ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кофейные истории (сборник)
Тетрадь кенгуру
Метро 2033: Перекрестки судьбы
Возвращение блудного самурая
Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 1. На краю пропасти
Хронолиты
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Важные вопросы: Что стоит обсудить с детьми, пока они не выросли
День Нордейла
A
A

Но такой вид отношений между странами был более неприемлем. Это недопустимо, если все хотят получить одинаковую возможность устоять против Имперского Ордена. Кэлен должна была поддержать Ричарда в том, что касалось условий капитуляции. От этого зависело будущее всех стран Срединных Земель.

Раньше каждая страна имела суверенитет; теперь, чтобы противостоять Имперскому Ордену, они должны объединиться под властью одного правителя и действовать вместе как единый народ, а не коалиция, которая в критическую минуту может распасться.

– Магистр Рал занят вопросами общей безопасности и организацией сопротивления. Я заняла его место, чтобы выслушать ваши решения. Я передам ему все, что будет здесь сказано. Как Мать-Исповедница, как королева Галеи и Кельтона, как нареченная владыки Д’Хары я уполномочена говорить от имени Д’Харианской империи. Мое слово столь же окончательно, как слово магистра Рала.

Слова вырвались сами собой, но они соответствовали истине – Д’Харианская империя. Ричард был ее императором и олицетворял собой высшую власть.

Представители поклонились и сказали, что все поняли.

Желая, чтобы эти люди уяснили себе, что отныне все будет не так, как раньше, Кэлен решила полностью изменить прежний порядок.

– Посол Брумфорд, прошу вас, выйдите вперед.

Тристан Башкар и Леонора Кольбейн немедленно принялись возражать. Неслыханно, чтобы представитель маленькой страны говорил первым.

Одним взглядом Кэлен заставила их замолчать.

– Когда я попрошу вас говорить от имени вашего народа, вы скажете все, что хотите. Но не раньше. Коль скоро все страны должны присоединиться к нам, утратив свою независимость, их положение в прошлом не имеет значения. Не ждите, что мы станем соблюдать иерархию, которая существовала прежде, во времена альянса Срединных Земель. Его больше не существует. Теперь вы входите в Д’Харианскую империю.

В зале наступило ледяное молчание.

Впервые услышав эти слова от Ричарда, в этом же самом зале, Кэлен была убита. Но со временем она поняла, что другого пути нет.

Тристан Башкар и Кольбейны, которым были адресованы эти слова, покраснели, но стояли молча. Тогда она перевела взгляд на посла Брумфорда, и тот, вспомнив о ее приказе, выступил вперед.

Он отвел рукой полу своего лилового плаща и преклонил колено.

– Мать-Исповедница, – сказал он, выпрямляясь. – Тогресса готова объединиться с вами и всеми свободными народами в союз против тирании.

– Благодарю вас, посол. Мы приветствуем Тогрессу в качестве члена Д’Харианской империи. Народ Тогрессы получит равные права со всеми прочими народами, входящими в нее. Мы знаем, что ваши люди исполнят свой долг.

– Заверяю вас в этом. Благодарю, Мать-Исповедница. Прошу вас передать магистру Ралу, что мы будем рады стать частью Д’Хары.

Кэлен искренне улыбнулась.

– Магистр Рал и я разделяем вашу радость, посол Брумфорд.

Он отошел в сторону, и Кэлен попросила коренастого Векслера, представителя Пендизан Рич, занять его место. У Векслера были горящие пронзительные глаза.

– Мать-Исповедница, – сказал он, поднявшись с колена и поправив свой кожаный плащ, – Пендизан Рич – маленькая страна с малочисленной армией, но мы – яростные бойцы, и любой, кто попробовал наших мечей, может это засвидетельствовать. Мать-Исповедница всегда сражалась за нас с таким же неистовством. Мы неизменно были верны Срединным Землям и Матери-Исповеднице, поэтому ваши слова имеют для нас большой вес. С огромным уважением мы выполним вашу волю и присоединимся к Д’Харе. Наши мечи готовы служить вам и магистру Ралу. Народ Пендизан Рич, простые смертные и волшебники, жаждет первым вступить в схватку с ордами, пришедшими из степей, и заставить врага почувствовать горький вкус нашей ярости. Если вам угодно, с этого дня мы будем называть себя д’харианцами из Пендизан Рич.

Растроганная его словами, Кэлен склонила перед ним голову. Люди Пендизан Рич выражались высокопарно, но при этом никогда не кривили душой. Хотя страна их была невелика, спуску они никому не давали; отважные слова посла не были пустым бахвальством. Если бы только еще их численность была столь же велика, как сила их духа!

– Не могу обещать, что вы будете в авангарде, посол Векслер, но для нас большая честь сражаться вместе с вашим народом. Мы по заслугам оценим ту лепту, которую внесут ваши воины в общее дело.

