A
A
1
2
3
...
21
22
23
...
164

– Что это?

– Это мазь из тысячелистника, окопника и подорожника. Она останавливает кровь, снимает воспаление и помогает заживлению ран. Порез у тебя на щеке кровоточит. У меня есть еще наперстянка, но, по-моему, она не понадобится. Мой па говорит, что важен не столько состав, сколько правильные пропорции каждого. В этом секрет врачевания.

– Обойдусь, – заявила Кара.

– Ты очень красивая. И ты же не хочешь, чтобы у тебя остался шрам, правда?

– Шрамов у меня и так полно. Просто ты их не видишь.

– А где они?

Кара прожгла ее взглядом, но Надина не отступала, и морд-сит наконец согласилась.

– Ладно, – буркнула она. – Давай мажь, только отстань от меня. Но я не собираюсь раздеваться, чтобы показать тебе мои шрамы.

Надина уверенно улыбнулась и принялась втирать коричневую мазь в щеку Кары.

– Она снимет боль. Запах неприятный, но он быстро выветривается.

Кара и бровью не повела. Должно быть, это удивило Надину, поскольку та на секунду замерла и поглядела Каре в глаза, прежде чем продолжить свое занятие. Закончив, Надина заткнула рог и убрала его в сумку.

– Никогда не видела такой красивой комнаты, – заметила она, оглядываясь вокруг. – Спасибо, что позволили мне ею воспользоваться.

– Не за что. Тебе что-нибудь нужно?

Покачав головой, Надина в последний раз вытерла нос и убрала платок в карман. Потом взяла со стола чашечку, выплеснула остатки воды и тоже убрала в сумку.

– Путь неблизкий, но у меня есть немного серебра. Я не пропаду.

Она положила руку на сумку и посмотрела на свои дрожащие пальцы.

– Ни за что бы не подумала, что мое путешествие закончится так. В Хартленде все будут надо мной смеяться. – Надина сглотнула комок в горле. – И что скажет папа?..

– А ему Шота тоже сказала, что ты выйдешь замуж за Ричарда?

– Нет. Я тогда еще не встретилась с Шотой.

– То есть как это? Я думала, это она велела тебе найти Ричарда и выйти за него замуж.

– Ну, – Надина криво улыбнулась, – дело было не совсем так.

– Понятно. – Кэлен сложила ладони. – Ну и как же было на самом деле?

– Это прозвучит глупо… Будто я какая-нибудь двенадцатилетняя дурочка…

– Надина, просто расскажи мне, что и как было.

Надина немного поразмыслила, потом вздохнула и наконец решилась.

– Пожалуй, это уже не имеет значения. У меня началось… Ну, я не знаю, как это назвать. Я начала видеть Ричарда. То есть мне казалось, что я его вижу. Краешком глаза – а когда я поворачивалась, его уже не было. Однажды, к примеру, я видела его, когда собирала в лесу растения. Он стоял, прислонившись к дереву. Я остановилась, но он исчез. И чем дальше, тем больше я понимала, что нужна ему. Не знаю, почему я это знала, но я знала. Я знала, что это важно, знала, что с ним что-то случилось. Я никогда над этим не задумывалась. Родителям я сказала, что Ричард во мне нуждается и я должна к нему идти.

– И они поверили? Поверили твоим видениям и так запросто тебя отпустили?

– Ну, вообще-то про видения я ничего не объясняла. Сказала, что Ричард прислал мне весточку, что он просит моей помощи и я отправляюсь к нему. Пожалуй, ма и па решили, что я отлично знаю, куда мне надо идти.

Кэлен начала понимать, что Надина никому ничего толком не объяснила.

– И потом появилась Шота?

– Нет. Потом я ушла. Я знала, что нужна Ричарду, и двинулась в путь.

– Одна? Ты просто-напросто собиралась в одиночку обойти все Срединные Земли в поисках Ричарда?

Надина рассеянно пожала плечами.

– Мне не приходило в голову задуматься над тем, как я стану его искать. Я знала, что нужна ему, и чувствовала, что это очень важно, вот и отправилась на его поиски. – Она улыбнулась, словно пытаясь успокоить Кэлен. – И пришла прямо к нему, как стрела летит. Все шло как по маслу, – ее щеки заалели, – кроме того, что я оказалась ему не нужна.

– Надина, тебе не снились… странные сны? Тогда или уже здесь?

