ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Можно назвать и другие проблемы, поменять их местами, но по важности для будущего страны названные проблемы имеют первостепенный характер. Именно с ними придется столкнуться новому парламенту и новому президенту страны еще в рамках завершающегося тысячелетия.

По истечении первых лет второго президентства Ельцина стало совершенно очевидно, что он не способен разрешить хотя бы в какой-то мере проблемы, стоящие перед страной. В народе сложилось твердое убеждение, что главным стимулом деятельности президента стало прежде всего благополучие его семьи и собственное будущее. А это несомненный признак исхода - завершения ельциновского периода в современной политической истории России. Поэтому лишен смысла вопрос, оживленно обсуждаемый в российских СМИ: будет Ельцин баллотироваться на третий срок или нет? Сегодня вопрос стоит по-другому: дотянет ли Ельцин до конца своего президентского срока? Страна устала от Ельцина, от всего, что происходит в его окружении и на всех уровнях государства - от безвластия, от безынициативности, от психологии временщиков, стоящих во главе страны. Да и просто оттого, что Ельцин большинству людей, еще помнящих рубеж 80-х годов, все больше напоминает Брежнева в его худшие времена. А против этого бессильны любые деньги и любые избирательные технологии.

В 2000 году Россия получит нового президента. Но кто будет следующим? Фавориты названы, и их шансы активно обсуждаются: Е. Примаков, Ю. Лужков, А. Лебедь, Г. Зюганов, Г. Явлинский, В. Путин, С. Степашин. Возможны и другие варианты!

Кто на новенького?

Глава 9

Я ДОЛЖЕН ДОБЕЖАТЬ...

Книга уже была написана и сдана в издательство, когда последовал новый виток моего дела: Генпрокурор Ю. Скуратов выступил с очередным заявлением о том, что следствие располагает в отношении Собчака материалами, которые способны вызвать "шок и смятение у любого нормального человека", но в интересах следствия огласить эти материалы он пока не может. По иронии судьбы телевидение показало кадры "в отношении самого Скуратова", которые уже "вызвали шок" у нормальных людей. А на меня Скуратов снова "покатил бочку" он продлил на очередные шесть месяцев работу следственной группы в Петербурге (вследствие чего расследование вышло за пределы всех мыслимых и допустимых законом сроков - более трех лет). Мой адвокат В. Плигин получил от руководителя следственной группы В. Лысейко документ, из которого следует, что процессуальный статус А. Собчака по делу остается прежним - свидетель.

Похоже, что Российская прокуратура, которая в советское время была абсолютно закрытым учреждением, все больше превращается в своеобразное информбюро по расследуемым ею делам: следователи и прокуроры охотно дают интервью, подробно рассказывают об обвинениях и преступлениях, якобы совершенных теми или иными лицами, о своих успехах в расследовании нашумевших дел и т. д. Но вот беда - ни по одному из громких дел с политическим подтекстом нет результата. Проходят годы, а убийцы Холодова, Листьева, Маневича, Рохлина и других так и не найдены. В тех же случаях, когда дело доходит до суда, оно либо разваливается при рассмотрении его в судебном заседании, а затем прекращается в процессе доследования (как случилось, например, по нашумевшему делу Балтийского пароходства, которое длилось с 1992 по 1998 год и по которому были арестованы и привлечены к уголовной ответственности десятки людей; аналогичный пример - дело генерала Кобеца), либо завершается оправданием или условным осуждением по третьестепенной статье (как произошло с другим громким делом - мэра города Ленинск-Кузнецкого), либо так и не доходит до суда (вспомним дело бывшего исполняющего обязанности Генпрокурора России Ильюшенко).

По всем признакам - не все в порядке "в датском королевстве". И порядка там не будет до тех пор, пока прокуратура и другие правоохранительные органы России не подвергнутся радикальному реформированию и из органов, враждебных демократической государственности, не превратятся в эффективно работающие органы демократического государства. Для этого, однако, необходимо изменить и законодательный статус прокуратуры, и поменять людей, в ней работающих, на более профессиональных и лояльных по отношению к своей стране.

В советское время правоохранительные органы (прокуратура в том числе) никогда всерьез с законом не считались - они предпочитали руководствоваться "революционной целесообразностью" в борьбе с "врагами народа". Но в демократической России у прокурорских работников появились новые черты, существенно отличающие стиль работы сегодняшних прокуроров и следователей от их советских предшественников.

В те времена они были подконтрольны и подотчетны соответствующим партийным органам (райкомам, обкомам, ЦК), от которых зависело назначение на должность и продвижение по службе. Естественно, что прокуроры этих органов боялись, так как за различные злоупотребления могли потерять должность и быть исключенными из партии.

Сегодня прокуратура не подотчетна никому. Наоборот, она всех проверяет и против любого гражданина или должностного лица может применить любые меры, вплоть до обыска, возбуждения уголовного дела и даже ареста, не неся никакой ответственности в случае незаконности подобных действий.

Более того, если учесть, что старые прокурор-ские кадры в массе своей враждебно настроены по отношению к демократическим переменам, происходящим в России, то нет ничего удивительного в том, что они с иезуитским наслаждением нарушают закон, чтобы продемонстрировать, насколько хуже стало при демократах по сравнению с милыми их сердцу коммунистическими временами.

Едва ли не по большинству уголовных дел (как с политическим подтекстом, так и без него) стала применяться схема: арест подозреваемого - содержание его под стражей максимально длительное время истязания с целью получения признания - многомесячное ознакомление с материалами дела - длительное (нередко по два-три года) ожидание рассмотрения дела в суде. В итоге приговор по делу уже не имеет существенного значения. Даже если он оправдательный, то с момента возбуждения дела прошло так много времени, сменилось так много лиц, причастных к расследованию (оперативников, следователей, прокуроров), что наказывать за беззаконие, за годы, проведенные человеком, оправданным по суду, в тюрьме в период следствия и ожидания суда, практически некого. Да никто и не ставит подобного вопроса, поскольку приведенная схема расследования уголовных дел стала повседневной практикой в деятельности милиции и прокуратуры. В последнее время к этому подключилась и налоговая полиция.

Но еще более опасным для судеб страны стало использование правоохранительных органов в политических целях. Чтобы убрать с политической сцены неудобных и опасных конкурентов, как федеральные, так и региональные власти все чаще прибегают к услугам милиции и прокуратуры, которые охотно их оказывают.

Новым изобретением стала практика возбуждения дел и громких разоблачений со стороны правоохранительных органов в отношении тех или иных кандидатов, неугодных властям, в период избирательной кампании. Подобных примеров множество по всей России, поэтому приведу лишь два из последней по времени (ноябрь 1998 года) кампании по выборам в Законодательное собрание Санкт-Петербурга. Среди кандидатов были два известных в стране и городе политика: Сергей Беляев, бывший вице-премьер Правительства России и бывший руководитель парламентской фракции НДР в Госдуме, и Юрий Кравцов, бывший председатель Законодательного собрания города и бывший член Совета Федерации РФ. Против обоих был применен один и тот же прием: в период избирательной кампании (за неделю до дня выборов) Московская горпрокуратура объявила по всем средствам массовой информации о возбуждении уголовного дела против С. Беляева за "квартирные махинации", а Петербургская горпрокуратура - о возбуждении против Ю. Кравцова уголовного дела "за нарушения ведения избирательной кампании и подкуп избирателей".

Каждый из них в случае избрания был бы серьезным претендентом на пост председателя Законодательного собрания города, что, однако, не устраивало губернатора В. Яковлева.

38
{"b":"41018","o":1}