ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дневник книготорговца
Нойер. Вратарь мира
Обжигающие ласки султана
Груз семейных ценностей
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Крыс. Восстание машин
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Ищу мужа. Русских не предлагать
A
A

– Да, – твердо сказала Кэлен, глядя морд-сит прямо в глаза. – А потом сама сделала бы с ним кое-что более страшное. Это было бы куда хуже, чем все, что ты можешь себе вообразить. Но он не причинил Ричарду вреда.

Губы Кары скривились в жестокой улыбке.

– Но собирался. А согласно канону духов, намерение причинить зло есть вина. И если ты потерпел неудачу, пытаясь исполнить свои намерения, это не уменьшает вины.

– Но духи все же отмечают разницу между намерением и деянием. Мое намерение было покончить с ним своим способом. А твое – воспрепятствовать моему приказу?

Кара отбросила волосы за спину.

– Я хотела защитить тебя и магистра Рала. И мне это удалось.

– Я же сказала – предоставь его мне.

– Малейшее колебание могло стать причиной твоей гибели… или гибели тех, кто тебе дорог. – По лицу Кары пробежала тень. Впрочем, она быстро овладела собой, и ее лицо снова стало бесстрастным. – Меня научили не знать колебаний.

– Поэтому ты старалась его разозлить? Чтобы он атаковал тебя магией?

Кара стерла тыльной стороной ладони кровь со щеки – она порезалась, когда Марлин швырнул ее о книжный шкаф, – и подошла к Кэлен.

– Да. – Не сводя глаз с Кэлен, она слизнула кровь с руки. – Морд-сит может захватить чужую магию только тогда, когда подвергается магическому нападению.

– Я думала, вы боитесь магии.

Кара пожала плечами:

– Так оно и есть – если только ее не используют, чтобы нас уничтожить. В этом случае мы обретаем над ней власть.

– Ты все время говорила, что ничего не понимаешь в магии, а тем не менее теперь ты управляешь ею. Ты ведь сейчас пользуешься его магией?

Кара посмотрела на Марлина, который стонал на полу.

– Нет. Я не могу пользоваться ею так, как это делает он, но в состоянии обратить ее против него самого. Чтобы его собственная магия причиняла ему страдания. – Она выгнула бровь. – Иногда мы способны немного чувствовать магию, но не понимаем ее так, как магистр Рал ее понимает. Поэтому мы не можем в полной мере ею воспользоваться. Только лишь для того, чтобы причинить боль.

Кэлен не могла постичь этого противоречия.

– Как?

Она поразилась тому, насколько выражение лица Кары в эту минуту напоминало выражение лица Исповедницы – то самое выражение, которому Кэлен обучала ее мать. Непроницаемая маска бесстрастности, скрывающая любые чувства по поводу того, что необходимо сделать.

– Наши разумы связаны через магию, – объяснила Кара. – Поэтому я чувствую его мысли, когда он думает о том, чтобы причинить мне боль, оказать сопротивление или просто ослушаться, потому что это противоречит моим желаниям. Поскольку наши разумы связаны его же собственной магией, мое желание причинить ему страдания воплощается в жизнь. – Она посмотрела на Марлина. Тот внезапно заорал от боли. – Видишь?

– Вижу. А теперь хватит. Если он откажется отвечать, тогда ты… сделаешь то, что потребуется, но того, что для защиты Ричарда не обязательно, я делать тебе не позволю. – Кэлен отвела взгляд от Марлина и посмотрела в ледяную синеву глаз Кары. – Ты знала Денну? – Вопрос сорвался с языка прежде, чем она успела подумать.

– Все мы знали Денну.

– А она… умела мучить людей так же хорошо, как и ты?

– Как я? – рассмеялась Кара. – В этом деле никто не мог сравниться с Денной. Именно поэтому Даркен Рал сделал ее своей фавориткой. Я глазам своим не верила, когда видела, что она делает с мужчинами. О да, она могла… – Глянув на эйджил на шее у Кэлен – эйджил Денны, – Кара осеклась. – Это все в прошлом. Мы были связаны узами с Даркеном Ралом и выполняли его приказы. А теперь мы связаны с Ричардом. Мы никогда не причиним ему вреда и отдадим жизнь за магистра Рала. – Ее голос понизился до шепота. – Но магистр Рал не только убил Денну – он простил ей те мучения, которые она ему причинила.

– Он-то простил, – кивнула Кэлен. – Но я не простила. Хотя я понимаю, что она делала то, чему ее обучили, и выполняла приказ, а ее дух помог и мне, и Ричарду, хотя я ценю те жертвы, которые она принесла ради нас, но в душе я не могу простить ей те страдания, которые она причинила моему возлюбленному.

