A
A
1
2
3
...
161
162
163
164

Глава 70

Весь день они наслаждались обществом друзей, смеялись и веселились. Кэлен изо всех сил старалась не обращать внимания на то, что ее синее свадебное платье с глубоким вырезом сильно открывает грудь. Но это было непросто, поскольку к ней то и дело подходили люди из племени, которые говорили ей, что у нее красивая грудь. Ричард хотел знать, что они ей говорят. Она решила, что лучше соврать, и сказала ему, что они хвалят ее наряд.

Когда солнце начало клониться к закату, настало время обряда.

Кэлен вцепилась в руку Ричарда, словно это было последнее, что удерживало ее на земле. Ричард не мог отвести взгляда от своей невесты в синем платье. Каждый раз, когда он смотрел на нее, на лице его вспыхивала беспомощная улыбка.

Кэлен была счастлива от того, что ему так нравится платье, которое ей сшила Везелэн. Она так долго мечтала его надеть, мечтала об этом дне. Она так долго боялась, что он никогда не настанет. Столько раз уже приходилось откладывать свадьбу. И вот этот день наступил.

Ричард в своем черном с золотом одеянии был просто великолепен. Каждый раз, когда Кэлен смотрела на него, на лице ее расцветала улыбка. Она выходит замуж за Ричарда. Наконец-то. У нее дрожали колени от волнения и радости.

Кара положила руку Кэлен на плечо. Везелэн, стоявшая рядом с невестой, сияла от гордости. Рядом с Ричардом стоял Савидлин и тоже сиял. Зедд и Энн стояли сзади. Зедд что-то жевал.

Кэлен вознесла мысленную молитву добрым духам, чтобы опять не случилось ничего непредвиденного и чтобы ничто не помешало свадьбе. Она боялась, что у нее опять это счастье отнимут.

Птичий Человек встал перед ними и хлопнул в ладоши. За спиной у него столпились все жители деревни. Когда все затихли, Птичий Человек начал говорить, и страх Кэлен растаял, сменившись радостным нетерпением. Рядом с Птичьим Человеком стоял Чандален и переводил его слова для Ричарда и остальных, кто не понимал языка людей Тины.

– Эти двое не были рождены в Племени Тины, но доказали, что они одни из нас, своей силой и своим сердцем. Они связаны с нами, а мы – с ними. Они наши друзья и наши защитники. То, что они захотели обвенчаться, как принято у людей Тины, доказывает, что в сердцах своих они – с нами. Как люди нашего племени, эти двое решили обвенчаться не только перед нами, ныне живущими, но и перед духами наших предков, которые в этот день улыбнутся, благословляя их союз. Пусть духи предков войдут в наши сердца, чтобы разделить с нами нашу радость.

Ричард крепче сжал пальцы Кэлен, и она поняла, что она думает о том же, о чем и он: то, о чем они так долго мечтали, наконец происходит въяве, и явь эта прекраснее любой мечты.

– Об а вы – люди Тины и связаны не только словами, произнесенными перед своим народом, но и в ваших сердцах. Это простые слова, но в простых вещах таится великая сила. – Птичий Человек встретился глазами с Ричардом. – Ричард, возьмешь ли эту женщину в жены и будешь ли любить ее и чтить во веки веков?

– Да, – сказал Ричард громким и ясным голосом.

Птичий Человек посмотрел в глаза Кэлен, и она почувствовала, что в эту минуту он говорит не только от имени своего племени, но и от имени духов. Она почти слышала их голоса, эхом вплетающиеся в его голос.

– Кэлен, возьмешь ли ты этого мужчину в мужья и будешь ли любить и чтить его во веки веков?

– Да, – сказала она так же звонко, как Ричард.

– Тогда перед своим народом и перед духами объявляю вас мужем и женой на все времена.

Все хранили молчание, пока Ричард не обнял ее и не поцеловал, а потом разразились радостными криками.

Но Кэлен едва их слышала.

Ей казалось, что это сон. Сон, который снился ей так часто, что наконец стал явью.

Она в объятиях Ричарда. Она его жена, а он ее муж на все времена.

Потом их стали обнимать. Зедд и Энн. Птичий Человек и старейшины. Везелэн и жены других старейшин.

Кара, со слезами на глазах обнимая Кэлен, сказала:

– Спасибо вам обоим, что взяли на свадьбу эйджилы. Холли, Райна и Денна могут вас видеть. Спасибо за то, что вы почтили жертву морд-сит.

Кэлен отерла слезу с ее щеки.

