ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что вы там делаете, Смизерс?

Аллан надеялсяь, что его голос прозвучит не слишком слабо по сравнению с ревом вожаков толпы.

- Я? Руковожу! - с вызовом ответил инженер, отшвыривая импровизированный лом.

- Зачем?

Администратор был человеком немолодым и незлым. Он так надеялся, что до обезумевших людей дойдет голос здравого смысла. Но брошенный сильной рукой камень вышиб из него иллюзии вместе с мозгами.

И тогда в ход пошли бластеры.

Охранники сражались не менее упорно, чем нападавшие - и те, и другие стремились выжить. Первый ряд каторжников смело огнем, но остальные только усилили натиск.

Ариэль методично поворачивала воображаемую рукоять, и сервомоторы с натужным воем двигали тяжелую турель бласт-пушки. Очереди пламенных шаров ударялись в лед, пробивая в нем цепочки неглубоких ям. Еще немного, и кора не выдержит. Пора уходить.

- Не паникуйте, - Ариэль заставляла себя говорить неторопливо и ровно, сдерживая привычное раздражение. - Ждите меня. Когда прохождение завершится, мы сможем восстановить большую часть необходимых баз.

- Я не уверен, что мы сможем продержаться так долго. Теперь приемник говорил уверенным басом. - Если мы не сможем стабилизировать фундамент в течение суток, Южной крышка.

- Не волнуйтесь, - повторила Ариэль. - Я везу вам запчасти для термоблоков.

- А что на Главной, эм директор? - Ариэль скорее догадалась, чем услышала вопрос за треском статики.

- Главной нет, - ответила она.

Сирены заныли неожиданно. Только что Ариэль удовлетворенно смотрела, как полуавтоматы разгружают воздушную баржу контейнеры с лишайником быстро перемещались из трюма на ярко-желтый диск платформы - а в следующую секунду уже мчалась по временной дорожке, хватая ртом холодный воздух. Тревога прокатывалась по Главной, как знобкие волны - по коже. Лед вздрагивал, танцевал какой-то нехороший танец - совсем не так, как при неожиданных приливах или беспричинных сотрясениях ледяной коры.

А впереди тихие, вкрадчивые трещины нежно впивались в надутое толстое брюхо лифт-станции. Изнутри струился свет, одновременно багряный и черенковски-голубой; даже с такого расстояния Ариэль ощутила холодный запах ионизации. Купол развалился пополам - теперь он напоминал папскую тиару - и медленно опустился вниз, протаивая путь в торосах, к затопленным вершинам Хребта Игуаны. Ариэль бежала изо всех сил, и никак не могла приблизиться к админ-комплексу.

А позади из противоестественной тишины вырастал шум. Люди кричали. И к ужасу своему - словно не хватило увиденного, чтобы сломить ее - Ариэль поняла: это не крик страха. В этом крике слышались отчаяние... надежда... и ненависть.

Экватор бурлил, как всегда. Из темной воды выныривали зеленые льдины, кружились и вновь уходили вниз. По волнам плясали крупные хлопья живой пены, какие-то смятые комья, на многие километры простирались темно-синие ковры спутанных водорослей, которые не могло порвать даже бешенство линейных бурь. Эти места Ариэль старалась выбирать - над ними глидер скользил особенно ровно, да и лудлы не могли пробить этот покров.

Радио хрипело старческим горлом, выталкивая скользие комья реплик, вырванных из лап статики:

- ...Третья - Шестой. Мы в отчаянном положении... Лудлы... Они как...

- ...Доложите, какова ситуация с термоблоками...

- ...Ломятся через стены... привлекает тепло...

- Говорит Повстанческая армия... Мы призываем сохранять всю технику и персонал... Отрезанные от метрополии...

("Первая разумная мысль за последние сутки", подумала Ариэль. "Но уже поздно".)

- ...Прощайте!..

- ...Сорок восемь единиц в зад...

С каждым часом реплик становилось все меньше, а те, что еще вываливались из эфира - все отчаяннее. Но Южная пока держалась. Ариэль начала надеяться, что успеет.

- Вы получаете очень ответственное назначение, лейтенант Форман, - елейным голосом произнес полковник. - Это не самый шикарный пост...

