ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я очень рад, что он утвердил такой вывод, – с облегчением сказал Генрих. – Мне, знаете ли, почему-то совсем не улыбается перспектива дополнять кого-то до гениальности.

– Не кого-то, а также и себя как члена коллектива, ставшего гениальным. Теперь о Джоке. Мы натолкнулись на него случайно. У нас в лаборатории имеется прибор, суммирующий отдельные мозговые излучения и рассчитывающий степень их совместимости с коллективными. Прибор показал гигантскую пригодность Джока для нас и нас для Джока. Мы, так сказать, созданы друг для друга. Но убедить в этом Джока мы не сумели. Он был, наоборот, убежден, что создан для астрозоологии. Он объявил нам, что мечтал о Марсе с детства и не собирается менять милые марсианские пустыни на осточертевшие ему земные сады. Он послал нас к дьяволу и пригрозил размозжить голову каждому, кто станет уверять, что его голова годится еще на что-нибудь, кроме наблюдения за хлевами марсианских свиней. Вы знаете Джока и можете вообразить себе, какие он подбирал выражения.

– И тогда вы решили похитить Вагнера? – деловито осведомился следователь.

Домье пожал плечами.

– Что нам оставалось делать? Он улетал на Марс. Это была последняя возможность приобщить его к коллективу. Боюсь, вы неясно представляете себе, чем дорог для нас Джок Вагнер. Он весь как бы струя внимания к неизвестному. Там, где для других – тусклый шум неопределенностей, для него – арена остро звучащих загадок. Шум обычно усыпляет пытливость, у Джока же обостряет ее. Введение его творческих способностей в нашу коллективную матрицу повысило наш потенциал до 11,3. Сам он, как вы, вероятно, знаете, выше 8,9 никогда не поднимался. Как член нашего коллектива он почти равновелик Ньютону, вот что мы, в свою очередь, значим для него.

– Это не оправдание. Он сам, добровольным решением, должен присоединиться к вам. Никакая софистика не может оправдать такого возмутительного самоуправства: свободного человека схватывают, возможно, и связывают, отрывают от близких, друзей, насильно и навсегда переводят на какое-то выдуманное казарменное положение.

– Не навсегда, друг Прохоров, отнюдь не навсегда. На определенный, точно оговоренный срок, достаточный для его самопроверки.

– Когда кончится оговоренный срок? Мы хотим увидеть похищенного Джока Вагнера.

– Срок самопроверки уже кончился. – Домье вскочил. – Идите за мной. Вы будете разговаривать с самим Джоком.

5

Домье так проворно уносил на тонких ногах свое массивное тело, что следователь и Генрих отстали. У одной из дверей Домье подождал их, затем пригласил внутрь.

В комнате, заставленной аппаратами, сидел Джок Вагнер.

Он вскочил при виде вошедших, шагнул к Генриху, восторженно обнял его.

– Я знал, что ты придешь вызволять меня! – воскликнул он с благодарностью. – Только вы с братом могли!.. Тебе Риччи сообщил о моем исчезновении?

Домье сидел в сторонке и со странной своей улыбкой – оживленно пошевеливая носом – наблюдал за встречей друзей. Прохоров церемонно протянул руку Вагнеру:

– Следователь экспедиционного отдела Управления космоса Александр Платон Прохоров. Можете звать меня просто Александром, Джок. Дело о вашем похищении веду я, поскольку Марс в компетенции моего отдела. У нас только что был весьма тяжелый разговор с директором Института специальных проблем другом Павлом…

Джок нетерпеливым нервным жестом прервал следователя:

– Ваша беседа транслировалась во все лаборатории. Можете представить себе, как сотрудники в других комнатах надрывали животики от смеха. Они сплошь негодяи, им дай только повод посмеяться!

– Рад, что вижу тебя в добром здравии и хорошем настроении, Джок, – сердечно сказал Генрих.

