A
A
1
2
3
...
86
87
88
...
164

Кэлен потерла ладони и отступила на шаг:

– Я скоро вернусь. Я вернусь, и мы отправимся в путешествие.

– Да, – сказала сильфида, наблюдая за тем, как Кэлен отходит. – Мы отправимся в путешествие.

Кэлен подхватила лампу и, на мгновение задержавшись в дверях, оглянулась на серебряное лицо, плывущее в полумраке.

– Я вернусь. Скоро. И мы отправимся в путешествие.

– Да. Мы отправимся в путешествие, – эхом отозвалась сильфида, но Кэлен уже бежала прочь.

Кэлен с трудом понимала, где она идет, как минует щиты. Она была занята своими мыслями. И все же, перебирая альтернативы, она старалась обращать внимание на залы и комнаты, через которые пробегала по пути наверх.

Ей показалось, что она достигла библиотеки чересчур быстро. В раздражении она поняла, что не может появиться перед Карой и Бердиной в таком состоянии. Они бы сразу поняли – что-то не так.

Недалеко от библиотеки, где ждали морд-сит, Кэлен опустилась на скамью и поставила лампу на пол. Она откинулась на стену, вытянула уставшие ноги и принялась обмахивать лицо ладонью. Кэлен жадно глотала воздух и пыталась успокоить бешеное сердцебиение. Она понимала, что ее лицо сейчас красное, как спелое яблоко.

Она не могла в таком виде вламываться к морд-сит. Кэлен отдыхала, строила планы и ждала, пока утихнет сердцебиение, успокоится дыхание и остынет лицо.

Шота что-то знала о чуме. Кэлен была в этом уверена. «Да будут духи милосердны к его душе», – сказала Шота о Ричарде. Шота послала Надину, чтобы та женила его на себе. Кэлен отчетливо вспомнила облегающее платье Надины, ее кокетливые улыбки, ее голос, когда она говорила Ричарду, что Кэлен была бессердечна. Ее взгляд, когда она ее обвиняла.

Кэлен терялась в догадках, что же теперь делать. Шота – ведьма. Все боятся ведьму. Даже волшебники боялись Шоты. Кэлен не сделала ей ничего дурного, но Шота все равно хотела причинить ей зло.

Шота может убить ее.

Если только Кэлен не убьет ее первой.

Решая, как быть, Кэлен слегка отвлеклась, и это помогло ей восстановить самообладание. Она встала, разгладила платье и сделала глубокий вдох, успокаивая дыхание.

Кэлен вошла в библиотеку, где ждали морд-сит. Лицо ее было бесстрастной маской Исповедницы.

Кара и Бердина вышли из-за книжных полок. Книги уже были убраны со стола.

Кара подозрительно взглянула на Кэлен:

– Тебя не было слишком долго.

– Потребовалось время, чтобы придумать, как пройти сквозь щиты.

– Ну, – спросила Бердина, – ты нашла что-нибудь?

– Нашла что-нибудь? Какого рода?

Бердина развела руками.

– Книги. Вы пошли искать книги.

– Нет. Ничего.

Кара нахмурилась:

– Возникли трудности?

– Нет. Я только огорчена тем… Чумой и всем прочим… Тем, что не смогла найти ничего, что могло бы помочь нам. А вы?

Бердина отбросила назад непослушную прядь.

– Тоже ничего. Ничего ни о Храме Ветров, ни о тех, кто его спрятал.

– Я не понимаю, – сказала Кэлен главным образом себе. – Если был суд, как утверждал Коло, должен быть отчет о процессе.

– Что ж, – сказала Бердина, – на всякий случай мы просмотрели и другие книги, но ничего не нашли. Где еще мы можем поискать?

Кэлен поникла. Она была уверена, что они найдут отчет об этом процессе.

– Нигде. Если его здесь нет, значит, никакого отчета не было вообще или его уничтожили. Коло писал, что в замке были волнения; возможно, людям было не до того, чтобы составить отчет.

Бердина подняла голову.

– Но до утра по крайней мере мы можем еще поискать.

Кэлен обвела взглядом библиотеку:

– Нет. Это пустая трата времени. Будет больше пользы, если ты поработаешь с дневником Коло. Раз уж мы не нашли отчета о суде над волшебниками, надо переводить дневник – это лучшая помощь Ричарду. Возможно, тебе удастся найти в дневнике что-нибудь важное.

Сейчас, при ярком свете, Кэлен начала овладевать нерешительность. Она едва не отказалась от своего плана.

