A
A
1
2
3
...
70
71
72
...
164

– И для этого тебе обязательно держать ее за руку? – сердитым шепотом спросила Кэлен.

Он снова отнял руку.

Кэлен посмотрела на Дрефана, который шел позади Кары с Райной, и взяла Ричарда под руку.

– Как дела? Что ты выяснил?

Ричард нежно сжал ей ладонь.

– Все в порядке, – шепнул он. – Оказалось совсем не то, что я думал. Расскажу позже.

– А что с убийцей? Его еще не нашли?

– Кто-то отыскал его раньше нас и убил, – ответил Ричард. – А как дипломаты?

Кэлен ответила не сразу.

– Греннидон, Тогресса и Пендизан Рич капитулировали. Министр Джары попросил отсрочки на две недели, чтобы убедиться, что звезды благоприятствуют. – Ричард нахмурился. – Мардония отказалась присоединиться к нам. Совет Семи предпочел сохранять нейтралитет.

– Что?! – Ричард остановился как вкопанный, и идущие следом наткнулись на него.

– Они отказались капитулировать. Заявили о своем нейтралитете.

– Орден не признает нейтралитета. Мы тоже. Ты сказала им это?

– Конечно, – бесстрастно ответила Кэлен.

Ричард не хотел на нее кричать. Он злился на Мардонию, а не на нее.

– Генерал Райбих сейчас на юге. Может, он успеет взять Ренвольд раньше, чем это сделает Орден.

– Ричард, мы предоставили им возможность. Теперь они все – ходячие мертвецы. Мы не можем губить наших солдат в Мардонии только ради того, чтобы защитить ее от Ордена. Это бессмысленно и лишь ослабит нашу армию.

Надина протолкалась между ними и сердито глянула на Кэлен.

– Ты разговаривала с этим мерзким Джеганем. Ты знаешь, какой он. Эти люди умрут, если их завоюет Орден. А тебе наплевать на жизнь ни в чем не повинных людей. Ты бессердечная.

Уголком глаза Ричард заметил, как в руке Кары мелькнул эйджил, и подтолкнул Надину вперед.

– Кэлен права. Просто я туго соображаю. Мардония выбрала свой путь, так пусть идет по нему. А теперь если хочешь что-то мне показать, то показывай. У меня много дел.

Надина, фыркнув, перебросила густые каштановые волосы за спину и пошла дальше. Кара с Райной грозными взглядами буравили ей затылок. Этот взгляд, как правило, служил лишь прелюдией к более серьезным последствиям. Ричард скорее всего только что спас Надину от этих последствий. В один прекрасный день ему все же придется угомонить Шоту. Пока Кэлен этим не занялась.

– Прости, – наклонился он к Кэлен. – Я устал до смерти и не подумал как следует.

Она сжала его руку.

– Ты обещал немного поспать, не забыл?

– Как только Надина покажет мне то, что хотела, сразу отправлюсь спать.

Надина снова ухватила Ричарда за руку и втащила его в свою комнату. Он не успел возмутиться, потому что увидел сидящего на красном стуле мальчика. Ричарду показалось, что он узнал паренька. Один из игроков в джала.

Зареванный парнишка дрожал. Увидев Ричарда, он вскочил и сорвал со светлой головенки вязаную шапочку. Он молча мял шапку в руках, дрожа от волнения. По щекам его текли слезы.

Ричард присел перед мальчиком на корточки.

– Я магистр Рал. Мне сказали, что тебе срочно нужно меня увидеть. Как тебя зовут?

Мальчуган утер нос. Слезы продолжали литься ручьем.

– Йоник.

– Ну, Йоник, что стряслось?

Сквозь всхлипы Ричард уловил лишь слово «брат». Он обнял мальчика и начал успокаивать. Паренек вцепился в него и бурно разрыдался. Какое-то глубокое горе терзало его душу.

– Йоник, ты можешь сказать мне, что случилось?

– Пожалуйста, отец Рал, мой брат болен! Очень болен!

Ричард поставил мальчика на пол.

– Болен? И чем он заболел?

– Не знаю! – прорыдал Йоник. – Мы купили ему лечебные травы. Перепробовали все, что только можно. Он так болен! Ему стало еще хуже с тех пор, как я тогда к вам приходил.

– С тех пор, как ты ко мне приходил?

– Да! – рявкнула Надина. – Он приходил умолять тебя о помощи несколько дней назад. А она, – Надина ткнула пальцем в Кэлен, – отослала его прочь!

