ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Катя улыбнулась в ответ и опять уткнулась в книжку - никак не могла дочитать все ту же, восьмую, страницу.

Снова пришла проводница - лицо у нее было болезненно бледное, совсем белое - и спросила, сколько принести чаю. Похоже, она действительно очень плохо себя чувствовала. На вопрос парня: - Мы что, едем теперь через... он посмотрел на Катю, - ...как его... Кив, да? - проводница не ответила; пошатываясь, она вышла из купе.

- Вам плохо? - громко спросила, высунув голову в коридор, Катина соседка ("Уже давно пора пальто снять" - подумала Катя), но, не получив ответа, лишь сочувственно покачала головой: - Заметили, какая бледная? Старичок и парень кивнули.

В соседнем купе о чем-то громко спорили. Кто-то вышел в коридор и громко сказал: - Нужно просто спросить у проводницы!..

- А вы куда едете? - спросил парень у старичка и женщины. - Тоже до Мурманска, или раньше выходите?

Старичок и женщина переглянулись и улыбнулись.

- Нет, сынок, мы... до Челябинска! - нежно-нежно ответил старичок.

Женщина прыснула.

Парень пожал плечами и повернулся к окну. Потом встал, достал из кармана плаща сигареты и вышел, держась за полки руками. Вагон сильно раскачивало.

- Странный у нас попутчик, - сказала женщина, расстегивая, наконец, пальто.

Старичок кивнул. - И завтра еще целый день с ним ехать, - подумав добавил он.

- А что, - удивилась женщина, - поезд не скорый?! Мне сказали, что утром уже будем в Минске...

Старичок удивленно взглянул на нее, потом на Катю и открыл рот, чтобы что-то спросить, но в этот момент в коридоре раздался звон, что-то загрохотало, послышались испуганные возгласы.

Выглянув вслед за старичком и женщиной из купе, Катя увидела, как несколько человек пытаются поднять с пола проводницу. - Она ногу себе, похоже, обварила! - испуганно сказал кто-то. По полу перекатывались стаканы и подстаканники. - Ничего страшного... Обморок... Вы заметили, какая она была бледная...

- Я же заметила, какая она была бледная! - сказала, сев на место, женщина. - Это, наверное, из-за погоды - давление меняется.

- Ну что, разобрались? - спросила в коридоре какая-то дама у проходившего мужчины, по голосу, похоже, того самого, из соседнего купе, который собирался что-то узнать у проводницы.

- Не успел, - ответил мужчина.

- Кошмар, - сказала дама и они ушли к себе в купе. Оттуда опять послышались громкие голоса.

- Да, так вы сказали в... Минск? - спросил у своей соседки старичок.

Катя, не отрывая взгляда от страницы, прислушалась.

- В Минск, - сказала женщина, снимая, наконец, пальто. - Куда же еще?

- Вообще-то в Челябинск, - помолчав, ответил старичок.

Открылась дверь купе, вернулся из тамбура парень. Спрятав сигареты, он сел и сказал: - Что-то нехорошее происходит. Весь вагон шумит, - мимо купе кто-то пробежал, в другом конце коридора завизжала женщина, - Спорят, кто куда едет, - тихо добавил парень, помолчав.

Из соседнего купе донеслось отчетливо - Ташкент... Ташкент...

Опять кто-то пробежал по коридору

- У меня же на билете было написано "Минск", - испуганно вытаращив глаза, сказала женщина.

- Ми-и-инск, - как бы пробуя слово на вкус, задумчиво повторил старичок и, помолчав, спросил, вдруг, оживившись, у парня - Так, значит, вы действительно едете в этот, как его, Кискинск?..

- Мурманск, - поправил его парень

- Ужас! - женщина вскочила и выбежала из купе. Катя отложила книжку.

- А я - в Челябинск, - сказал старичок, встал и тоже вышел из купе.

Парень посидел немного и тоже вышел. В коридоре поднялся крик.

Столпившись в узком проходе, размахивая руками, все спорили. То и дело кто-нибудь пробегал из конца в конец вагона. У самой двери Катиного купе стояла и тихо плакала, цепко ухватившись за поручень, маленькая старушка в сереньком платочке.

- Надо пойти в соседний вагон, - сказал старичок - Наша проводница...

- Я уже был в соседнем, - бросил проходивший мимо майор, кажется, артиллерист, в расстегнутой гимнастерке, - Эти гады упились в жопу, лыка не вяжут...

- Тише! Здесь дети! - сказала женщина из Катиного купе, но майор уже ушел - Что же делать?.. - всхлипнув, спросила она, ни к кому конкретно не обращаясь.

Стоявший рядом толстяк в тренировочном костюме, спросил - А вы куда едете?

- В Минск.

- А я в Челябинск, - сказал старичок.

- Боже мой, - ответил толстяк и замолчал.

- А вы куда? - спросил у него парень.

- В Беложопск, - тихо ответил толстяк, - Господи! Хоть кто-то еще едет в Беложопск?!! - закричал он.

Никто не обратил на него внимания.

Бородатый мужчина в роговых очках, стоявший с другой стороны, громко повторял: - Я только одно совершенно точно знаю: Крыжополь и Улан-Уде в разных концах карты. Я лично перед отъездом смотрел одну карту.

- Кто едет в Беложопск! - опять закричал толстяк - Беложопск! Кто в Беложопск едет!

Старушка испуганно перекрестилась.

- Боже мой! - повторила, сверкнув золотыми зубами, женщина из Катиного купе.

Катя спрятала книгу в сумку и переложила все деньги в карман джинсов. Старичок вернулся в купе, сел, посмотрел на Катю.

- Куда, ты говоришь, едешь? В Киевск?

Катя не ответила.

Старичок помолчал, помотал головой и, закрыв глаза, откинулся к стене. За окном, в сумерках, неслись дома, фонари, прогромыхал встречный поезд. Вернулась женщина.

- Мы в последнем вагоне, - сказала она. - В следующем проводники, она всхлипнула, - почему-то пьяные. А дальше дверь не могут открыть.

В купе заглянула испуганная девушка в длинном свитере и потертых джинсах с вышитыми над коленками узорами и цветами.

- Извините, - спросила она, - в Пизду никто не едет?.. - и, обведя всех взглядом, тихонько ушла.

Недалеко в коридоре кто-то смеялся.

- На север! - кричали за стеной - Я говорю - на север! Какой юго-восток?! Смотрите - Кулюга на юге... Как "какая Кулюга"?!..

- Кулюга... - тихо повторил парень. - Кулюга... Женщина опять громко всхлипнула, встала, снова, зачем-то, надела пальто.

- Скажите, - тихонько сказала наконец Катя - Мы что, не в Киев едем?

- Бедная девочка, - прошептала женщина - Я не знаю. Я ничего не знаю!..

Остальные тоже о таком городе не слышали.

- Ты только не плачь!.. - вытирая слезы, сказала женщина в пальто.

12
{"b":"41017","o":1}