ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пообещай
Нелюдь
Telegram. Как запустить канал, привлечь подписчиков и заработать на контенте
Я вас люблю – терпите!
Зависимые
Мои дорогие девочки
Отдел продаж по захвату рынка
Три нарушенные клятвы
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
A
A

Кэлен вышла из больничных покоев, и Надина пошла с нею. Они присели на пол в коридоре, прислонившись спиной к стене.

– Я чувствую себя беспомощной, – сказала Надина. – Дома я всегда могла снять головную боль, вылечить лихорадку или принять роды. Я ставила людей на ноги. А сейчас я могу только облегчить страдания умирающих. И думать при этом, что завтра сама могу оказаться на этой кровати. Я не знаю, как им помочь, и чувствую себя бесполезной. Я хотела бы вылечить этих людей вместо того, чтобы смотреть, как они умирают.

– Я понимаю, – тихо проговорила Кэлен. – Это было бы гораздо серьезнее, чем принять роды.

Надина промолчала. Было слышно, как за стеной стонут люди, которым суждено умереть.

– Надина, ты все еще думаешь, что рано или поздно выйдешь замуж за Ричарда?

Надин почесала свой веснушчатый нос, но не ответила.

– Я спросила не потому, что хотела тебя оскорбить или что-то еще… Я только имела в виду… ну, в общем, ты сказала, что сама завтра можешь оказаться на этой кровати. Я лишь подумала… что и я могу там оказаться. Я тоже могу заразиться чумой.

Надина посмотрела на нее.

– Ты не заразишься. Не говори так. Ты не заболеешь.

Кэлен провела пальцем по половице.

– Все может случиться. Я только подумала, что, если я… В общем, что будет с Ричардом? Он останется один.

– Что ты болтаешь?

Кэлен посмотрела в теплые карие глаза Надины.

– Если случится так, что ты займешь мое место… Ты будешь добра к нему?

Надина сглотнула.

– Конечно, буду.

– Я говорю серьезно, Надина. Многое может случиться. Я хочу быть уверена, что ты никогда не причинишь ему боль.

– Я никогда не причиняла Ричарду боли.

– А тогда, с Майклом.

Надина пожала плечами.

– Это другое. Я пыталась выиграть его. Я была готова на все, чтобы он был моим. Я тебе это уже объясняла.

– Да. – Кэлен сосредоточенно выковыривала камешек, застрявший между половицами. – Но если что-то случится и ты… станешь его женой, я хочу знать, что ты никогда больше не сделаешь ничего подобного. Ты должна пообещать, что никогда не причинишь ему боли. Никогда.

Она подняла голову, и их взгляды встретились. Потом Надина отвернулась.

– Если бы я когда-нибудь вышла замуж за Ричарда, я сделала бы его самым счастливым мужчиной в мире. Я заботилась бы о нем так, как ни одна женщина не заботится о мужчине. Я любила бы его сильнее всего на свете. Он был бы счастлив со мной.

Кэлен вновь почувствовала, как ее раздирают изнутри горячие коготки.

– Ты клянешься, что это правда?

– Да.

Кэлен отвернулась и вытерла глаза.

– Спасибо, Надина. Это все, что я хотела узнать.

– Почему ты спросила меня об этом?

Кэлен откашлялась.

– Потому что боюсь заболеть. Если это случится, мне будет легче, если я буду знать, что кто-то позаботится о Ричарде.

– Как я успела заметить, Ричард вполне может сам о себе позаботиться. Ты знаешь, что он готовит лучше меня?

Кэлен рассмеялась. Надина тоже.

– Я так и думала, – сказала Кэлен. – Пожалуй, когда дело касается Ричарда, женщине остается только надеяться обогнать его в скачке.

– Магистр Рал!

Ричард обернулся и увидел генерала Керсона. Он выпустил руку Кэлен. Кара встала на шаг позади Матери-Исповедницы.

– Что случилось, генерал?

Генерал остановился и помахал каким-то письмом. За спиной Керсона Ричард увидел усталого солдата; его доспехи были в пыли.

– Донесение от генерала Райбиха. – Генерал протянул Ричарду письмо. – Гриссом только что прискакал.

Ричард сломал печать и развернул письмо. Закончив читать, он отдал его Кэлен.

– Взгляни. – Пока Кэлен читала, Ричард обратился к гонцу: – Как дела у генерала Райбиха?

– Когда я уезжал, все было отлично, магистр Рал, – ответил Гриссом. – Сестры Света догнали нас – они сказали, что это вы им велели. Теперь они с нами, и мы ждем приказа.

