ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маркетинг от потребителя
Перевертыш
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Хаос: отступление?
Дневник моей памяти
Катарсис. Северная Башня
Книга рецептов стихийного мага
София слышит зеркала
Принц инкогнито
A
A

– Нам надо вернуться к Каре, – сказала Кэлен. – И мы должны поспешить.

– Как? Факела у нас больше нет. Наружу не выйти, а если пойдем той дорогой, которой пришли, то заблудимся в темноте. Надо дождаться солдат с факелами.

– Нет ничего невозможного, – устало бросила Кэлен. – Мы все время сворачивали направо, так что теперь будем держаться левой рукой за стену и выберемся.

Надина ткнула пальцем во тьму туннеля.

– Может, это сработает в коридорах, но в водостоке мы запутались. Мы ни за что не найдем вход.

– Вода в середине туннеля шумит иначе. Ты не заметила? Я помню этот звук. Надо попробовать. Каре нужна помощь.

Надина какое-то время смотрела на нее, потом кивнула:

– Ладно. Только подожди немного. – Она оторвала полоску от подола платья и как можно туже перевязала Кэлен рану в плече. – Пошли! И старайся меньше двигать рукой, пока я не смогу зашить тебе рану и не наложу припарку.

Глава 12

Обратно они добирались убийственно медленно. Единственным утешением во время этого путешествия во тьме по склизким камням по щиколотку в ледяной воде было то, что теперь уже не приходилось бояться, что из воды выскочит Марлин. Услышав, что шум воды изменился, Кэлен протянула руку Надине и, нащупав ногой камень в середине туннеля, перешла на другую сторону, и они оказались в коридоре.

На полпути им встретился отряд солдат с факелами, и дальше они шли при свете. У Кэлен не было в голове ни единой мысли. Ей требовались неимоверные усилия, чтобы хотя бы просто переставлять ноги. Больше всего на свете ей хотелось лечь, пусть даже на эти холодные мокрые камни.

В коридоре у ямы толпились угрюмые солдаты с оружием на изготовку. Мечи и топоры по-прежнему торчали из стен, и Кэлен сомневалась, что даже магия поможет извлечь их оттуда. Мертвых и раненых унесли, но на полу остались лужи крови.

Из колодца не доносилось ни звука.

Навстречу Кэлен вышел капитан Харрис.

– Кто-нибудь спускался на помощь к ней, капитан?

– Нет, Мать-Исповедница.

Он даже не стал делать вид, что ему стыдно. Д’харианцы боятся магии и не стесняются в этом признаваться. Бороться с ней – дело магистра Рала, а они сражались только сталью против стали. И все тут.

Кэлен не нашла в себе сил упрекнуть их в том, что они оставили Кару одну. Эти люди доказали свое мужество в бою с Марлином. А спускаться в колодец – совсем не то, что сражаться с тем, кто оттуда вылез. Они могли защищаться, но по собственной воле вступать в схватку с магией – не их задача. Свою часть договора – сражаться сталью против стали – д’харианские солдаты выполняли отважно и бились не на жизнь, а на смерть. И ждали, что магистр Рал выполнит и свою часть – будет сражаться магией против магии.

На Кэлен смотрели десятки тревожных глаз.

– Тот человек, который сбежал из ямы, мертв. Все кончено. Вздохи облегчения раздались по всему коридору, но капитан продолжал озабоченно смотреть на Кэлен.

– Вам нужен целитель, Мать-Исповедница.

– Позже. – Кэлен двинулась к лестнице. Надина не отставала. – Давно она замолчала, капитан?

– Около часа назад.

– Значит, сразу, как умер Марлин. Спуститесь с нами и возьмите с собой пару солдат, чтобы вынести Кару наверх.

Кара по-прежнему лежала в дальнем конце подвала, возле стены. Глаза ее были закрыты, и хотя она больше не кричала, ее била крупная дрожь.

Она захлебывалась рвотой.

Кэлен схватила ее за плечо и перевернула на бок.

– Открой ей рот!

Надина точным движением нажала Каре на челюсть и на подбородок. Кэлен сунула пальцы в рот Каре и прочистила горло.

– Дыши! – закричала она. – Дыши же, Кара! Дыши!

Надина хлопнула морд-сит по спине; Кара закашлялась и хотя слабо, но задышала.

Но ее продолжала бить дрожь, и она не приходила в сознание.

– Я пойду принесу мои вещи, – заявила Надина.

– Что с ней?

– Не знаю. Какой-то приступ, и его надо остановить. Может быть, мне удастся. У меня в сумке есть нужные травы.

