ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем весь город говорит
Игра в сумерках
Вигнолийский замок
Третье пришествие. Звери Земли
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
Дневник моей памяти
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Туннель в небе. Есть скафандр – готов путешествовать (сборник)
Четвертая обезьяна
A
A

– Нет, я Дрефан.

Он обеими руками откинул капюшон. Глаза Кэлен округлились. Глаза Надины – тоже.

– Но моим отцом тоже был Даркен Рал. Я – единокровный брат магистра Рала.

Кэлен смотрела на него как зачарованная. То же телосложение, такие же мощные мускулы, как у Ричарда. Но волосы светлые, как были у Даркена Рала, хотя короче и не такие прямые. Волосы Ричарда темные и волнистые. И глаза у Дрефана были пронзительно голубые, как у отца, а у Ричарда – серые. Правда, взгляд у обоих братьев был одинаково хищным и острым. Дрефан унаследовал точеные, скульптурные черты лица Даркена Рала. Ричард этого жесткого совершенства не получил. Одним словом, Дрефан напоминал и отца, и брата, но больше был похож на Даркена Рала.

И хотя никто не спутал бы Дрефана с Ричардом, то, что они – братья, не вызывало ни малейшего сомнения.

Кэлен не могла понять, как Кара могла ошибиться. И тут увидела эйджил в руке морд-сит. Когда Кара произносила «магистр Рал», она имела в виду совсем не Ричарда.

Кара приняла Дрефана за Даркена Рала.

Глава 14

Ричард постукивал ногтем по рукоятке меча, и это был единственный звук, нарушающий мертвую тишину. Другой рукой он подпирал голову и задумчиво потирал пальцем висок. Он был в ярости. На сей раз они перешли все границы и сами это хорошо понимали.

Мысленно он перебрал разные виды наказания, но отмел все до единого. Не потому, что они были слишком суровы, а потому что толку от них никакого. В конце концов он выбрал истину. Нет ничего суровее истины, и она подействует на них сильнее всего.

Перед ним стояли Бердина, Райна, Улик и Иган. Каждый вытянулся в струнку, устремив взгляд в какую-то точку над его головой. Дело происходило в приемной, и из окна на Ричарда сурово взирал с вершины горы замок Волшебника.

Ричард вернулся в Эйдиндрил час назад и уже успел выяснить, что случилось накануне вечером. Четверо его телохранителей вернулись еще до рассвета. Он приказал им возвращаться в Эйдиндрил, как только Райна с Уликом приехали в лагерь. Они полагали, что он не отправит их назад среди ночи. Они ошибались – и при всей их самостоятельности ни один из четверых не посмел возразить против этого приказа, увидев выражение глаз Ричарда.

Ричард и сам вернулся гораздо раньше, чем собирался. Он показал солдатам, как выглядит скальный дуб, объяснил, как срезать желтую внутреннюю кору, и еще до восхода солнца помчался в Эйдиндрил. Ночь преподнесла ему сюрприз, и после этого он не мог спать и хотел одного – вернуться в город как можно быстрей.

Барабаня пальцами по столу, Ричард смотрел на своих телохранителей. Бердина с Райной еще были в коричневой кожаной форме; их длинные волосы после долгой скачки были спутаны и покрыты пылью.

Улик с Иганом возвышались над обеими морд-сит. Толстые кожаные нагрудники обтягивали их, словно вторая кожа, подчеркивая рельеф мускулатуры. На нагрудниках красовалась большая буква «Р», символ Дома Ралов, а под ней – два скрещенных меча. Чуть выше локтей оба солдата носили металлические обручи с острыми как бритва шипами – оружие для рукопашного боя.

Ни один д’харианец, кроме личных телохранителей магистра Рала, не имел права носить такие обручи. Они служили не просто оружием; это был редкий и очень почетный знак отличия, но Ричард не имел ни малейшего понятия, за что им награждают.

Он унаследовал власть над народом, чьи обычаи оставались для него тайной за семью печатями, а надежды были понятны лишь отчасти.

Вернувшись, эти четверо тоже узнали о том, что произошло с Марлином прошлой ночью. Они понимали, зачем Магистр Рал созвал их, но Ричард пока не сказал ни единого слова. Пока. Потому что сначала хотел совладать с обуревающим его гневом.

– Магистр Рал?

– Да, Райна?

– Вы на нас сердитесь? За то, что мы вас ослушались и поехали за вами с письмом от Матери-Исповедницы?

Письмо было всего лишь предлогом, и все это хорошо понимали.

Ричард продолжал барабанить по рукояти.