– Странные сны? – Надина отбросила за спину густую прядь. – Нет, никаких странных снов. Я хочу сказать, более странных, чем любые другие сны. Самые обычные сны.

– Что ты имеешь в виду под словом «обычные»?

– Ну, вроде того, что ты снова маленькая и заблудилась в лесу, и ни одна тропинка не ведет к знакомым местам. Или снится, что никак не можешь найти ягоды для пирога и тебе приходится идти в пещеру, чтобы взять их у медведя, который умеет говорить. Что-то в этом роде. Просто сны. Снится, что умеешь летать или дышать под водой. Глупости всякие. Мне всегда это снилось. Ничего нового.

– И ничего в твоих снах не изменилось сейчас?

– Нет. Если я их утром помню, то они всегда того же рода.

– Понятно. Пожалуй, и впрямь ничего необычного.

Надина вытащила из сумки плащ.

– Что ж, мне пора двигаться. Если повезет, буду дома к весеннему празднику.

– Тебе повезет, если ты успеешь к празднику Середины лета, – нахмурилась Кэлен.

– Да ну! – Надина рассмеялась. – Не может дорога обратно оказаться длиннее, чем сюда. Пару недель или около того. Я ушла, когда луна была в третьей четверти, а сейчас еще даже не полнолуние.

– Две недели… – Кэлен непонимающе уставилась на нее. Чтобы зимой добраться сюда из Вестландии, да еще через горы Ранг-Шада, нужен был не один месяц. – Должно быть, у тебя крылатый конь.

Надина засмеялась снова, но тут же замолкла.

– Забавно, что вы это сказали. У меня нет лошади. Я шла пешком, но…

– Пешком? – потрясенно переспросила Кэлен.

– Да. Но с тех пор, как я двинулась в путь, мне часто снилось, что я лечу на крылатом коне.

Кэлен помолчала, пытаясь собраться с мыслями и представить, какие вопросы задал бы Ричард на ее месте. Ей до сих пор было стыдно, что она не смогла вытянуть из Марлина ничего ценного, когда у нее была такая возможность.

Исповедницам нет необходимости владеть искусством вести допрос. После того как Исповедница коснется человека своей магией, ей нужно лишь велеть ему рассказать, действительно ли он совершил те преступления, в которых его обвиняют, и если ответ положительный – а он, как правило, таким и был, за исключением очень редких случаев, – приказывать преступнику выложить все подробности.

Никого искусства здесь не было, да его и не требовалось, но Кэлен была решительно настроена не повторять ошибки с Марлином и задать Надине правильные вопросы.

– Когда к тебе пришла Шота? Ты мне так еще и не сказала.

– Ой! Ну, вообще-то она не то чтобы ко мне пришла. Это я набрела на нее в горах. Издали ее дворец очень красивый, хотя внутри я не была. Я недолго там задержалась. Я спешила добраться до Ричарда.

– И что Шота тебе сказала? Какими точно были ее слова?

– Сейчас вспомню… – Надина, задумавшись, потеребила губу. – Она со мной поздоровалась. Предложила чаю. Сказала, что ждала меня. Потом усадила рядом с собой. Велела Самюэлю оставить в покое мою сумку, когда тот попытался ее утащить, и сказала мне, чтобы я его не боялась. Спросила, куда я направляюсь, и я ответила, что иду к моему Ричарду, что он во мне нуждается. Тогда она рассказала мне о прошлом Ричарда, вещи, которые знала и я. Я удивилась, что ей так много о нем известно, и подумала, что она, должно быть, с ним хорошо знакома. А потом она рассказала мне обо мне самой, причем такие вещи, о которых она никак знать не могла. О моих желаниях и мечтах, о том, что я хочу стать целительницей, и все такое. Вот тогда я и сообразила, что она провидица. Точных ее слов я не помню, но она сказала, что Ричард действительно нуждается во мне. Сказала, что мы с ним поженимся. Ей небеса об этом поведали. – Надина отвела взгляд от Кэлен. – Я была сама не своя от счастья. Наверное, никогда в жизни я не была так счастлива.

– Небеса поведали. Ясно. И что было дальше?

– Дальше она сказала, что не хочет меня задерживать. Предупредила, что за Ричардом охотится ветер – я, правда, не поняла, что это значит, – и мне следует поспешить. Потом пожелала мне удачи – и все.

– Все? Она наверняка сказала еще что-то!

22
{"b":"41","o":1}