ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стихи, мысли, чувства
Depeche Mode
Рыжий дьявол
Ghost Recon. Дикие Воды
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям
Рестарт: Как прожить много жизней
Белая хризантема
Эхо
A
A

– Магистр Рал, он в моей власти. Ничего не случится.

– Уверен, что это так. Я вовсе не сомневаюсь в твоих способностях, Кара. Просто не хочу без необходимости подвергать Кэлен риску, каким бы незначительным он ни был. Мы с тобой допросим Марлина, когда я вернусь. Я доверяю тебе мою жизнь, но не хочу ставить жизнь Кэлен в зависимость от какой-нибудь нелепой случайности. Джегань не предусмотрел способностей морд-сит – скорее всего потому, что он недостаточно знаком с Новым миром и даже не подозревает о вашем существовании. Он допустил ошибку. А я хочу, чтобы мы по возможности избегали ошибок. Договорились? Когда я вернусь, мы с тобой вместе допросим Марлина и выясним истинную подоплеку того, что происходит.

Гнев Кары погас так же быстро, как вспыхнул, и буквально через мгновение уже казалось, что этой вспышки и не было. Кэлен едва сама не усомнилась в том, что только что слышала эти ужасные слова из уст Кары. Но лишь едва.

Она корила себя за то, что не продумала как следует вопросы, которые нужно было задать Марлину. Все казалось так просто сейчас, когда Ричард их сформулировал. Наверное, она так тревожилась за него, что не могла трезво мыслить. Ошибка с ее стороны. Кэлен прекрасно понимала, что не должна позволять чувствам затмить разум, иначе она вполне способна стать причиной тех самых неприятностей, которых сама же боится.

Ричард обнял Кэлен и нежно коснулся губами ее лба.

– Хвала духам, ты не пострадала. Ты вбила себе в голову, что моя жизнь ценнее твоей, и это меня пугает. Не делай так больше, ладно?

Кэлен улыбнулась, но никаких обещаний давать не стала, а предпочла сменить тему:

– Меня беспокоит, что тебе придется покинуть надежно охраняемый дворец. Меня совершенно не радует мысль, что ты будешь слоняться по городу и окрестностям, когда эта сестра Тьмы бродит где-то неподалеку.

– Со мной ничего не случится.

– Прибыл посол Джариана и представители от Греннидона. У этих стран огромные армии. Кроме того, встречи с тобой ждут посланники маленьких стран – Мардонии, Пендизана и Тогрессы.

Ричард заложил палец за пояс.

– Послушай, они вполне могут сдаться и тебе. Либо они с нами, либо против нас. Им нет необходимости встречаться лично со мной, они должны просто согласиться с условиями капитуляции.

Кэлен провела пальцем по его руке.

– Но ведь ты – магистр Рал, владыка Д’Хары. Ты выдвинул эти условия. Они хотят увидеть тебя.

– Значит, им придется подождать до завтра. Сначала я должен позаботиться о наших солдатах. Генерал Керсон прав: если солдаты не могут драться, то наше положение зыбко. Страх перед армией Д’Хары – вот что прежде всего заставляет эти страны капитулировать. Мы не можем быть слабыми, если хотим главенствовать.

– Мне просто не хочется с тобой разлучаться, – прошептала Кэлен.

– Знаю, – улыбнулся Ричард. – Мне тоже не хочется разлучаться с тобой, но это важно.

– Обещай, что будешь осторожен!

Его улыбка стала шире.

– Обещаю. А ты знаешь, что волшебник всегда держит слово.

– Ладно, только возвращайся скорее.

– Постараюсь. А ты держись подальше от этого Марлина.

Он повернулся к остальным:

– Кара, вы с Райной останетесь здесь, и Иган тоже. Улик, извини, что накричал на тебя. Поэтому предоставляю тебе возможность отыграться, разрешив поехать со мной. Будешь все время смотреть на меня своими огромными синими глазами, чтобы я чувствовал себя виноватым. Бердина, поскольку я прекрасно понимаю, что ваша троица устроит мне скандал, если я не возьму с собой хотя бы одну из вас, ты тоже можешь меня сопровождать.

– Я – фаворитка магистра Рала! – ухмыльнулась Бердина Надине.

Но на Надину это заявление не произвело должного впечатления. Она высокомерно поглядела на Ричарда.

– Мне ты тоже станешь указывать? Я вижу, тебе нравится раздавать людям приказы.

