ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Туннель в небе. Есть скафандр – готов путешествовать (сборник)
В тихом омуте
Видящий. Лестница в небо
Стеклянная ловушка
Мой нелучший друг
Главный бой. Рейд разведчиков-мотоциклистов
Рецепты Арабской весны: русская версия
Маркетинг от потребителя
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
A
A

Снисходительная улыбка посла стала еще шире.

– Не бойтесь, Мать-Исповедница. Ренвольд устоит против любой армии, даже против армии Ордена.

Кэлен окинула его холодным взглядом:

– Я прошла через мертвую Эбиниссию. Я видела резню, учиненную Орденом. А перед этим я видела, что они делают с живыми. Я стану молиться за несчастных, которые будут страдать из-за безумных заблуждений Совета Семи.

Кэлен рассерженно сделала знак стражникам, и те вывели посла из зала Совета. Она знала то, что произойдет с жителями Мардонии, если Орден нападет первым. Она также знала, что Ричард не станет рисковать жизнью союзников только для того, чтобы взять Ренвольд и таким образом его спасти. Слишком уж далеко стоит этот маленький город. Она сама отговорила бы Ричарда от этой затеи, как любой из его генералов.

Мардония обречена; ее нейтралитет притянет Орден, как запах крови притягивает волков.

Она бывала в Ренвольде. Его стены действительно были внушительны. Но они не были неуязвимы. Ордену служили волшебники, такие как Марлин. Стены не выдержат огня волшебника, и маги, защищая Ренвольд, ничего не смогут с этим поделать.

Кэлен выбросила из головы мысли о Мардонии и вызвала представителей королевского двора Греннидона.

– Что решил Греннидон? – сурово спросила она.

Вальтер Кольбейн кашлянул, а его сестра сказала:

– Греннидон, великое королевство, страна обширных полей, которые дают…

Кэлен оборвала ее:

– Я спросила, что решил Греннидон?

Леонора сделала движение, словно мыла руки. В глазах Кэлен она видела твердую решимость.

– Королевский дом подписывает капитуляцию, Мать-Исповедница.

– Благодарю, Леонора. Мы рады за вас и за ваш народ. Пожалуйста, проследите, чтобы моим офицерам была предоставлена вся информация, необходимая для координации совместных действий.

– Да, Мать-Исповедница. – Она запнулась. – Мать-Исповедница, нашей армии придется штурмовать стены Ренвольда, чтобы захватить Мардонию?

Греннидон был расположен к северу от Мардонии, и оттуда было удобнее всего атаковать Ренвольд, но Кэлен понимала, что Греннидону будет неловко воевать с прежним торговым партнером. Более того, многие члены Совета Семи были женаты на принцессах королевского дома Кольбейнов.

– Нет. Ренвольд – это живой мертвец. Стервятники обглодают его дочиста. В то же время торговля с Мардонией запрещена. Мы торгуем только с теми, кто на нашей стороне.

– Да, Мать-Исповедница.

– Мать-Исповедница, – вставил Вальтер, ее брат. – Мы хотели бы обсудить с магистром Ралом некоторые условия. У нас есть что предложить его вниманию.

– Капитуляция безоговорочна, и обсуждать нечего. Магистр Рал просил меня напомнить вам, что никаких переговоров не будет. Или вы с нами, или вы против нас. Желаете ли вы взять назад ваше предложение капитуляции, прежде чем будут подписаны документы, и связать судьбу вашей страны с Мардонией?

Вальтер поджал губы и глубоко вздохнул.

– Нет, Мать-Исповедница.

– Благодарю. Когда у магистра Рала будет время – надеюсь, это случится скоро, – он захочет услышать, что вы скажете в качестве полноправного члена Д’Харианской империи. Только не забывайте, что отныне вы часть Д’Хары, а он – владыка Д’Хары, повелитель этой империи.

Она обращалась к ним с меньшим уважением, нежели к представителям двух маленьких государств; делать иначе означало бы вселять в них пустые надежды и нарываться на неприятности. Леонора и Вальтер относились к числу дипломатов, которые неизменно просили предоставить им красные покои.

После того как Кэлен отказалась пойти на уступки, напряжение покинуло Вальтера и Леонору. Кольбейны могли стойко вести переговоры, но, придя к соглашению и дав слово, они никогда не оглядывались назад и не переживали из-за того, что могло бы быть. Благодаря этому качеству на них можно было положиться.

– Мы понимаем, Мать-Исповедница, – сказал Вальтер.

– Да, – добавила его сестра, – и будем ждать того дня, когда Имперский Орден больше не будет угрожать нашему народу.