Она обратила беспристрастное лицо к послу Мардонии. Мардонианцы тоже были гордецами, и не менее яростными. Без этих качеств они бы не выжили среди степей – хотя страна их тоже была невелика.

– Посол Селдон, прошу вас выйти вперед и огласить решение Мардонии.

Посол Селдон выплыл вперед и устало оглянулся на остальных. Он поклонился ей в пояс, и его седые волосы рассыпались по золотым эполетам его алого мундира.

– Мать-Исповедница, Совет Семи в нашей столице Ренвольде возложил на меня обязанность проделать долгий путь до Эйдиндрила, чтобы передать наше решение. Совет Семи не имеет желания или намерения передавать власть над нашим возлюбленным народом никаким чужеземцам, откуда бы они ни явились – из Д’Хары или из Имперского Ордена. Ваша война с Имперским Орденом нас не касается. Совет Семи постановил, что Мардония останется суверенным и нейтральным государством. За спиной у Кэлен кашлянул солдат. В наступившей тишине этот звук громко прокатился под каменными сводами зала.

– Посол Селдон, земли Мардонии лежат в восточных степях, недалеко от Древнего мира. Вы неминуемо подвергнетесь нападению.

– Мать-Исповедница, стены Ренвольда выдержали испытание временем. Как вы сказали, наша страна лежит посреди степей. В прошлом кочевники не раз пытались нас захватить. Им не удалось даже пробить брешь в стене, не говоря уже о том, чтобы одолеть наших могучих защитников. И теперь племена торгуют с нами, и Ренвольд – центр этой торговли. Те, кто пытался нас завоевать, сегодня нас уважают.

Кэлен наклонилась вперед:

– Орден, посол, – это не племя диких кочевников. Он сокрушит вас. Неужели Совету Семи не хватает здравого смысла это понять?

Посол Селдон снисходительно улыбнулся:

– Мать-Исповедница, я понимаю вашу тревогу, но, как я уже говорил, стены Ренвольда надежно нас защищают. Уверяю вас, Ренвольд устоит перед Орденом, – выражение его лица стало жестче, – и устоит перед этим новым союзом, который вы хотите создать вокруг Д’Хары. Численность противника ничто против каменных стен. Этот орешек им не разгрызть. Они только сломают зубы. Увидев небольшие размеры города, оценив его месторасположение и крепость его стен, захватчики решат, что овчинка не стоит выделки. Если же мы присоединимся к вам, то будем вынуждены оказывать сопротивление. Наш нейтралитет не исключает вражду. Мы готовы торговать с вашим союзом, так же как с Имперским Орденом. Мы никому не желаем зла, но сумеем постоять за себя.

– Посол Селдон, ваша жена и дети сейчас в Ренвольде. Неужели вы не понимаете, какая опасность угрожает вашей семье?

– Моя возлюбленная жена и дети в безопасности за стенами Ренвольда, Мать-Исповедница. Я за них не боюсь.

– Могут ли ваши стены устоять против магии? Орден использует магию! Или вас настолько опьянило прошлое, что вы не способны разглядеть угрозу будущему?

Посол побагровел.

– Решение Совета Семи окончательно. Мы не боимся за свою безопасность. У нас тоже есть волшебники, которые защитят стены от магии. Нейтралитет – это не угроза. Возможно, это вам стоит молить добрых духов о милосердии, поскольку вы развязываете войну. Насилие влечет за собой ответное насилие.

Кэлен побарабанила пальцами по столу. Все ждали, что она скажет. Она понимала, что, если даже ей удастся уговорить посла, это ничего не даст; Совет Семи принял решение, и Селдон не в состоянии повлиять на него.

– Посол Селдон, на закате вы покинете Эйдиндрил. Вы вернетесь в Ренвольд и сообщите Совету Семи, что Д’Хара не признает нейтралитета. Идет битва за наш мир – будет ли он процветать в свете Создателя, или увядать под тенью тирании. Магистр Рал уже сказал, что никому не удастся остаться в стороне. От себя могу сказать, что я не намерена проявлять милосердие к Имперскому Ордену. В этом мы с магистром Ралом едины. Или вы с нами, или вы против нас. Имперский Орден смотрит на это так же. Передайте Совету Семи, что отныне Мардония – наш враг. Кто-нибудь, либо Д’Хара, либо Орден, ее завоюет. Посоветуйте вашим правителям молить добрых духов, чтобы Ренвольд взяли мы, а не Орден. Мы будем безжалостны к вашим защитникам, но мирные люди останутся жить. Если же первым на вас нападет Орден, он уничтожит ваших защитников и поработит ваш народ. Мардония будет обращена в прах.

65
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Алхимик (сборник)
Фаворит. Сотник
Разведенная жена, или Жили долго и счастливо? vol.1
По следам «Мангуста»
Баллада о Мертвой Королеве
С милым и в хрущевке рай
Исчезнувшие
Мисс Магадан