– Покажите ей дорогу! – приказала Кэлен солдатам. – И оставьте мне факел.

Надина и двое солдат помчались к лестнице; по дороге один из солдат воткнул факел в подставку.

– Мать-Исповедница, – обратился к Кэлен капитан Харрис. – Недавно в зале прошений появились Рауг’Мосс.

– Что?

– Рауг’Мосс. Из Д’Хары.

– Я ничего не знаю о Рауг’Мосс. Кто это такие?

– Закрытая секта. О них даже мы знаем немного. Рауг’Мосс держатся особняком и редко выходят…

– Ближе к делу. Что им нужно?

– Это лично один из верховных жрецов Рауг’Мосс. Рауг’-Мосс – целители. Он заявил, будто почувствовал, что магистр Рал стал новым Владыкой Д’Хары, и пришел предложить свои услуги своему новому магистру.

– Целитель? Так что же вы стоите? Быстрее ведите его сюда! Может быть, он поможет.

Капитан отсалютовал и побежал выполнять приказ.

Кэлен положила голову Кары себе на колени и крепко обняла морд-сит. Она не знала, что еще можно сделать. Кэлен умела убивать людей, но понятия не имела, как их лечить. А ей так надоело убивать! Если бы она научилась лечить людей, как Надина.

– Держись, Кара, – шептала она, баюкая дрожащую морд-сит. – Сейчас придет помощь. Держись!

Она посмотрела на противоположную стену, где молнии Марлина высекли слова. Она знала почти все языки Срединных Земель – но представления не имела о древнед’харианском. Это был мертвый язык, и знали его единицы.

Ричард учит древнед’харианский. Они с Бердиной вместе переводят с древнед’харианского дневник, найденный в замке – дневник Коло, как они его называют, – и написанный во время великой войны три тысячи лет назад. Ричард, наверное, сможет прочесть выбитое на стене пророчество.

Уж лучше бы он не мог. Ей совсем не хотелось знать, о чем оно говорит. От пророчеств вечно одни неприятности.

Она гнала от себя мысль, что Джегань напустил на них какие-то неведомые напасти, но оснований сомневаться в его словах не находила.

Прижавшись щекой к волосам Кары, она закрыла глаза. Она боялась, что Кара умрет. Кэлен сама не понимала, почему эта женщина вдруг оказалась ей так дорога. Может, потому, что у Кары, кроме нее, больше никого нет? Вон солдаты даже не потрудились спуститься и посмотреть, почему она перестала кричать. Она могла бы захлебнуться рвотой. Умереть от такой ерунды, ни от какой-то там магии, – лишь потому, что ее соотечественники испугались. Или потому, что всем наплевать, умрет она или нет.

– Держись, Кара. Ты мне дорога. – Кэлен нежно убрала волосы с разбитого лба Кары. – Ты дорога мне. Я хочу, чтобы ты жила.

Кэлен сжимала ее в объятиях, словно пыталась вдавить в нее свои слова, свою заботу о ней. Она вдруг сообразила, что они с Карой очень похожи. Кару учили убивать людей, и Кэлен, если подумать, такая же. Она своей магией разрушает человеческий разум. Конечно, ради того, чтобы спасти других, но все равно убийство остается убийством. А морд-сит мучают и убивают людей ради того, чтобы помочь своему Магистру, ради того, чтобы оберегать его жизнь, – а он в свою очередь спасет жизнь жителям Д’Хары.

О добрые духи, неужели она ничем не отличается от этой морд-сит, которую Ричард пытается вытянуть из пучины безумия?

Обнимая Кару, Кэлен чувствовала, как вдавливается в грудь эйджил Денны. Может быть, они сестры по эйджилу не только из-за того, что обе носят его?

Если бы Кара в самом начале убила Надину, переживала бы она, Кэлен, из-за этого? А Надина помогает людям, не убивает их. Неудивительно, что Ричарда к ней тянуло.

Кэлен смахнула с лица слезы.

Ее плечи поникли. Все тело болело. Больше всего в эту минуту Кэлен хотелось оказаться в объятиях Ричарда. Она понимала, что он рассердится, но все равно – он ей так сейчас нужен! Раненое плечо обжигало болью, но Кэлен по-прежнему крепко обнимала Кару.

– Держись, Кара! Ты не одна. Я с тобой. Я тебя не покину. Я обещаю.

– Ей не лучше? – спросила Надина, спустившись по лестнице.

32
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
Третье пришествие. Звери Земли
Больше жизни, сильнее смерти
Голое платье звезды
Пустошь
Подземный город Содома
Битва за воздух свободы
Фаворит. Сотник
Дочери смотрителя маяка