A
A
1
2
3
...
46
47
48
...
164

– В наших сердцах мы с тобой и так единое целое. И добрые духи это знают. Они уже доказали, что хотят, чтобы мы были вместе, и не оставят нас своей милостью. Не волнуйся, нас с тобой обвенчают.

Он собрался уйти, но вдруг снова обернулся к ней. В глазах промелькнула тень грусти.

– Мне только очень хочется, чтобы на нашей свадьбе был Зедд. Добрые духи, как же мне этого хочется! И чтобы он сейчас был здесь и помог мне.

Он пошел прочь, но в конце коридора оглянулся снова. Кэлен послала ему воздушный поцелуй, а потом побрела в свою пустую, одинокую спальню и бросилась на большую кровать. Ей припомнились слова Надины: «Шота мне о тебе рассказывала». Кэлен зарыдала от обиды.

– Значит, вы сегодня не останетесь спать… там, – заметила Кара, когда Ричард проходил мимо.

– А с чего ты взяла, что я должен там остаться? – спросил Ричард.

Морд-сит пожала плечами:

– Вы велели нам ждать за углом.

– Может, я просто собирался поцеловать Кэлен на ночь, и мне не хотелось слушать, как вы обсуждаете мои способности.

Кара с Райной улыбнулись. Впервые за весь день их лица осветились улыбкой.

– Я уже видела, как вы целуете Мать-Исповедницу, – сообщила Кара. – Вы большой мастер по этой части. После ваших поцелуев она долго не может отдышаться, и видно, что ей хочется еще.

Хотя настроение у Ричарда было неважное, он все же ухмыльнулся, потому что был рад видеть, что они улыбаются.

– Это вовсе не означает, что я большой мастер. Просто она меня любит.

– Меня тоже целовали мужчины, – хмыкнула Кара. – И я видела, как целуете вы. Так что со всей ответственностью могу заявить, что вы исключительно хорошо это делаете. Мы сейчас подсматривали за вами из-за угла.

Ричард, хоть и покраснел, все же попытался напустить на себя возмущенный вид.

– Я приказал вам оставаться здесь!

– Наша обязанность – вас охранять. А для этого мы должны не спускать с вас глаз. Так что такой приказ мы выполнить не можем.

Ричард только покачал головой. На это ему было трудно сердиться. Тем более что в данном случае своим неповиновением они не подвергали опасности Кэлен.

– Лучше скажите, что вы думаете о Дрефане?

– Он ваш брат, магистр Рал, – ответила Райна. – Сходство бросается в глаза.

– Я знаю. Я спрашиваю, каково ваше мнение о нем?

– Мы его не знаем, магистр Рал, – заметила Райна.

– Я тоже его не знаю. Я не рассержусь, если вы откровенно скажете, что он вам не нравится. На самом деле мне бы даже хотелось услышать от вас именно это. Ну, Кара? Что ты о нем думаешь?

– Я ни с одним из вас не целовалась, – пожала она плечами, – но, судя по тому, что видела, предпочла бы поцеловать вас.

– И что это значит?

– Вчера мне пришлось худо, а он мне помог. Но мне очень не нравится, что мастер Дрефан пожаловал именно тогда, когда во дворце появились Надина и Марлин.

– Я тоже об этом подумал, – вздохнул Ричард. – Я всегда прошу людей не судить обо мне по моему отцу и тем не менее сам сужу о Дрефане исходя из того, что он сын Даркена Рала. Мне действительно хотелось бы ему доверять. Поэтому, если у вас возникнут хоть малейшие опасения или сомнения, не сочтите за труд, немедленно сообщите мне.

– Ну, – Кара дернула плечом, – мне не нравятся его руки.

– То есть?

– У него руки, как у Даркена Рала. Мне уже довелось увидеть, как он ласкает льнущих к нему женщин. Даркен Рал тоже так делал.

– Когда же это он успел?! – изумился Ричард. – Он же почти весь день был со мной!

– Нашел время, когда вы разговаривали с солдатами. И когда вы с Надиной осматривали раненых. Ему и не потребовалось много времени. Женщины сами к нему пришли. Никогда не видела, чтобы с мужчиной сразу заигрывали столько женщин. Вы должны признать, что он очень красив.

Ричард не находил во внешности Дрефана ничего особенного.

– А кто-нибудь из этих женщин выразил возмущение?