В донесении было сказано почти то же самое. Когда Кэлен закончила читать, Ричард отдал его генералу Керсону. Генерал прочел донесение и посмотрел на Ричарда.

– Что вы думаете, магистр Рал?

– В этом есть смысл. Мне не кажется, что нужно отзывать армию с юга. Как пишет генерал Райбих, они заняли стратегически выгодную позицию. А ваше мнение? – Ричард передал письмо Каре.

Генерал поправил плащ.

– Я согласен с Райбихом. На его месте я сделал бы то же самое. Армия уже там, почему бы не пристроить ее к делу? Они будут следить за Орденом и, если враг двинется на север, цапнут его за задницу. – Он вздрогнул. – Простите, Мать-Исповедница.

Кэлен улыбнулась:

– Мой отец был воином, генерал, прежде чем стать королем. Во мне оживают воспоминания. – Она не стала уточнять, хорошие или плохие. – Я тоже согласна, что стратегически выгодно оставить армию Райбиха на юге.

Кара передала письмо назад Ричарду.

– Без Райбиха мы не будем знать, куда направится армия Ордена. Северо-восточная часть Д’Хары скудно населена, и когда Джегань двинул бы войска туда, мы бы об этом понятия не имели, а он бы не встретил сопротивления. Если бы он только не решил сразу атаковать Народный Дворец, – сказал Керсон.

– И это была бы его фатальная ошибка, – вставила Кара. – Генерал Тримак, командующий Внутренней гвардией, объяснил бы врагу, почему от любой армии, которая пыталась взять Народный Дворец, не осталось в живых больше одного солдата – и то, чтобы было кому рассказать о поражении. Кавалерия порубила бы их в куски на равнинах Азрита.

– Она права, – сказал генерал Керсон. – Если Джегань пойдет туда, стервятникам будет раздолье, Тримак позаботится об этом.

У Ричарда была и другая причина оставить армию генерала Райбиха на юге.

– Магистр Рал, – спросил гонец, – могу я задать вопрос?

– Конечно. Какой?

Гриссом положил руку на эфес своего короткого меча.

– Что происходит в городе? Я видел телеги, полные мертвецов, и слышал, как глашатаи призывают людей выносить своих умерших.

Ричард глубоко вздохнул.

– Это еще одна причина, чтобы генерал Райбих оставался на юге. На Срединные Земли обрушилась чума. Вчера умерли семьсот пятьдесят человек.

– Да сохранят нас добрые духи! – Гриссом вытер ладони о штаны. – Я так и подумал, что случилось что-то подобное.

– Ты отвезешь мой ответ генералу Райбиху. Но я не хочу, чтобы вместе с ответом ты привез им чуму. Ты должен передать сообщение устно. Не подходи ни к кому ближе, чем на двадцать шагов. Ты подъедешь к постам, передашь часовым, что я согласен с рассуждениями генерала. Пусть остается на юге и снабжает нас сведениями. После этого ты сразу вернешься сюда.

Гриссом отсалютовал.

– Слушаюсь, магистр Рал.

– Мне очень жаль, что я не могу позволить тебе остаться там, солдат, но мы стараемся не допустить распространения эпидемии среди наших войск.

Генерал Керсон провел ладонью по лицу.

– Ах, магистр Рал, я должен поговорить с вами об этом. Мне только что это стало известно.

Ричард нахмурился.

– Что именно?

– Ну… Одним словом, чума добралась до наших людей.

У Ричарда упало сердце.

– В каком отряде?

Генерал замялся.

– Во всех, магистр Рал. Похоже, это от шлюх. Они, наверное, думали, что это безопаснее, чем торговать собой в городе, и все ломанулись к солдатам.

Ричард сжал виски. Ему хотелось сказать, что он больше не может. Просто сесть на пол и сказать, что он больше не может.

– Я зря велел казнить Тристана Башкара. Я должен был позволить ему убить всех этих шлюх. В конечном итоге это спасло бы много жизней. Если бы я знал, что так будет, я убил бы их всех своими руками.

Кэлен сочувственно коснулась его плеча.

– Вы хотите казнить их, магистр Рал? – спросил генерал Керсон.

– Нет, – тихо сказал Ричард. – Дело сделано. Теперь это бессмысленно. Они не хотели нам зла. Они просто пытались спасти свою жизнь.

Ричард вспомнил слова Рикера: «Я не могу больше мириться с тем, как мы используем наш дар. Мы не Создатель и не Хранитель. Даже отвратительная проститутка имеет право прожить свою жизнь».

125
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Дюна: Дом Коррино
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Жизнь, которая не стала моей
Дочь того самого Джойса
Женя
Игра Джи
Сестра
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