A
A
1
2
3
...
137
138
139
...
164

Опустошенная, Кэлен смотрела, как очертания храма то появляются, то исчезают в блеске молний. Она тоже может прыгнуть туда. Она должна прыгнуть. Кэлен не могла понять, почему она не прыгает. Почему она просто стоит на краю?

Потому что Ричард не хочет ее. Она его предала.

Как он мог сделать такое с ней? Он сказал, что всегда будет ее любить. Он сказал, что они всегда будут вместе. Он обещал ей. Он поклялся в вечной любви.

Как и она – и она предала его.

Сквозь грозу Кэлен услышала смех. Злорадное хихиканье. Она обернулась.

Рядом стоял Дрефан. Он был один.

– Где Надина? – спросила Кэлен.

Дрефан откашлялся.

– Когда сверкнула молния и она увидела, что это я, а не Ричард, она закричала. Она сошла с ума. Она прыгнула в пропасть.

Кэлен замерла. Ричард знал. Он сказал, что Надина умерла. Ричард – волшебник. Она видела магию в его глазах, когда он прыгнул в молнию.

– А где Ричард?

Кэлен повернулась и посмотрела на пустоту, на черную стену ночи.

– Ушел.

* * *

На дороге к Храму Ветров, в жуткой тишине, Ричард вынул из ножен меч. На мгновение он удивился незнакомому ощущению, но потом вспомнил, чей это меч.

Он больше не Искатель Истины. Он познал всю истину, которую мог выдержать.

В этом месте не было ни ночи, ни дня – только сумрачный свет, словно в пасмурный день, когда не знаешь точно, где солнце. Но Ричард понимал, что здесь нет никакого солнца. Это не мир жизни.

Это была часть подземного мира – таинственная отдельная ниша в мире мертвых, куда волшебники спрятали Храм Ветров. То же самое когда-то было проделано и в мире живых.

Темные стены огромного Храма Ветров высились перед ним, уходя башнями в туман. Ричард знал, где он идет. И не только это. Знание потоком хлынуло в его разум. Он был боевым чародеем, и Храм Ветров открыл шлюзы в его разуме. Он дал ему все, что Ричард хотел узнать, и даже больше.

Ему казалось, что лишь сейчас он действительно обрел разум.

Возмещение убытков.

– Магистр Рал!

Кара, задыхаясь, подбежала к нему и встала с левой стороны с эйджилом наготове. Но ее эйджил был бесполезен здесь. Все, что из мира жизни, здесь бесполезно.

Ричард повернулся к ветрам и снова пошел вперед. Это недалеко. Совсем рядом. Он знал дорогу.

– Кара, вернись. Ты не принадлежишь этому миру.

– Магистр Рал, что случилось? Я…

– Возвращайся.

Она нахмурилась и вышла чуть вперед, готовая очистить путь от любой опасности. Только она не имела никакого представления о здешних опасностях.

– Я – морд-сит. Я должна защищать магистра Рала.

– Я больше не магистр Рал, – прошептал Ричард.

Она окинула взглядом огромные черные каменные столбы у входа. За ними, как статуи из черного камня, застыли скрины, стражи границы между мирами. Застыли только для глаз Кары, не для его глаз. У лап их валялись кости.

– Магистр Рал, что это за место?

– Ты не можешь войти туда, Кара.

– Почему?

Ричард повернулся и посмотрел на дорогу, по которой пришел. На все, что оставлял позади. На пустоту.

– Потому что это – зал Предателя.

Ричард поглядел на скринов, у лап которых валялись кости волшебников.

Ричард хорошо помнил сообщение, которое сильфида передала ему от волшебника Рикера: «левый страж – в». Теперь он понял, что это значит.

Сжав кулак, он поднял левую руку к правому скрину. Одна из ловушек Рикера.

Браслет нагрелся. Кожа защищала руку от мощи, сосредоточенной в кольцах. Пальцы окутались зеленым маревом. Скрин, на которого была направлена магия, окутался таким же маревом и застыл, позволяя Ричарду войти.

Ричард посмотрел на левого стража и произнес его имя – гортанный звук, на который скрин сразу откликнулся. Черный камень зашевелился, и скрин подошел к хозяину, ожидая приказов.

Ричард снова назвал его имя и показал на Кару.

– Она не принадлежит этому месту. Верни ее в мир жизни. Не причиняй ей вреда. Потом возвращайся на пост.

Скрин подхватил Кару.

– Магистр Рал! Когда вы вернетесь домой?

