, но тогда она не знала, что так случится, – и пожертвовала своей душой ради того, кого любила.

Ветви кленов качались под слабым ветром. Кэлен слышала, как хлопают флаги на башнях. Воздух был полон весной. Трава ярко зеленела, вокруг зачиналась новая жизнь.

Сердце Кэлен было похоже на горстку мертвого пепла.

– Я должна сообщить тебе еще одну вещь. – Голос Шоты доносился словно издалека. – Это не последнее предупреждение, посланное ветрами. Вы получите другое, связанное с луной. Не пропустите его и отнеситесь к нему серьезно. Твое будущее, будущее Ричарда и будущее всех невинных людей зависит от этого. Вы должны использовать все, чему научились, чтобы не упустить возможность, которая вам будет предоставлена.

– Возможность? Какую возможность?

Кэлен не могла отвести взгляда от нестареющих глаз Шоты.

– Возможность выполнить ваш самый священный долг. Возможность спасти жизнь всех, кто зависит от вас.

– Когда это будет?

– Я знаю лишь, что скоро.

Кэлен кивнула. Она сама удивлялась, что до сих пор не расплакалась. Для нее нет ничего ужаснее, чем потерять Ричарда, – и все же она не плачет.

Она подумала, что, наверное, все-таки разрыдается – но только не здесь, не сейчас.

Она уставилась в стол.

– Шота, ты не хочешь, чтобы у нас с Ричардом был ребенок, не так ли? Мальчик?

– Да.

– Ты постаралась бы убить нашего сына, если бы он родился у нас, так?

– Да.

– Тогда откуда мне знать, что все это не какой-то заговор с твоей стороны, чтобы не допустить рождения у нас с Ричардом сына?

– Тебе придется взвесить истинность моих слов на весах своей души и сердца.

Кэлен вспомнила слова мертвого мальчика и пророчество. Так или иначе, она никогда не станет женой Ричарда. Это была только пустая мечта.

В юности Кэлен однажды спросила мать о любви, о муже, о доме. Ее мать стояла перед нею, красивая, стройная, ослепительная – но лицо ее представляло собой бесстрастную маску Исповедницы.

У Исповедниц не бывает любви, Кэлен. У них есть только долг.

Ричард был рожден боевым чародеем. У него есть предназначение. Долг.

Кэлен смотрела, как ветерок катает по столу крошки.

– Я верю тебе, – прошептала она. – Я не хочу тебе верить, меня это убивает, – но я верю. Ты говоришь правду.

Больше говорить было не о чем. Кэлен встала. Ноги у нее подкашивались. Она попыталась вспомнить дорогу к сильфиде, но обнаружила, что мысли ее не слушаются.

– Спасибо за чай, – донесся до нее словно со стороны собственный голос. Если Шота и ответила, Кэлен этого не слышала. – Шота? – Она ухватилась за спинку стула, чтобы не упасть. – Ты не можешь показать мне, куда идти? Кажется, я не могу вспомнить…

Шота уже была рядом. Она взяла Кэлен за руку.

– Я провожу тебя, дитя, – сказала ведьма голосом, исполненным сострадания. – Я покажу тебе путь.

Они шли в молчании. На вершине утеса Кэлен остановилась и окинула взглядом Предел Агаден. Это было прекрасное место, долина, уютно устроившаяся среди пиков зубчатых гор.

Кэлен вспомнила, что Владетель послал волшебника и скрий-линга, чтобы те убили Шоту. Ей пришлось бежать, чтобы спасти свою жизнь. Она поклялась, что вернет свое жилище себе.

– Я рада, что ты вернула себе свой дом, Шота, – сказала Кэлен. – Я говорю искренне. Предел Агаден принадлежит тебе.

– Спасибо, Мать-Исповедница.

Кэлен посмотрела в глаза женщине-ведьме.

– Что ты сделала с тем волшебником, который напал на тебя?

