ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Собибор. Восстание в лагере смерти
Йога между делом
Темный паладин. Рестарт
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
Чужое тело
Вечная жизнь Смерти
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Литерные дела Лубянки
A
A

В другом кошеле, висящим на другой стороне пояса, лежал маленький кожаный мешочек с черным волшебным песком. Этот песок Ричард набрал сам в одной из Башен Погибели. Ни один волшебник со времени установки башен не мог взять хотя бы щепотку черного песка – его способен взять лишь чародей, владеющий Магией Ущерба.

Черный волшебный песок – противоположность белого. Они нейтрализуют друг друга. Одна крупица черного песка поразит заклинание, написанное на белом, даже то, которое призывает Владетеля. Ричард воспользовался черным песком, чтобы отправить дух Даркена Рала обратно в подземный мир.

Аббатиса Аннелина велела ему беречь черный песок как зеницу ока, сказала, что чайная ложка этого песка дороже целого королевства. А у Ричарда его куда больше. Он никогда не расставался с этим мешочком и всегда держал его под рукой.

Для весны день выдался довольно холодным. На улице оборванные детишки играли в прятки и, увидев внушительную процессию, обрадовались неожиданному развлечению.

Но даже их веселье не вызвало у Ричарда улыбки.

– Здесь, магистр Рал, – сказал генерал Керсон.

Он показал на облупившуюся дверь, чуть утопленную в фасад здания. Небольшая вывеска гласила: «Меблированные комнаты Латертона».

Крупный мужчина, сидящий с бутылкой и сухим бисквитом за обшарпанным деревянным столом, даже не обернулся. Он смотрел в пространство покрасневшими глазами. За ним виднелась лестница наверх, в темный узкий коридор.

– Закрыто, – пробормотал он.

– Ты Сайлас Латертон? – спросил Ричард.

Мужчина озадаченно посмотрел на него из-под нахмуренных бровей.

– Угу. А ты кто? Лицо твое мне вроде знакомо.

– Я Ричард Рал. Возможно, ты заметил мое сходство с моим братом, Дрефаном.

– Дрефаном… – Сайлас наконец сообразил, что к чему. С грохотом опрокинув стул, он вскочил и поклонился. – Магистр Рал! Простите меня. Я вас не узнал. Я никогда вас раньше не видел! И не знал, что этот целитель – ваш брат. Умоляю магистра Рала о прощении…

– Покажи мне комнату, где… где была убита та женщина, – велел Ричард.

Дважды поклонившись, Сайлас Латертон заспешил наверх, застегивая на ходу рубашку. Ступеньки стонали и скрипели под его тяжестью.

Он остановился перед дверью в самом конце узкого коридора. Стены были выкрашены красной краской, и свечи на стене почти ничего не освещали. Вонь была омерзительной.

– Сюда, магистр Рал, – указал Сайлас.

Он хотел открыть дверь, но Райна схватила его за воротник и отшвырнула в сторону. Под ее грозным взглядом Сайлас застыл как вкопанный. Взгляд Райны мог заморозить и грозовую тучу.

Она открыла дверь и с эйджилом на изготовку вошла в комнату. Ричард подождал, пока Райна проверит комнату на предмет скрытой опасности. Так было проще, чем спорить. Потом Ричард и генерал Керсон вошли, а Улик с Иганом, как всегда, заняли пост у двери.

Смотреть тут было особенно не на что: кровать, сосновая тумбочка и умывальник. Грубый сосновый пол был почти весь залит кровью.

Такое количество крови Ричарда не удивило. Генерал рассказал, что сделали с женщиной.

Вода в умывальнике тоже была кроваво-красной. И полотенце на краю умывальника. Убийца перед уходом тщательно смыл с себя кровь. Либо он чистюля, либо, что вероятнее, не хотел идти мимо Сайласа Латертона в таком виде.

Ричард открыл тумбочку. Там лежала аккуратно сложенная одежда и больше ничего. Он закрыл дверцу.

– И никто ничего не слышал? – Сайлас отрицательно покачал головой. – Женщину так истерзали, отрезали груди, нанесли огромное количество ножевых ран, и она не кричала?

Ричард сообразил, что от усталости говорит очень резко, и постарался взять себя в руки.

Сайлас нервно сглотнул.

– Ей вставили кляп, магистр Рал. И руки связали.

– Она наверняка должна была отбиваться ногами. – Ричард бросил на него подозрительный взгляд. – Если бы меня резали на кусочки, заткнув рот кляпом и связав руки, я хотя бы попытался ногами опрокинуть умывальник.