– Хорошо, – сказала Кара. – Тогда, пожалуй, нам лучше вернуться. Неизвестно, чем Надина там занимается. Если она войдет к магистру Ралу, то зацелует его, сонного и беспомощного, до волдырей на губах.

Бердина нахмурилась и толкнула Кару в плечо:

– Ты чего? Мать-Исповедница – сестра по эйджилу.

Кара виновато моргнула.

– Прости. Я просто пошутила. – Она коснулась руки Кэлен. – Ты знаешь, что я убью Надину, стоит тебе только этого пожелать. Не волнуйся, Райна не пустит ее к магистру Ралу.

Кэлен смахнула слезу со щеки.

– Я знаю. Просто ужасно, что все это продолжается. Я знаю.

Она решилась. Кэлен надеялась, что это поможет Ричарду найти ответ. Надеялась, что это поможет ему найти способ остановить чуму. Но она понимала, что только ищет себе оправданий. Она хорошо знала, зачем идет туда на самом деле.

– Вы нашли то, что искали? – спросила Райна, когда Кэлен, Кара и Бердина подошли к ней.

– Нет, – сказала Кэлен. – Нет отчета об этом процессе.

– Жаль, – сказала Райна.

Кэлен показала на дверь:

– Никто не делал попытки его побеспокоить?

Райна ухмыльнулась:

– Она приходила. Хотела проверить, как себя чувствует магистр Рал. Удостовериться, что он спит, так она сказала.

Кэлен не нужно было спрашивать, кто такая «она». У нее вскипела кровь.

– И ты впустила ее?

Райна улыбнулась своей мрачной улыбкой.

– Я заглянула в комнату, убедилась, что магистр Рал спит, и сказала ей об этом. Я не дала ей даже взглянуть на него.

– Хорошо. Но она, вероятно, вернется.

Улыбка Райны стала шире.

– Вряд ли. Я предупредила ее, что если она сунется сюда еще раз, то почувствует мой эйджил на своей голой заднице. Уходя, она не сомневалась, что я выполню свою угрозу.

Кара засмеялась. Кэлен смеяться не могла.

– Райна, уже поздно. Почему бы вам с Бердиной не поспать немного? – Она бросила быстрый взгляд на Бердину. – Бердина тоже, как и магистр Рал, нуждается в отдыхе. Завтра ей предстоит много работать. Нам всем не мешало бы чуть-чуть отдохнуть. Улик с Иганом будут охранять Ричарда.

Райна шлепнула Улика ладонью по животу.

– Вы, мальчики, как, способны на это? Справитесь без меня?

Улик нахмурился, глядя сверху вниз на морд-сит:

– Мы – телохранители магистра Рала. Если кто-нибудь попробует войти в его комнату, мы пришлепнем этого человека как муху. От него не останется и мокрого места. Вам будет нечего даже на зубок положить.

Райна пожала плечами.

– Кажется, мальчики справятся. Пошли, Бердина. Самое время для разнообразия поспать ночку.

Кара стояла около Кэлен, глядя, как Райна с Бердиной уходят, окинув напоследок часовых критическим взглядом.

– Ты права насчет отдыха. Тебе тоже надо бы выспаться, Мать-Исповедница, – сказала она. – Ты не очень-то хорошо выглядишь.

– Я… я хочу сначала проверить, как там Ричард. Я усну крепче, если буду знать, что с ним все хорошо. Я вернусь через минуту. – Она твердо взглянула на Кару, давая понять, что не собирается спорить по этому поводу. – И ты тоже иди спать.

Кара заложила руки за спину.

– Я подожду.

В комнате Ричарда было темно, но света, падающего из окна, было достаточно, чтобы разглядеть кровать. Кэлен постояла рядом с Ричардом, прислушиваясь к его дыханию.

Она знала, как встревожен Ричард недавними событиями. Ее тревога была не меньше. Сколько семейств страдали от горя этой ночью? Сколько будет страдать завтра и послезавтра?

Кэлен присела на край кровати и осторожно приподняла Ричарда за плечи. Он пробормотал во сне ее имя, но не проснулся.

Придерживая его, Кэлен протянула руку и взяла со столика стакан с настойкой, которую ему приготовила Надина. Он был еще наполовину полон. Она поднесла его к губам Ричарда и слегка наклонила, чтобы он мог сделать глоток. Он пил, а она поднимала стакан выше.

– Пей, Ричард, – велела она шепотом и поцеловала его в лоб. – Пей, любовь моя. Ты будешь спать крепче.

Когда стакан почти опустел, она поставила его на место. Ричард опять пробормотал ее имя.

87
{"b":"41","o":1}