A
A
1
2
3
...
27
28
29
...
164

Она хотела его разозлить настолько, чтобы он пересказал пророчество. Если они с Ричардом будут его знать, то, возможно, сумеют и преодолеть.

– Так что это мое пророчество лично тебе, Джегань! В отличие от твоего выдуманного пророчества оно хотя бы облечено в слова!

Его утробный смех разнесся по подвалу.

– Выдуманного? Тогда позволь мне тебе его показать.

Рука Марлина поднялась, и в подземелье сверкнула молния.

Кэлен зажала уши руками и пригнулась. Осколки камня полетели во все стороны. Один распорол ей руку, второй ударил в плечо. Кэлен почувствовала, как по рукаву течет теплая кровь.

А под потолком плясали молнии, выбивая на камне буквы, которые Кэлен могла рассмотреть даже сквозь ослепительные вспышки. Потом вновь наступила темнота, и пыль медленно начала оседать.

– Вот оно, дорогуша.

Кэлен, щурясь, посмотрела на стену.

– Абракадабра какая-то.

– Это на древнед’харианском. Согласно записям, во время последней войны мы взяли в плен волшебника, пророка, и, поскольку он был верен Дому Ралов, мои предки сноходцы, естественно, не имели доступа к его разуму. Поэтому его просто пытали. В бреду, потеряв половину кишок, он выдал это пророчество. Пусть Ричард Рал тебе его переведет. – Он наклонился к ней и насмешливо сплюнул. – Хотя я сильно сомневаюсь, что он захочет рассказать тебе, что оно гласит!

Он приник к шее Надины хищным поцелуем.

– Что ж, путешествие было весьма увлекательным, но, боюсь, Марлину пора удалиться. Вам остается только жалеть, что здесь нет Искателя с его мечом. Тогда Марлину пришел бы конец.

– Кара! – Кэлен метнулась к нему, мысленно моля добрых духов простить ее за то, что ей сейчас придется сделать с Надиной.

Кара вскочила. С невероятной силой Джегань поднял Надину и швырнул ее на Кэлен. Надина завопила, а Кэлен, охнув, рухнула спиной на каменный пол.

Из глаз у нее посыпались искры. На мгновение она перестала чувствовать собственное тело и испугалась, что у нее сломан позвоночник. Но ощущения вернулись вместе с острой болью, когда она повернулась на бок и попыталась сесть.

Кара в дальнем конце подземелья пронзительно закричала и рухнула на колени.

Пока Кэлен с Надиной пытались откатиться друг от друга, Марлин подбежал к лестнице и с кошачьей ловкостью полез наверх.

Факелы погасли, и яма погрузилась во тьму.

Джегань хохотал, поднимаясь к двери. Кара кричала так, будто кто-то вырывал ей ребро за ребром. Кэлен наконец отпихнула Надину и поползла туда, откуда доносился издевательский смех Джеганя. По ее рукаву на пол стекала кровь.

Оглушительный взрыв сорвал с петель железную дверь. Наверху послышались крики. Из пролома на лестницу упал луч света. Кэлен встала, но, схватившись за перекладину, вскрикнула от боли. В плече у нее застрял острый осколок камня. Кэлен выдернула его, и из раны ручьем хлынула кровь.

Со всей скоростью, на какую была способна, Кэлен полезла вверх вдогонку за Марлином. Она обязана его остановить. Больше никто этого сделать не сможет. Ричарда нет, и, значит, она должна сражаться магией против магии за своих людей. Раненую руку при каждом движении пронзала острая боль.

– Быстрее! – раздался снизу голос Надины. – Он уходит!

Крики Кары буквально сводили с ума.

Однажды Кэлен лишь на долю секунды ощутила боль от эйджила. Морд-сит испытывают ее всякий раз, когда берут его в руку, но при этом даже не морщатся. Они живут в мире боли. Годы пыток приучили их не замечать ее.

Кэлен даже представить себе не могла, что может заставить морд-сит так истошно кричать.

Но она не сомневалась – что бы это ни было, оно сейчас убивает Кару.

Кэлен поскользнулась на перекладине и больно ушибла ногу. Выругавшись, Кэлен снова упрямо полезла вверх и вывалилась в коридор прямо в груду кишок. На нее смотрели мертвые глаза сержанта Коллинза. Из-под кожаных доспехов торчали обломки ребер. Туловище сержанта было разворочено от шеи до живота.