Следователь проговорил с предостерегающей холодностью:

– Могу ли я толковать ваше высказывание, что сотрудники института – все сплошь негодяи, в том смысле…

– Именно в том! Отличнейшие ребята, Генрих, я был такой идиот, что отказывался от работы в институте! Теперь я отсюда никогда не уйду. Такие проблемы, такие поиски! Жаль, что ты не подошел при тайном обследовании, ты был бы так рад – самым нахальным образом счастлив! А Риччи я передам, чтобы он со своим Марсом убирался ко всем чертям! Ко всем чертям!

– Негодяи – и отличнейшие ребята! – Прохоров пожал плечами. – Надо сказать, у вас своеобразный способ доносить до других правдивую информацию.

– Она в характере Джока, – весело возразил Домье. – Зато к тем, кого недолюбливает, он относится с изысканной вежливостью. Можно ли считать наши разногласия исчерпанными, друг Александр?

– Если не возражаете, я сделаю официальную запись, мы скрепим ее нашими голосами и поставим точку на деле о похищении астрозоолога Джока Вагнера.

Джок вдруг схватил следователя за руку и объявил, охваченный внезапным вдохновением:

– Павел, нужно испытать Александра! Вы не смотрите, что он держится дурачком, я угадываю в нем такого умницу!.. И потом, нам нужен железный тормоз против сумятицы, эдакий ледяной пресекатель пустого взлета! Короче, мыслитель с горячим внутренним накалом педантизма. Столько хаоса в наших озарениях! Ставлю свою голову против кочана капусты, что Сашка именно тот, кого нам сегодня не хватает.

Домье вопросительно посмотрел на следователя. Тот сказал, колеблясь:

– Если я и вправду окажусь полезным… Работа следователя, по-честному, мне приелась, такая все однообразица!.. В общем – пожалуйста, я согласен обследоваться!

ТЯЖЕЛАЯ КАПЛЯ ТЩЕСЛАВИЯ

1

Рой, конечно, не согласился бы заняться распутыванием загадочной смерти Ричарда Плачека, если бы не был другом Армана. В Столице функционировали идеально оснащенные лаборатории Охраны общественного порядка, установление обстоятельств гибели любого человека являлось их прямой обязанностью. Иногда Рой с Генрихом помогали следственным лабораториям, но лишь когда имело место какое-то странное физическое явление, в природе которого работники охраны не могли разобраться. Самоубийство Плачека, как считал Рой, к таким случаям не относилось.

Но Арман, три дня дежуривший у постели Плачека, когда медики боролись за его жизнь, был так подавлен, что Рою захотелось утешить помощника. Арман сидел у пульта, не начиная подготовленного эксперимента – в лаборатории братьев в эти дни изучался гравитационный пробой пространства, – и вяло просматривал запись вчерашнего опыта. Рой понимал, что Арман не видит ни одной цифры.

– Поговорим, – сказал Рой. – Я не собираюсь тебя утешать. Смерть есть смерть. Ричард сам захотел уйти из жизни.

Арман покачал головой:

– Он не хотел уходить из жизни, Рой. Я хорошо знал Ричарда. Среди моих друзей не существовало большего жизнелюба.

– Сколько я знаю, он сказал своему ассистенту: «Меня больше не будет!», – капнул в ухо какое-то снадобье и умер.

– Впал в беспамятство, Рой.

– Да, я знаю, он несколько дней бредил. Яд оказался из медленно действующих.

– Был ли это яд? – задумчиво сказал Арман. – Все дни я мучаю себя вопросом: был ли это яд?

Рой пожал плечами:

– Но ведь определить это проще простого. Снадобье, которым он отравился, сохранилось?

– Целая ампула.

– Надо сделать анализ.

– Сделали, конечно.

– И результат?

– Безвреднейшее химическое вещество! Правда, структура молекулы очень сложная, но это второстепенно, раз доказано, что токсического действия препарат Ричарда не имеет.

– На ком производились контрольные опыты?

– На животных. Собаки, кролики, обезьяны…

– То, что безвредно для животного, может оказаться смертельным для человека.

Арман странно посмотрел на Роя:

– На человеке препарат тоже опробовали.

– На ком? Неужели ассистент Плачека решился…

– Нет. Решился я. Вчера вечером я влил себе в ухо каплю препарата Ричарда.

40
{"b":"41009","o":1}