A
A
1
2
3
...
133
134
135
...
164

Внезапно она почувствовала, что Дрефан взял ее за руку.

– Что? Что такое?

– Пора, – сказал он. – Идем.

Они встали перед легатом и Карой. Жены легата застыли с двух сторон, как часовые. Кэлен смотрела мимо Дрефана и видела Ричарда, стоящего возле Надины. Надина улыбалась.

– Если кто-то не желает этого бракосочетания, он должен сказать об этом сейчас, ибо, однажды созданные, эти узы не могут быть уничтожены.

– Я хочу сказать, – произнес Ричард.

– Говорите.

– Ветры сказали, что мы должны дать согласие добровольно. Этого нет. Нас принуждают. Нам говорят, что люди будут умирать, если мы не согласимся. Я вступаю в брак не по собственной доброй воле; я делаю это только для того, чтобы спасти жизни людей.

– Вы желаете спасти жизнь тем, кто умрет, если магия, украденная у Храма Ветров, не вернется к нему? – уточнил легат.

– Именно так.

– Эта свадьба – часть вашей попытки спасти этих людей. Если церемония не состоится, они умрут. Вы желаете их спасти. Это расценивается как ваша добрая воля. Если вы не согласны, скажите об этом сейчас. Потом вы уже не сможете изменить своего решения.

Душная тишина повисла в воздухе.

Кэлен стремительно сорвалась в чернильную бездну. Все произошло слишком быстро. Настолько быстро, что она не успела даже вдохнуть.

– Я хочу поговорить с Ричардом, прежде чем произнесу клятву, – сказала Кэлен и добавила: – Одна.

Мгновение легат и Кара смотрели на нее.

– Тогда спешите, – сказали они вместе. – Время истекает. Луна растет.

Кэлен и Ричард отошли на такое расстояние, чтобы их не услышали.

Она хотела, чтобы Ричард спас их от этого. Он должен спасти их. Он должен сделать что-то прямо сейчас, иначе будет слишком поздно.

– Ричард, нет времени. Ты можешь придумать хоть что-то, чтобы это остановить? Любой способ спасти людей и не делать того, что от нас требуют ветры?

Ричард стоял к ней вплотную и все же был далеко.

– Прости. Я не знаю другого способа. Прости меня, – прошептал он. – Я потерпел неудачу.

Она покачала головой:

– Нет, ты не виноват. Даже думать не смей об этом! Духи лишили нас возможности победить. Они хотели, чтобы так было, и поймали нас в двойную ловушку. Но по крайней мере, если мы пройдем через это, Джегань проиграет. Это гораздо важнее. Сколько влюбленных, таких, как мы, смогут теперь спокойно жить и быть счастливыми!

Ричард улыбнулся той улыбкой, от которой у Кэлен всегда таяло сердце.

– Вот что еще я так сильно люблю в тебе: твою страсть. Пусть больше мы никогда не увидимся, но с тобой я познал истинное счастье. Истинную любовь. Многим ли выпала такая удача?

Кэлен сглотнула.

– Ричард, если мы сделаем то, что требуют духи, нам придется хранить верность нашим клятвам. Но разве мы не можем… быть вместе… хотя бы иногда?

Его губы дрожали, и слезы в глазах были достаточно ясным ответом на этот вопрос.

За мгновение до того, как они упали бы в объятия друг друга, между ними встала Кара.

– Время. Есть ли у вас какие-то желания?

– У меня их полно, – с внезапной злобой сказал Ричард. – Какое именно ты хочешь услышать?

– Ветры желают знать, выполните ли вы их условия.

– Мы выполним, – прорычал Ричард. – Но пусть духи знают, что я буду мстить.

– Ветры делают единственное, что могут сделать для того, чтобы остановить смерть. – В голосе Кары прозвучало неожиданное сострадание, но Кэлен была уверена, что это все еще говорят ветры, а не она сама. – Они делают это не потому, что враждебно настроены к вам.

– Один мудрый человек однажды сказал мне, что мертвецу все равно, от чего он умер, – сказал Ричард.

Он вызывающе взял Кэлен за руку и пошел с ней к беседке. Там он встал рядом с Надиной, а Кэлен – рядом с Дрефаном. Лицо ее представляло собой ничего не выражающую маску Исповедницы. Ей было жаль Ричарда, потому что его не учили с детства подавлять свои чувства и не замечать ни боли, ни душевных терзаний. А у нее было время подготовиться к этой последней пытке.