На полу корчились в агонии солдаты; другие лежали неподвижно, мертвые. Мечи были по рукоятку вбиты в каменные стены. Топоры тоже торчали из стен, как из мягкого дерева.

Волшебник прорвался сквозь заслон, но не без потерь. Кэлен увидела отрубленную по локоть руку и по остаткам рукава поняла, что это рука Марлина. Пальцы отрубленной руки сжимались и разжимались.

Кэлен встала и, ухватив Надину за запястья, помогла ей выбраться в коридор.

– Осторожно!

При виде кровавого месива Надина ахнула. Кэлен подумала, что она сейчас упадет в обморок или истерично завопит. Но этого не произошло.

Из левого коридора бежали солдаты с пиками, мечами и топорами на изготовку. Коридор справа был пуст, темен и тих. Там горел лишь единственный факел. Кэлен двинулась направо. Надина, надо отдать ей должное, пошла следом.

Крики на дне колодца не утихали.

Глава 10

За последним чадящим факелом коридор исчезал во тьме. У стены ку-чей грязного белья валялся мертвый солдат. Почерневший клинок его меча был закручен спиралью.

Кэлен остановилась и прислушалась. Тишина. Марлин мог быть где угодно, мог спрятаться в любом боковом коридоре, притаиться за любым углом, с самодовольной улыбочкой Джеганя на губах поджидая ее во тьме.

– Останься здесь, Надина.

– Нет. Я же сказала тебе – мы защищаем своих. Он хочет убить Ричарда. И я не позволю ему выйти сухим из воды! Ни за что, пока у меня есть хоть малейшая возможность помочь вам с ним справиться.

– Единственная возможность, которая у тебя сейчас есть, – это погибнуть.

– Все равно я пойду с тобой!

У Кэлен не было ни времени, ни желания спорить. Если Надина хочет идти, пусть идет – может, действительно пригодится. Например, Кэлен нужно было освободить обе руки.

– Тогда бери факел!

Надина выхватила факел из подставки и замерла, ожидая.

– Я должна прикоснуться к нему, – объяснила Кэлен. – Если я до него дотронусь, он умрет.

– Кто? Марлин или Джегань?

Сердце Кэлен бешено колотилось.

– Марлин. Если Джегань способен проникнуть в его разум, то, надо полагать, он с тем же успехом может оттуда и выбраться. Впрочем, кто знает? Но, во всяком случае, его марионетка умрет наверняка. И тогда этому безобразию придет конец. Пока.

– Так вот что ты хотела сделать там, в колодце? А что ты имела в виду, говоря о выборе между жизнью одного человека и многих?

Кэлен схватила ее за щеки и крепко стиснула.

– Послушай, ты! Это тебе не какой-то там Томми Ланкастер, который рвется тебя изнасиловать! Этот человек хочет убить нас всех! Я должна ему помешать. И если кто-то будет соприкасаться с ним в то мгновение, когда я до него дотронусь, этот человек погибнет вместе с ним. Но я не стану колебаться, будь это ты или кто-то другой. Поняла? Я не могу позволить себе колебаний. Слишком многое поставлено на карту.

Надина кивнула. Кэлен отпустила ее и почувствовала, как по пальцам стекает кровь. Левая рука почти не слушалась, а правая ей нужна, чтобы коснуться Марлина. Хорошо хоть Надина будет держать факел. Кэлен надеялась, что не совершила ошибки, взяв Надину с собой.

А еще она надеялась, что берет Надину с собой не по другим причинам.

Надина взяла правую руку Кэлен и прижала ее к левому плечу.

– Сейчас нам некогда заниматься твоей раной. Зажми ее как можно крепче и держи, пока тебе не понадобится свободная рука. Иначе ты потеряешь слишком много крови и не сможешь выполнить свою задачу.

Кэлен поморщилась, но рану зажала.

– Спасибо. Раз уж ты не хочешь остаться, держись за мной и просто освещай мне дорогу. Если солдатам не удалось его остановить, то у тебя тем более не получится. Я не хочу, чтобы ты пострадала напрасно.

– Поняла. Пойду за тобой.

– Помни, что я сказала, и не стой у меня на пути. – Кэлен взглянула на солдат, столпившихся за Надиной. – Стреляйте из луков или пользуйтесь копьями, если дотянетесь, но держитесь у меня за спиной. И принесите еще факелы. Мы должны обложить его со всех сторон.

28
{"b":"41","o":1}