– Это все. Можете идти. Все четверо.

Они встали свободнее, но не двинулись с места.

– Можем идти? – переспросила Райна. – И вы не накажете нас? – На ее губах мелькнула улыбка. – Не пошлете нас чистить конюшни целую неделю или не придумаете еще что-то в этом роде?

Ричард откинулся на стуле и скрипнул зубами. У него было не то настроение, чтобы слушать их шуточки. Он встал.

– Нет, Райна, наказания не будет. Можете идти.

Обе морд-сит заулыбались. Бердина наклонилась к Райне и прошептала нарочито громко, чтобы услышал Ричард:

– Он понимает, что лучше нас никто не сможет его защитить.

Все четверо дружно направились к двери.

– Прежде чем вы уйдете, – проговорил Ричард, – я хочу сказать вам одну вещь.

– Какую? – спросила Бердина.

Ричард прошелся перед ними, заглядывая каждому в глаза.

– Вы меня разочаровали.

Райна скорчила рожицу.

– Мы вас разочаровали? Вы не будете ругаться или наказывать нас? Вы просто разочаровались?

– Вот именно. Разочаровался. Я думал, что могу вам доверять. Я ошибался. – Ричард отвернулся. – Свободны!

Бердина откашлялась.

– Магистр Рал, мы с Уликом поехали с вами по вашему приказу.

– Вот как? Значит, если бы я оставил вас, а не Райну с Иганом, охранять Кэлен, вы не покинули бы дворец? – Бердина промолчала. – Я рассчитывал на вас, а вы сделали меня дураком, потому что я вам доверял. – Он стиснул кулаки, чтобы не сорваться на крик. – Я бы дал Матери-Исповеднице другую охрану, если бы знал, что на вас нельзя положиться.

Опершись на раму, Ричард уставился в окно. Четверо телохранителей у него за спиной неловко переминались с ноги на ногу.

– Магистр Рал, – нарушила наконец молчание Бердина. – Мы за вас жизнь готовы отдать.

– И позволить Кэлен погибнуть! – Ричард развернулся к ним и усилием воли заставил себя понизить голос. – Можете отдавать за меня жизнь сколько хотите. Играйте в любые игры, какие вам нравятся. Делайте вид, что занимаетесь важным делом. Изображайте моих телохранителей. Но не путайтесь под ногами у меня и у тех, кто помогает мне остановить Имперский Орден.

Он хлопнул ладонью по столу.

– Свободны!

Бердина с Райной переглянулись.

– Мы будем в коридоре, магистр Рал, на случай если понадобимся вам.

Ричард одарил их таким ледяным взглядом, что обе морд-сит побледнели.

– Не понадобитесь. Мне не нужны люди, на которых я не могу положиться.

Бердина сглотнула.

– Но…

– Но – что?

Она снова сглотнула.

– А как же дневник Коло? Вы не хотите, чтобы я помогала вам с переводом?

– Сам справлюсь. Еще что-нибудь?

Они покачали головами и побрели к двери. Райна, которая шла последней, остановилась и повернулась к нему. Ее темные глаза не отрывались от пола.

– Магистр Рал, а вы поведете нас попозже кормить бурундуков?

– Я занят. Бурундуки прекрасно проживут и без вас.

– Но… А как же Регги?

– Кто?

– Регги. Тот, у которого нет кончика хвостика. Он… Он… Он сидел у меня на ладони. Он будет нас искать.

Ричард целую вечность молча смотрел ей в лицо. Он разрывался между желанием обнять Райну и желанием накричать на нее. Впрочем, он уже пытался их обнимать или сделать что-то подобное – и из-за этого едва не погибла Кэлен.

– Может, в другой раз. Свободна.

Она вытерла ладонью нос.

– Слушаюсь, магистр Рал.

Райна тихонько прикрыла за собой дверь. Ричард снова уселся на стул и отбросил со лба волосы. Скрежеща зубами, он пальцем крутил и крутил на столе дневник Коло. Пока он искал деревья, Кэлен чуть не погибла. Потому что люди, которые должны были ее охранять, следовали своему распорядку.

Ричард содрогнулся при мысли, что бы он сейчас натворил, если бы к его гневу присоединилась и магическая ярость Меча Истины. Впрочем, даже с мечом в руке он еще ни разу не пребывал в таком бешенстве.

В голове у него с издевательской настойчивостью крутились слова пророчества, высеченного на стене ямы.

36
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сад бабочек
Время первых
Дори и чёрный барашек
Ложь без спасения
Девушка из каюты № 10
Ловушка для орла
Тайна нашей ночи
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Дар Дьявола