Кара посмотрела Кэлен в глаза долгим и пристальным взглядом.

– Понимаю. Если бы ты причинила боль магистру Ралу, я бы тебе тоже этого никогда не простила. И не помиловала бы.

Кэлен твердо выдержала взгляд морд-сит.

– Я могу сказать тебе то же самое. И между прочим, для морд-сит нет смерти хуже, чем от руки Исповедницы.

Кара медленно растянула губы в улыбке.

– Мне об этом уже говорили.

– К счастью, мы с тобой на одной стороне. Как я уже сказала, есть вещи, которые я не могу и не хочу прощать. Я люблю Ричарда больше жизни.

– Любая морд-сит знает, что самую сильную боль могут причинить лишь те, кого мы больше всех любим.

– Ричарду не стоит бояться такой боли.

Кара задумалась, подбирая слова.

– Это Даркену Ралу не нужно было бояться такой боли. Он никогда не любил ни одной женщины. А магистр Рал любит. Я давно заметила, что там, где замешана любовь, все может измениться в любую минуту.

Теперь стало ясно, к чему она клонит.

– Кара, я точно так же, как ты, не могу причинить Ричарду боль. Я скорее умру. Я люблю его.

– Я тоже, – кивнула Кара. – Не так, как ты, но не менее сильно. Магистр Рал освободил нас. На его месте любой другой предал бы смерти всех морд-сит, а он вместо этого предоставил нам возможность жить так, как нам хочется.

Кара переступила с ноги на ногу. Взгляд ее потеплел.

– Быть может, Ричард – единственный из людей, кто понял то, о чем говорят добрые духи: человек не в состоянии полюбить по-настоящему, пока не простит другим самое тяжкое зло, которое они причинили ему.

Кэлен почувствовала, что щеки у нее пылают. Она и не думала, что морд-сит так глубоко способны проникнуть в суть сострадания.

– Денна была твоей подругой? – Кара кивнула. – И сердце твое простило Ричарду, что он убил ее?

– Да, но это другое дело, – ответила Кара. – Я понимаю, какие чувства у тебя вызывает Денна, и не могу тебя винить. На твоем месте я чувствовала бы то же самое.

Кэлен уставилась в пространство.

– Когда я сказала Денне – то есть ее духу, – что не могу ее простить, она ответила, что все понимает, и единственное прощение, которое ей было нужно, ей уже было даровано. Она сказала мне, что любила Ричарда и что даже в смерти продолжает его любить. – Так же как когда-то Ричард сумел разглядеть в Кэлен за ее магией Исповедницы просто женщину, точно так же за устрашающей оболочкой морд-сит он увидел в Денне личность. Кэлен прекрасно понимала, что почувствовала Денна, когда кто-то наконец сумел увидеть ее истинную сущность. – Возможно, единственное, что имеет значение в жизни, – это получить прощение от тех, кого любишь. Только это может излечить твою душу и сердце. – Кэлен смотрела на свой палец, обводя им резьбу, украшающую крышку стола. – Но я никогда не смогу простить тех, кто причинил страдания Ричарду.

– А меня ты простила?

– За что? – изумленно вскинула глаза Кэлен.

Кара стиснула эйджил. Кэлен знала, что морд-сит больно держать эйджил в руке – этим они отчасти расплачивались за боль, которую причиняли другим.

– За то, что я морд-сит.

– А почему я должна тебя за это прощать?

Кара отвела взгляд:

– Потому что, если бы Даркен Рал приказал мне, а не Денне, захватить Ричарда, я была бы не менее беспощадна. И Бердина тоже, и Райна. И все остальные.

– Я ведь уже говорила тебе, что духи разграничивают то, что могло произойти, и то, что случилось на самом деле. Так и я. Нельзя винить тебя в том, что с тобой сделали другие, как и меня в том, что я родилась Исповедницей, а Ричарда – в том, что этот убийца Даркен Рал зачал его.

Кара по-прежнему не поднимала глаз.

– Но будешь ли ты когда-нибудь действительно нам доверять?

– Вы уже сполна доказали свою верность и Ричарду, и мне. Ты не Денна и не отвечаешь за ее поступки. – Кэлен пальцем стерла запекшуюся кровь со щеки Кары. – Кара, если бы я не доверяла тебе, вам всем, то разве позволила бы Бердине с Райной, двум морд-сит, остаться сейчас с Ричардом?

6
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайна тринадцати апостолов
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Всё сама
Перстень Ивана Грозного
Чудо любви (сборник)
Венеция не в Италии
Птицы, звери и моя семья
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Отель