- Я знаю, - перебила его Ариэль, едва сдерживаясь. - Я знаю. Это пост, куда назначают таких, как Ариэль Форман. Только в приступе бешенства она могла говорить о себе в третьем лице. Полковник не знал этого. - Тихих конторских мышек. Очень много ответствености, и никакой благодарности.

Полковник секунду помолчал, собираясь с ответом.

- Скажите, лейтенант, а что случилось с Ирвингом?

- Что? - Ариэль ожидала чего угодно, но...

- С Ирвингом Мандельштейном, - пояснил полковник. - Вашим любовником.. бывшим. Помните такого?

Еще бы не помнить. Но как... почему ей не удалось замести следы?..

- Судя по этому случаю, вы идеально подходите для Миктлана. - Полковник был очень доволен собой. - Тихая конторская мышка... с садистскими наклонностями.

Ариэль вспомнила, как она торопливо, давясь слюной, запихивала в сжигатель окровавленные простыни... Да, впредь стоит быть поосторожнее в чувственных удовольствиях. Хотя Ирвинг тоже был хорош. Она не сразу и заметила, как он сдох.

- Так что не надо спорить, лейтенант, - полковник посмотрел ей в глаза. Что-то в его взгляде напомнило Ариэль фотографии Миктлантекутли - маска черепа, сложенная белесыми облаками.

Глидер накренился и пошел правым крылом вниз, пытаясь вспороть серое ледяное поле. Ариэль беспомощно тянула на себя рычаги фантом-управления, умом понимая, что это конец, но сердцем еще отказываясь признать это. Ради всего святого, где я? Я не хочу тут быть... Вытащите меня отсюда!

Вот! Вот там... в тени торосной гряды чуть светятся купола времянки. Как же она сразу не заметила полосы голого льда следы лишаесборочных комбайнов? Значит, тут есть и люди. Они помогут ей.

Почти теряя рассудок от страха, Ариэль все же ухитрилась каким-то образом дотянуть глидер до импровизированной посадочной площадки. Короткое, почти бутафорское крыло врезалось в снег. Послышался мерзкий скрежет, дрожь пробила корпус, пронизывая тело Ариэль до самого сердца, глидер занесло, закрутило - хаотично вращаясь, машина неслась по гладкому полю - потом врезалась в ледяной нарост, пошатнулась, точно собираясь перевернуться, и остановилась.

Ариэль выбила дверцу ударом ноги. Нечего жалеть машину, которая уже никогда не взлетит. Теперь надежда одна - переждать, затаиться... пока восстание не сожрет себя. Все равно никуда они не денутся без термоблоков. Тех, что лежат в багажнике. Так что волей-неволей придется им считаться с Ариэль Форман.

Почему никто ее не встречает? Неужели купола пусты? Так было бы даже лучше... но нет, открывается дверь, выходят сборщики. Не торопятся, чтоб их... или боятся? Ну да, всемогущего администратора стоит бояться. Вполне возможно, они и не слышали о бунте на Центральной. Придется с ними повежливее...

Ледяная равнина проносилась под днищем глидера. Уиштосиуатль ползла по диску Щелкунчика - словно монокль в глазнице черепа. Ариэль пыталась прикинуть в уме, где сейчас находится убийственная приливная волна, но результат получался с точностью плюс-минус двадцать градусов - явно недостаточно, чтобы определить, стоит ли вызывать Южную.

Она намеренно не хотела отрывать станционщиков от борьбы со стихией. Когда идет волна, важна каждая пара рук. Вряд ли кто-то останется за передатчиком. Но ожидание слишком тяготило ее.

- Южная, Южная, - проговорила она в микрофон, - вызывает Ариэль Форман. Вызывает администратор Форман...

Ничего. Нет ответа. Только вой и треск разрядов.

Почему они не отвечают? Почему молчат? Все вышли на волну? Или... нет, нет, только не это!

Но ей уже было ясно - Южная никогда больше не заговорит. Ледовый панцирь разошелся под куполами станции, и воды цвета хаки собрали свою дань. Ариэль взялась за фант-рычаги, разворачивая глидер на северо-запад.

Сильная рука швырнула Ариэль на лед.

- Глядите, парни! - крикнул кто-то сиплым басом. - Кого к нам лудлы кинули!

- Да-а, жрать не стали!

- Ну как, что делать-то с ней будем?

- Ты что, совсем дисной? Для чего бабы придуманы, забыл?

2
{"b":"41001","o":1}