– Нет, магистр Рал, – после долгой паузы ответила Кара.

– Что ж, я видывал мужчин такого сорта. Среди них были мои друзья. Просто они любят женщин, а женщины любят их. И раз это делается по обоюдному согласию, не думаю, что мне стоит вмешиваться. Меня больше беспокоит другое.

– Что?

– Сам не понимаю.

– Если окажется, что он сказал правду и пришел единственно потому, что желал вам помочь, то вы можете им гордиться, магистр Рал. Ваш брат – очень значительная персона.

– Разве? И в чем же его значительность?

– Ваш брат – глава секты целителей.

– Да? Мне он об этом не говорил.

– Наверное, не хотел хвастаться. Смирение перед магистром Ралом вообще свойственно д’харианцам и является одной из основных заповедей древней секты целителей.

– Возможно. Значит, он – глава этих целителей?

– Да, – кивнула Кара. – Он – верховный жрец Рауг’Мосс.

– Что? – воскликнул Ричард. – Как ты их назвала?

– Рауг’Мосс, магистр Рал.

– Ты знаешь значение этого слова?

– Знаю, что оно означает «целители». – Кара пожала плечами. – А вы знаете точное значение, магистр Рал?

– Где Бердина?

– В постели, надо полагать.

Ричард побежал по коридору, на ходу отдавая распоряжения:

– Кара, сегодня ночью ты охраняешь покои Кэлен. Райна, иди разбуди Бердину и скажи, что я жду ее у себя в кабинете.

– Сейчас, магистр Рал? – спросила Райна. – Так поздно?

– Да, и поторопись.

Ричард вбежал в кабинет, где на столе лежал дневник Коло, написанный на древнед’харианском.

А на древнед’харианском «Рауг’Мосс» означает «священный ветер».

В голове у него звучало предостережение Шоты, переданное через Надину – «ветер охотится за ним», – и слова пророчества, начертанные Джеганем на стене подземелья: «чтобы погасить пожар, он должен искать ответ у ветра».

Глава 19

– На сей раз, – предупредила Энн, – предоставь говорить мне. Ясно?

Ее брови почти сошлись на переносице. Она придвинулась так близко, что Зедд почувствовал запах колбасы в ее дыхании. Она постучала ногтем по его ошейнику – еще одно предупреждение, хоть и безмолвное.

Зедд невинно моргнул.

– Если тебе это доставит удовольствие, пожалуйста. Только мои россказни всегда служили твоим интересам.

– Ну да, конечно! А твои дурацкие шуточки – просто верх остроумия!

Зедд счел, что ее издевательская улыбка – это уже лишнее; могла бы ограничиться одной этой саркастической похвалой. Всему на свете есть предел, и этой женщине давно пора научиться держаться в отведенных ей рамках.

Зедд критическим взглядом окинул тускло освещенную дверь постоялого двора на противоположной стороне улицы. Между двумя складами висела небольшая вывеска: «Постоялый двор Джестера».

Зедд понятия не имел, как называется этот довольно крупный город, куда они прибыли уже в темноте, зато отлично знал, что предпочел бы вообще сюда не заезжать.

Постоялый двор Джестера выглядел так, будто его построили, чтобы заполнить пустоту на задворках или, что вероятнее, скрыть это заведение от внимания почтенной публики, а главное, от властей. Его посетители, как успел уже заметить Зедд, сильно смахивали либо на наемников, либо на разбойников с большой дороги.

– Мне это не нравится, – пробормотал он себе под нос.

– Тебе ничего не нравится, – рявкнула Энн. – Такого зануду я в жизни своей не встречала!

Зедд в искреннем изумлении поднял брови.

– Неужели? А мне всегда говорили, что я очень приятный спутник. У нас еще осталась колбаса?

Энн закатила глаза.

– Нет! Так что же тебе не нравится на сей раз?

На другой стороне улицы подозрительного вида субъект воровато огляделся и, стараясь держаться в тени, двинулся к дверям «Постоялого двора Джестера».

– Не понимаю, зачем Натану туда заходить?

Энн бросила взгляд на постоялый двор и поправила выбившуюся из прически седую прядь.

– Чтобы поесть горячего и передохнуть. – Она посмотрела на Зедда. – Вот зачем, если он вообще там.

47
{"b":"41","o":1}