Лицо Кэлен стало пунцовым. Она шевелила губами, но не могла выговорить ни слова.

– Единственное, о чем она думает, это армия, война и как бы причинить людям боль. Ей наплевать на несчастного больного ребенка! Она бы побеспокоилась, только если бы он был каким-нибудь лощеным послом! Она не знает, что значит быть бедным и больным!

Ричард взглядом остановил шагнувшую вперед Кару, затем грозно посмотрел на Надину.

– Прекрати!

Дрефан положил руку Кэлен на плечо.

– Я уверен, что у вас была уважительная причина его отослать. Вы не могли знать, что его брат так тяжело болен. Никто вас ни в чем не винит.

Ричард повернулся к мальчику:

– Йоник, это мой брат, Дрефан. Он целитель. Отведи нас к твоему брату, и посмотрим, чем мы можем ему помочь.

– А у меня есть травы, – добавила Надина. – Я тоже помогу твоему брату, Йоник. Мы сделаем все, что в наших силах. Обещаем тебе.

Йоник вытер глаза.

– Пожалуйста, поспешите! Кип правда очень болен!

Кэлен была готова разрыдаться. Ричард ласково положил руку ей на плечо и почувствовал, как она дрожит. Он боялся, что брат парнишки действительно очень плох, и хотел избавить ее от тяжелого зрелища. Ричард боялся, что она станет винить себя.

– Может быть, тебе лучше подождать здесь?

Кэлен сердито сверкнула на него влажными зелеными глазами.

– Я иду с тобой! – сквозь зубы проговорила она.

Ричард оставил попытки запомнить все повороты кривых переулков и узких улочек, по которым они шли, поэтому просто запомнил положение солнца на небе, чтобы иметь общее представление о направлении. Йоник вел их между домами, через обнесенные стенами внутренние дворики с развешанным для просушки бельем.

Куры с кудахтаньем разбегались у них из-под ног, хлопая крыльями. В некоторых двориках блеяли козы или овцы, гуляли свиньи. Среди этих тесно прижавшихся друг к другу домишек животные казались неуместными.

Над их головами через раскрытые окна переговаривались люди. Некоторые, облокотившись на подоконник, наблюдали за необычной процессией, которую вел мальчик. Появление магистра Рала и Матери-Исповедницы немедленно вызвало суматоху. Не будь их, на солдат и двух женщин в коричневых кожаных одеждах никто бы не обратил внимания.

Увидев их, люди на улицах поспешно отходили в сторону. Некоторые останавливались, чтобы поглазеть на этот неожиданный маленький парад.

Солдатские патрули на перекрестках радостно приветствовали своего магистра Рала и выкрикивали слова благодарности за исцеление.

Ричард крепко держал Кэлен за руку. С тех пор как они вышли из дворца, она не произнесла ни единого слова. Надине он велел идти сзади, между двумя морд-сит. Он надеялся, что ей хватит ума не раскрывать рот.

– Сюда, – указал Йоник.

Они последовали за мальчиком в узенький проулок между домов. Цокольные этажи были построены из камня, а верхние – из бревен. Одной рукой держась за Ричарда, Кэлен подобрала подол и осторожно ступала по доскам, уложенным поверх грязи.

Йоник остановился у крыльца с обшарпанным козырьком. С обеих сторон улицы из окон выглядывали люди. Когда Ричард подошел к крыльцу, Йоник открыл дверь и побежал вверх по лестнице.

Наверху открылась дверь, и на зов мальчика вышла женщина в коричневом платье с белым передником.

– Ма! Это магистр Рал! Я привел магистра Рала!

– Хвала вам, добрые духи! – выдохнула женщина.

Одной рукой она заботливо обняла сынишку, а другой указала на дверь в конце крошечной комнаты, служившей одновременно кухней, столовой и гостиной.

– Спасибо вам, что пришли, – пробормотала она Ричарду и, не успев договорить, залилась слезами.

Йоник бросился к дальней комнате.

– Сюда, магистр Рал!

Ричард ободряюще пожал женщине руку и проследовал за Йоником. Кэлен по-прежнему не выпускала его ладони. Надина с Дрефаном и Кара с Райной тоже двинулись следом. Когда все вошли, Йоник распахнул дверь в спальню.

Свечка, горевшая на крошечном столике, едва освещала комнатушку. Возле свечки стоял таз с водой и лежали влажные тряпки. Остальная часть комнаты, большую площадь которой занимали три матраса, словно бы ждала, когда свечка погаснет, чтобы окончательно погрузиться во тьму.

71
{"b":"41","o":1}