– Благодарю вас обоих. Я понимаю, что мои слова показались вам резкими, но знайте – мы рады, что вы и ваш народ присоединились к нам.

Они отошли, чтобы подписать бумаги и поговорить с офицерами, а Кэлен перевела внимание на Тристана Башкара, представителя Джары.

– Министр Башкар, каково решение Джары?

Тристан Башкар был членом королевской фамилии Джары. В этой стране пост министра считался одним из самых почетных. Он был единственным из дипломатов, который обладал полномочием самостоятельно изменить решение своего короля, если бы счел аргументы достаточно вескими.

Он выглядел ровно на свои тридцать с небольшим лет, и это помогало ему скрывать за внешностью свой острый ум. Расположив к себе собеседника приятной улыбкой, яркими карими глазами и сладкоречивой лестью, он добивался уступок прежде, чем люди успевали это понять.

Он отбросил волосы со лба и развел руками:

– Мать-Исповедница, боюсь, что ответить «да» или «нет» довольно непросто, но ручаюсь, что мы не питаем вражды к империи Д’Хары и восхищаемся мудростью магистра Рала и, разумеется, вашей. Мы всегда учитывали советы Матери-Исповедницы.

Кэлен вздохнула:

– Тристан, я не в том настроении, чтобы играть в ваши любимые игры. Мы с вами не раз фехтовали словами в этом зале, но сегодня прошу вас обойтись без этого.

Как член королевской фамилии он был хорошо обучен искусству войны, не раз в прошлом отличился в сражениях. Он был широкоплеч и высок, его непринужденная улыбка неизменно несла в себе игривый оттенок, которым он прикрывал угрозу, если она была – а такое порой случалось. Кэлен, образно выражаясь, никогда бы не повернулась к Тристану Башкару спиной.

Он небрежным движением расстегнул темно-синий плащ и положил руку на бедро. На его поясе блеснул кинжал в изысканных ножнах. Поговаривали, что в сражении Тристан предпочитал кинжал мечу. Еще ходили слухи, что, убивая врагов, он испытывал зверское удовольствие.

– Мать-Исповедница, признаю, что в прошлом я был сдержан в определении нашей позиции – ради того, чтобы оградить наш народ от алчности соседей, – но теперь все изменилось. Видите ли, наш взгляд на сложившуюся ситуацию…

– Мне это неинтересно, – перебила Кэлен. – Я хочу только знать, за нас вы или против. Если вы против, даю вам слово, Тристан, что уже утром наши войска отправятся к Сандилару и вернутся оттуда либо с подписанной безоговорочной капитуляцией, либо с головами членов королевской фамилии на пиках. Генерал Болдуин с кельтонской армией сейчас в Эйдиндриле. Я пошлю их. Кельтонцы никогда не подводят свою королеву и не останавливаются, пока ее воля не будет исполнена. Теперь я – королева Кельтона. Вы хотите сражаться с войсками генерала Болдуина?

– Разумеется, нет, Мать-Исповедница. Мы вообще не желаем сражаться, но если вы позволите мне высказаться до конца…

Кэлен хлопнула рукой по столу, заставив его замолчать.

– Когда Эйдиндрил был во власти Имперского Ордена, Джара шла на поводу у Ордена.

– Как и Д’Хара в то время, – мягко напомнил он ей.

Кэлен впилась в него взглядом.

– Совет по требованию Ордена обвинил меня в преступлениях, которых я не совершала. Волшебник Рэнсон, из Ордена, призвал к смертному приговору. Советник Джары сидел за этим столом и голосовал за смертную казнь.

– Мать-Исповедница…

Кэлен показала пальцем на кресло справа от себя:

– Он сидел тут и требовал смерти. – Она посмотрела в карие глаза Тристана. – Если вы приглядитесь, то, наверное, еще сможете различить пятно у подножия стола. Когда Ричард освободил Эйдиндрил, он казнил советников, изменивших своему долгу и Срединным Землям. То пятно, о котором я говорю, – кровь советника Джары. Я слышала, что Ричард разрубил его надвое – так был он возмущен предательством по отношению ко мне и ко всем народам Срединных Земель.

Тристан вежливо молчал, лицо его оставалось спокойным.

– Мать-Исповедница, этот советник не был уполномочен королевской фамилией говорить за Джару. Он был марионеткой Ордена.

66
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Исповедь волка с Уолл-стрит. История легендарного трейдера
Синдром Е
Черное море. Колыбель цивилизации и варварства
Математика покера от профессионала
Академия магии при Храме всех богов. Наследница Тумана
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Мой нелучший друг
Сестры ночи