Она мысленно сосредоточилась на Ричарде, пытаясь передать ему часть своей силы, чтобы он не сломался, чтобы он выдержал: ведь ему еще предстоит войти в Храм Ветров.

– Да или нет? – сказал легат.

Кэлен посмотрела на него.

– Что?

Он поглядел на тучи и тяжело вздохнул.

– Вы клянетесь уважать этого человека, повиноваться ему как хозяину вашего дома, заботиться о нем и быть ему верной женой, пока вы оба живы?

Кэлен поглядела на Дрефана и пожалела, что не слышала, в чем должен был поклясться он.

– Я клянусь, если это требуется от меня, чтобы остановить чуму.

– Да или нет?

Кэлен сердито вздохнула.

– Я должна поклясться, чтобы остановить магию, украденную у ветров?

– Да.

В душе она уже поклялась, только Ричарду, а не Дрефану. Руки Кэлен сами собой сжались в кулаки.

– Тогда – да, я клянусь.

– Итак, перед лицом духов и властью духов вы объявляетесь мужем и женой.

Кэлен задохнулась от внезапной боли. Ей казалось, что ее изнутри разрывают на части. Она попыталась сделать вдох, но не смогла. Перед ее выпученными глазами вспыхнул яркий свет.

Дрефан обнял ее за талию.

– Что такое? Кэлен, что с тобой?

У нее подкосились ноги, но он не дал ей упасть.

– Это духи, – сказали одновременно легат и Кара. – Они ограничили ее власть. В этом браке она должна жить как обычная женщина.

– Вы не можете этого сделать! – вскричал Ричард. – Она будет беззащитна! Вы не можете отнять у нее ее власть!

– Ее власть не отнята, но ограничена таким образом, чтобы она не могла использовать ее против своего супруга, Дрефана Рала, – ответили они ему хором. – Теперь вы должны принести клятву, иначе возможность помочь ветрам будет утрачена навсегда.

Кэлен уставилась в землю, чувствуя пустоту в душе там, где только что была ее магия. Она не слышала, что ответил Ричард, но, видимо, он сказал то, что требовалось, потому что легат объявил его и Надину мужем и женой.

Они взяли не только ее любовь, но и власть Исповедницы в качестве платы. Пустота в душе грозила задушить ее. Кэлен ни о чем не могла думать, ее разум был словно укрыт плотной черной завесой.

Дрефан взял ее за руку.

– Тебе лучше сесть. Я целитель и даже в такой темноте вижу, что тебе нехорошо.

Кэлен покорно пошла за ним к скамье и села.

– У вас будет хорошая жена, – заметил легат и посмотрел на кипящее небо. – Ричард Рал, Дрефан Рал, идемте со мной.

– Куда? – спросил Ричард.

– Мы должны подготовить вас к завершению церемонии.

Кэлен подняла голову. Даже в темноте она видела, что Ричард готов взорваться. Его рука лежала на эфесе меча.

Дрефан сочувственно погладил Кэлен по спине.

– Все будет хорошо. Не волнуйся, я буду заботиться о тебе, как и обещал.

– Спасибо, Дрефан, – с трудом выдавила она.

Дрефан оставил ее и пошел к Ричарду. Они о чем-то заговорили. Судя по жестам, Дрефан пытался остудить гнев Ричарда.

Потом легат и Кара увели их к двум зданиям почти у самого края обрыва, а Надине и Кэлен велели ждать в беседке.

Кэлен забилась в угол скамьи. Надина присела рядом. Было уже настолько темно, что Кэлен едва могла различить ее лицо. Шесть сестер ушли к лошадям.

– Я сожалею, – сказала Надина. – О твоей магии, я имею в виду. Я не знала, что они сделают это с тобой. Теперь ты стала такая, как все.

– Да.

– Кэлен. – Надина помолчала. – Я не буду лгать тебе, говоря, будто жалею, что вышла замуж за Ричарда, но обещаю, что постараюсь сделать его счастливым.

– Надина, неужели ты не понимаешь? Ты можешь быть нежной как пудинг или жгучей словно крапива – ему все равно. Какую бы боль ты ему ни причинила, после того, что случилось сегодня, это будет все равно что пчелиное жало для мертвеца.

Надин неловко хихикнула.

– Ну, я знаю припарку от яда пчелы. Ричард сам увидит. Я буду…

– Ты уже обещала мне, что будешь к нему добра. Я это ценю, но в настоящее время мне что-то не хочется слушать подробности.

134
{"b":"41","o":1}