Ричард, вопреки опасениям Кэлен, не рассердился, а совершенно равнодушно ответил:

– Много людей защищают нашу свободу, сражаются с Имперским Орденом, чтобы не дать ему поработить Срединные Земли, Д’Хару и, кстати, Вестландию. Я веду их в бой, потому что обстоятельства сделали меня их вождем. Я делаю это не потому, что жажду власти, или потому, что мне это нравится. Это мой долг. Моим врагам или тем, кто может стать моим врагом, я предъявляю ультиматум. А тем, кто мне верен, отдаю приказы. Но ты, Надина, не относишься ни к тем, ни к другим. Ты вольна делать что хочешь.

Надина опять вспыхнула так, что пропали веснушки.

Ричард проверил, легко ли выходит из ножен меч.

– Бердина, Улик, идите готовьтесь. Встретимся в конюшне. – Он взял Кэлен за руку и подтолкнул ее к двери. – Мне надо поговорить с Матерью-Исповедницей. Наедине.

* * *

Ричард увлек Кэлен подальше от коридора, битком набитого д’харианскими солдатами в кожаных доспехах и металлических кольчугах. Подтолкнув ее за угол, он развернул ее лицом к себе и кончиком пальца легонько нажал ей на кончик носа.

– Я не мог уехать, не поцеловав тебя на прощание.

– Не захотел целовать меня на глазах у старой подружки? – усмехнулась Кэлен.

– Ты – единственная, кого я люблю. Единственная, кого я когда-либо любил. – Ричард огорченно сморщился. – Теперь ты можешь понять, каково было бы мне, появись здесь один из твоих прежних дружков.

– Нет, не могу.

Мгновение его лицо не выражало ничего, потом он покраснел.

– Прости. Я не подумал.

У Исповедниц не бывает дружков.

Прикосновение Исповедницы разрушает разум человека, он становится бездумно предан той, что коснулась его своей властью. Исповеднице приходится постоянно сдерживать свою магию, чтобы случайно не уничтожить чью-нибудь личность. Как правило, это совсем не трудно: сила магии растет вместе с ней, и поскольку дар Исповедницы дается ей от рождения, то и способность контролировать для нее так же естественна, как способность дышать.

Но в минуты страсти Исповедница не может сдерживать свою магию и невольно разрушает разум того, кто держит ее в объятиях. Исповедница, даже если бы она захотела, не может ни с кем подружиться. Люди боятся Исповедниц. Особенно мужчины. Мужчины обходят Исповедниц за милю.

У Исповедниц не бывает любовников.

Исповедница выбирает мужа, исходя из того, какие качества она желает видеть в своей дочери и хорошим ли отцом будет этот мужчина. Исповедница никогда не выходит замуж по любви, потому что это значит уничтожить того, кого она любит. Никто по своей воле не возьмет Исповедницу в жены. Она выбирает себе мужа и касается его своей властью еще до свадьбы. Мужчины пуще смерти боятся Исповедниц, которые еще не выбрали себе мужа. С точки зрения мужчин она – охотник, а они – ее добыча.

Только Ричарду удалось победить магию Исповедницы. Он так сильно любил ее, что эта магия оказалась не властна над ним. Кэлен была единственной Исповедницей за всю историю мира, которую полюбил мужчина и которая смогла ответить взаимностью на эту любовь. Она и представить себе не могла, что ей выпадет счастье испытать самое прекрасное в человеческой жизни – любовь.

Ей доводилось слышать, что настоящая любовь бывает только одна. И применительно к Ричарду это были не просто слова, а самая что ни на есть правда.

Однако все это не имело значения. Она просто любила его, сильно и беззаветно. И до сих пор не могла поверить, что он тоже любит ее и что они могут быть вместе.

Она провела пальцем по кожаной перевязи.

– Значит, ты о ней никогда не думал? Никогда не мечтал, как?..

– Нет. Послушай, я знаю Надину с детства. Ее отец, Сесил Брайтон, продает лекарственные травы и настойки. Я время от времени приносил ему редкие растения, а он частенько просил меня найти травы, которые ему нужны. Я водил людей по лесу, а заодно и высматривал, где что растет. Надина всегда мечтала разбираться в травах, как отец, и продавать их у него лавке. Иногда мы с ней вместе отправлялись искать редкие травы.

– Она ходила с тобой только для этого?

18
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Заставь меня влюбиться
Текст, который продает товар, услугу или бренд
Черновик
Двенадцать
Маска призрака
Белоснежка для тёмного ректора
Наваждение Пьеро
Смертный приговор