– Спасибо за то, что отважилась преодолеть магию сильфиды и быть рядом с нами, сестра моя.

Вокруг свадебного возвышения возобновилось пиршество. Кэлен старалась поговорить со всеми и поблагодарить каждого, так же как и Ричард. Когда Ричард расспрашивал охотников Чандалена о сражении, его золотой плащ внезапно взметнулся.

Взметнулся, хотя не было ветра.

Ричард выпрямился. Взглядом хищной птицы он оглядел толпу и непроизвольно потянулся за мечом, которого не было.

Люди затихли. Зедд и Энн встали рядом с Ричардом и Кэлен. Кара сжала эйджил в руке и выступила вперед, но Ричард снова оттеснил ее за свою спину.

По толпе пробежал взволнованный шепот. Женщины взяли детей на руки, а мужчины окружили их плотным кольцом.

Две странные фигуры, одна высокая и одна низенькая, появились на площади, и Кэлен узнала Шоту и ее спутника, Самюэля.

Женщина-ведьма, одетая, как всегда, пышно, поднялась на возвышение, не сводя своих нестареющих глаз с Кэлен.

Потом Шота взяла ее за руку и поцеловала в щеку.

– Я пришла поздравить тебя, Мать-Исповедница, с победой и со свадьбой.

Отбросив осторожность, Кэлен порывисто обняла ведьму.

– Спасибо, Шота.

Шота улыбнулась и, глядя в глаза Ричарду, провела блестящим ногтем по его подбородку.

– Тяжелая битва, Ричард. Тяжелая битва. Зато какова награда!

Кэлен повернулась к притихшей толпе. Она знала, что люди Тины так сильно боятся женщины-ведьмы, что даже не осмеливаются произносить вслух ее имя. Кэлен их понимала; она сама чувствовала почти то же самое.

– Шота пришла поздравить нас со свадьбой. Она помогала нам в нашей борьбе. Она наш друг, и я надеюсь, что вы примете ее на этом праздновании, ибо она заслужила это, и мне хотелось бы, чтобы она была с нами.

Кэлен обернулась к Шоте:

– Я им сказала…

Шота с улыбкой подняла руку.

– Я знаю, что ты им сказала, Мать-Исповедница.

Птичий Человек вышел вперед.

– Добро пожаловать в наш дом, Шота.

– Спасибо, Птичий Человек. Клянусь, что в этот день мы никому не причиним вреда, – сказала Шота и поглядела на Зедда. – Перемирие на день.

Зедд улыбнулся хитрой улыбкой.

– Перемирие.

Самюэль протянул длинную руку и схватил свисток, висящий на шее у Птичьего Человека.

– Мой! Дай мне!

Шота отвесила ему подзатыльник.

– Самюэль, веди себя прилично.

Птичий Человек улыбнулся. Он снял свисток и протянул Самюэлю.

– Подарок для друга людей Тины.

Самюэль осторожно взял свисток. Его острые зубы обнажились в ухмылке.

– Спасибо, Птичий Человек, – сказала Шота.

Самюэль свистнул. Казалось, он способен слышать звук и очень этим доволен. Люди начали хихикать и снова оживились. Кэлен порадовалась, что в ответ на беззвучный свист не налетели стервятники. К счастью, Самюэль не знал, как вызвать определенных птиц. Самюэль еще раз осклабился и повесил подарок на шею. Потом он снова взял Шоту за руку.

Ведьма пристально посмотрела на Кэлен и Ричарда. Казалось, в эту минуту эти трое внезапно остались одни и никого вокруг нет.

– Не думайте, что, если я пришла вас поздравить, я забыла о своем обещании.

Кэлен сглотнула.

– Шота…

Глаза Шоты были одновременно прекрасными и пугающими. Движением руки она заставила Кэлен замолчать.

– Вы заслужили счастливую свадьбу. Я радуюсь за вас обоих. Я буду уважать вашу клятву и постараюсь защитить вас, если смогу, из уважения к тому, что вы для меня сделали, но помните о моем предупреждении. Я не дам жить мальчику, рожденному от вашего союза. Не сомневайтесь в моих словах.

Взгляд Ричарда стал жестким.

– Шота, не пытайся мне угрожать…

Она снова подняла руку, и он замолчал.

– Я не угрожаю. Я обещаю, что сделаю это. Не потому, что желаю вам зла, а потому что беспокоюсь обо всех, кто живет в этом мире. Нам предстоит долгая борьба. Я не могу допустить, чтобы наша победа была омрачена тем злом, которое вы можете принести в мир. Хватит с нас Джеганя.

162
{"b":"41","o":1}