– То, что собиралась. Я привязала его за пальцы и заживо сняла с него кожу. И смотрела, как магия вытекает из него вместе с кровью. – Она махнула рукой в направлении дворца. – Я покрыла его шкурой свой трон.

Кэлен вспомнила, что это было в точности то, что Шота обещала сделать. Неудивительно, что даже волшебники редко осмеливались входить в Предел Агаден; куда им было тягаться с Шотой. Но один волшебник узнал об этом с большим опозданием.

– Не могу сказать, что обвиняю тебя за это. Если бы Владетель заполучил тебя… Ну, в общем, я знаю, как ты этого боялась.

– Я в долгу перед тобой и Ричардом. Ричард не позволил Владетелю захватить нас всех.

– Я рада, что волшебник не отправил тебя к Владетелю, Шота.

Кэлен говорила искренне. Она знала, что Шота опасна, но в ней было и сострадание, которого Кэлен от нее никак не ожидала.

– Ты знаешь, что он сказал мне, этот волшебник? – спросила Шота. – Он сказал, что прощает меня. Представляешь? Он даровал мне прощение. А потом попросил, чтобы я простила его.

Ветер бросил волосы Кэлен на лицо. Она убрала их назад и сказала:

– Довольно странно, если подумать.

– Четвертое Правило Волшебника, так он это назвал. Сказал, что в прощении есть магия, в Четвертом Правиле. Магия исцеления. Как в прощении, которое даруешь ты, так и в том, которое сам получаешь.

– Я полагаю, этот приспешник Владетеля хотел таким образом сбежать от тебя. Как я понимаю, у тебя было не то настроение, чтобы его прощать.

Свет, казалось, исчезал в глубине нестареющих глаз Шоты.

– Он забыл сказать слово «искреннее» перед словом «прощение».

Глава 42

Кэлен смотрела, как женщина-ведьма снова исчезает в мрачном лесу. Виноградные лозы, свисающие со скал, тянулись к хозяйке, как ручные зверюшки.

Она скрылась в саване тумана. Невидимые птицы щелкали и свистели там, куда ушла Шота.

Кэлен направилась к покрытому мхом валуну, который ей показала Шота, и увидела сильфиду. Ее серебряное лицо поднялось над парапетом. Кэлен едва не жалела, что сильфида здесь, как будто, если бы Кэлен не смогла вернуться, ничего из того, о чем говорила Шота, не произошло бы.

Как она сможет теперь смотреть в глаза Ричарду и не кричать от муки? Как она будет жить дальше?

– Вы желаете путешествовать? – спросила сильфида.

– Нет, но должна.

Сильфида нахмурилась, словно не понимая.

– Если вы желаете путешествовать, я готова.

Кэлен села на землю, спиной к сильфиде, и подобрала под себя ноги. Неужели она должна так легко с этим смириться? Подчиниться судьбе? Неужели нет выбора?

Думай о решении, а не о задаче.

Так или иначе, сейчас все это уже не казалось ей таким неотвратимым, как было совсем недавно. Решение должно быть. Ричард бы так легко не сдался. Он боролся бы за нее. И она будет за него бороться. Они любят друг друга, и это самое важное.

Разум Кэлен был затуманен. Она попыталась сосредоточиться и рассуждать здраво.

Кэлен знала, что ведьмы околдовывают людей. Не обязательно из дурных намерений; такова была их природа. Человек не в силах изменить свой рост или цвет глаз. Ведьмы околдовывали людей, потому что таким образом проявляла себя их магия.

Шота в известной степени околдовала и Ричарда – его спасла только магия Меча Истины.

Меч Истины.

Ричард – Искатель. Его предназначение – находить ответы на вопросы, докапываться до истины. Она влюблена в Искателя. Он бы не стал так легко от нее отказываться.

102
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я, мой убийца и Джек-потрошитель
Мое чужое сердце
Избранная луной
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Анатомия на пальцах. Для детей и родителей, которые хотят объяснять детям
Не все могут короли
Доктор Кто. Легенды Асхильды (сборник)
Пересмешник
Дитё. Страж