Ричард пристально поглядел в ее синие глаза.

– Я дома.

Сверкнула вспышка, раздался негромкий хлопок, и скрин исчез вместе с Карой.

Ричард повернулся к храму. Четыре ветра и провидец смотрели на него со стены. Ричард пробежал глазами золотые руны по обе стороны входа: сообщения и предупреждения, написанные волшебниками прошлого.

Здесь не было ветра, но плащ Ричарда взметнулся у него за спиной, подхваченный потоками магии, когда он шагнул в зал Предателя.

Кэлен инстинктивно выставила перед собой руку, когда прямо перед ней ударила молния. Кара упала на землю прямо из воздуха, но сразу вскочила и, бросившись к Кэлен, схватила ее за плечи:

– Что ты наделала!

Кэлен не могла говорить. Она молча смотрела в землю.

– Мать-Исповедница, что ты наделала? Я все исправила, как надо. Что ты с ним сделала?

Кэлен подняла голову.

– Исправила?

– Я дала клятву. Мы сестры по эйджилу. Я поклялась тебе, что не допущу, чтобы Надина была с Ричардом, разве не так?

Кэлен разинула рот в изумлении.

– Кара, что ты сделала?

– То, что тебе было нужно! Я говорила то, что диктовали мне ветры, но когда я повела тебя и Надину к зданиям, то поменяла вас. Я отвела Надину к Дрефану, а тебя – к магистру Ралу. Я хотела, чтобы ты была с человеком, которого истинно любишь. Разве ты не доверяла мне? Разве ты не верила моей клятве?

Кэлен упала в объятия Кары.

– О, Кара, прости. Я должна была верить в тебя! Добрые духи, я должна была верить!

– Магистр Рал сказал, что он входит в зал Предателя. Я спросила, когда он вернется домой. А он ответил, что он дома. Он не вернется! Что ты наделала!

– Зал Предателя… – Кэлен была сокрушена. – Я исполнила пророчество. Я помогла Ричарду войти в Храм Ветров. Я помогла ему остановить чуму. И сделав это, я уничтожила его. Сделав это, я уничтожила себя.

– Ты сделала больше, – прошептала Кара.

– Что ты имеешь в виду?

Кара сжала в кулаке эйджил.

– Мой эйджил. Он потерял свою силу. Магия морд-сит работает, только когда есть узы с магистром Ралом. Он служит для того, чтобы защищать магистра Рала. Без магистра Рала нет уз. Я потеряла свою магию.

– Теперь я – магистр Рал, – сказал Дрефан, который стоял за спиной у Кэлен.

Кара засмеялась.

– Ты не магистр Рал. У тебя нет дара.

Дрефан спокойно выдержал ее взгляд.

– Я – единственный магистр Рал, который у вас теперь есть. Кто-то должен скрепить Д’Харианскую империю.

Кэлен выпрямилась.

– Я Мать-Исповедница. Я скреплю этот союз.

– Ты, моя дорогая, тоже утратила свою силу. Ты больше не Мать-Исповедница. – Он больно схватил Кэлен за руку. – Ты моя жена и будешь делать то, что я скажу. Ты поклялась повиноваться мне.

Кара бросилась к нему. Ударом в лицо Дрефан сбил ее с ног.

– И ты, Кара, теперь беззубая змея. Если ты хочешь жить, то советую тебе меня слушаться. Пока только мы с тобой знаем, что у тебя больше нет эйджила. Веди себя как прежде. Защищай меня как магистра Рала.

Кара встала и стерла кровь с разбитых губ.

– Ты не магистр Рал.

– Нет? – Он вынул Меч Истины, меч Ричарда, и снова опустил его в ножны. – Ладно, теперь я – Искатель.

– Ты и не Искатель, – прорычала Кэлен. – Ричард – Искатель.

– Ричард? Нет больше никакого Ричарда. Теперь я магистр Рал и Искатель. – Дрефан притянул Кэлен к себе. Его глаза Даркена Рала горели. – И ты – моя жена. По крайней мере станешь ею, как только мы полностью осуществим наш брак. Но сейчас неподходящее время и место. Нам пора возвращаться. Есть работа, которую надо сделать.

– Никогда. Если ты коснешься меня, я перережу тебе горло.

– Ты дала клятву перед лицом духов. Ты будешь ее держать. – Дрефан улыбнулся. – Ты шлюха. Ты будешь наслаждаться этим. Я хочу, чтобы ты получила удовольствие. Я действительно этого хочу.

138
{"b":"41","o":1}