– Я ничего не слышал. И никто не слышал. Женщины обязательно прибежали бы ко мне, если бы что-то услышали. Они всегда прибегают, если что-то не так. Всегда. Они знают, что я не жалею денег, когда нужно их защитить.

Ричард потер глаза. Из головы у него не выходило пророчество.

– Приведите сюда остальных женщин. Я хочу с ними поговорить.

– Все ушли от меня после… – Сайлас слабо махнул рукой. – Осталась только Бриджит.

Он поспешил в конец коридора и постучал в последнюю дверь. Потом что-то тихо проговорил, и из-за двери осторожно выглянула взлохмаченная рыжая женская головка. Затем она скрылась, и через минуту женщина выплыла в коридор, зажимая рукой воротник бежевого халата. Быстро завязав пояс, она пошла вслед за Сайласом к Ричарду.

Ричард злился на себя самого. Несмотря на все попытки быть объективным, Дрефан уже начал ему нравиться. Дрефан – целитель. Что может быть благородней этого занятия?

Сайлас и Бриджит поклонились. Их вид соответствовал самочувствию Ричарда: они были грязные, уставшие и оба в полном душевном смятении.

– Ты слышала что-нибудь? – Бриджит покачала головой. Взгляд у нее был затравленный. – Ты знала убитую?

– Рози, – сказала Бриджит. – Я видела ее всего раз, и то мельком. Она только вчера у нас появилась.

– Есть у вас предположения, кто мог ее убить?

– Мы знаем, кто это сделал, магистр Рал, – мрачно ответил Сайлас. – Толстый Гарри.

– Толстый Гарри? Кто это? Где нам его найти?

Впервые за это время лицо Сайласа исказилось от гнева.

– Не надо мне было пускать его сюда еще раз. Женщинам он не нравился.

– Ни одна из девочек не хотела его принять, – поддержала Сайласа Бриджит. – Он пьяница, а когда напивается, становится просто ужасен. Почему мы должны это терпеть, если в городе стоит такая армия… – Она осеклась, глянув на генерала, и закончила мысль несколько иначе: – У нас сейчас достаточно клиентов. И незачем обслуживать таких пьянчуг, как толстый Гарри.

– Все женщины в один голос твердили, что больше не желают его видеть, – кивнул Сайлас. – Когда прошлой ночью он заявился, я знал, что они все до единой откажутся. Но Гарри настаивал, и вид у него был довольно трезвый, вот я и спросил Рози, не примет ли она его, поскольку она новенькая и не знала…

– Не знала, что ей угрожает опасность, – докончил Ричард.

– Не совсем так, – возразил Сайлас. – Гарри не выглядел пьяным. Но я знал, что другим женщинам все равно, пьяный он или трезвый, поэтому спросил Рози, не возьмется ли она. А она ответила, что деньги лишними не бывают. Гарри был у нее последним клиентом. Ее труп обнаружили вскоре после его ухода.

– Где найти этого Гарри?

– В подземном мире, где ему и место! – прорычал Сайлас.

– Это ты его убил?

– Никто не видел, кто перерезал его жирную глотку. Не знаю, кто это сделал.

Ричард посмотрел на длинный кинжал на поясе Сайласа. Он не винил этого человека. Ричард сам бы с удовольствием прикончил этого толстого Гарри – правда, сначала судил бы его и подверг исповеди, чтобы убедиться, что это преступление совершил именно он.

Для того и существовали Исповедницы – чтобы не допустить ошибки. Одно прикосновение магии Исповедницы – и преступник расскажет все, что он совершил. А Ричарду не очень хотелось, чтобы Кэлен слышала, что сделали с этой женщиной, Рози. И уж в особенности не от того мерзавца, который ее убил.

Ему противна была сама мысль, что Кэлен прикоснется к этому человеку. Человеку, убившему женщину с такой изощренной жестокостью. Он боялся даже представить, какие жуткие кошмары будут потом преследовать ее по ночам.

Усилием воли Ричард отогнал от себя эти мысли и обратился к Бриджит:

– Почему ты осталась, если остальные ушли?

– У некоторых есть дети, и они боятся за них. – Она пожала плечами. – Я их не осуждаю, но здесь мы всегда были в безопасности. И Сайлас нас не обманывал. В других заведениях меня, бывало, поколачивали, а у него – ни разу. И Сайлас не виноват, что сумасшедший убийца устроил такое у него в заведении. Сайлас никогда не заставлял нас принимать мужчин, которые нам не нравятся.

68
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Путы материнской любви
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Код да Винчи
Шаг первый. Мастер иллюзий
Первый шаг к мечте
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
В объятиях герцога
Вся правда и ложь обо мне
Алмазная колесница