ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 15

Гостиница «Юность» затерялась где-то на западной окраине К., и если бы Бушмину не доводилось ранее бывать в этих краях, то вряд ли он смог бы самостоятельно обнаружить ее местонахождение – тем более что на дворе глухая ночь. Расположена она в глубине квартала, целиком состоящего из серых непритязательных «хрущоб», в которых в свое время выделяли квартиры для рабочих и ИТР судоремонтного завода «Янтарь», приписанного к ВМФ. Отсюда рукой подать до северной проходной завода, а там и поросшее камышом устье Преголи, а еще дальше – обставленный вешками и буями морской канал, двигаясь по которому «торгаши» и рыбацкие суда, оставляя справа на траверсе Балтийск, могут выйти на просторы Балтики.

Само здание гостиницы, отстроенное из светлого силикатного кирпича году эдак в шестидесятом, трехэтажное, в форме буквы Г, выходящее тыльной стороной к ограде завода, – давно уже нуждается если не в сносе, то по крайней мере в капитальном ремонте. Еще сравнительно недавно здесь было заводское общежитие со столовкой, теперь вот, в соответствии с веяниями времени, – гостиница. Цены за проживание копеечные, уровень сервиса и того ниже. Милиция в эти края наведывается редко и неохотно, разве что постояльцы устроят пьяный дебош с поножовщиной. Криминалитет также не проявляет к гостинице особого интереса, равно как и к ее обитателям, потому как поживиться здесь братве решительно нечем.

Конечно, это была не очень хорошая идея, провести вторую ночь кряду в одном месте. Бушмин планировал сменить «лежку», как только прояснится ситуация, тем паче что после переговоров с Ларионовым и тем же Филином он вроде как решился все же законтачить с федералами.

Но теперь, кажется, все накрылось медным тазом: Сотника вывели из игры, а это означает, что Кондору, во-первых, нужно держать ушки на макушке, а во-вторых, ему следует, по всей видимости, поискать какие-то другие, более надежные контакты и каналы.

В его памяти, правда, содержится парочка столичных телефонов. И еще адрес в Интернете. Губа у них, то есть у тех столичных товарищей, кто всерьез заинтересовался Бушминым, не дура. Надеются, наверное, что Кондор по глупости своей и провинциальной наивности перебросит в их адрес еще одну «бандерольку». А может, им еще и ключики от квартиры, где деньги лежат – и судя, по всему, нехилые, – заодно переслать? Ну уж нет, пусть ищут дураков в другом месте.

Позвонить самому в Первопрестольную? Спасайте, мол, ребятушки, загибаюсь…

Да один такой уже звякнул намедни. Не исключено даже, что воспользовался именно этими контактными номерами телефонов в Москве. А уже вскорости ему шкуру продырявили, так что здесь есть над чем пораскинуть мозгами.

И пока он не выяснит по своим каналам, что же в действительности произошло несколько часов назад на Артиллерийской и позже на улице Гагарина, пока он не врубится толком, с чем связан этот наезд на Филина, – никому и никуда он звонить не станет. У него и без того хлопот хватает.

К примеру, ему срочно нужны как минимум пять тысяч баксов, на тот случай, если он бросит эти опасные игрища и решит с концами затеряться в толще людских масс, раздобыв для начала себе новые документы.

– Вы к кому, молодой человек?

В отличие от нормальных гостиниц в «клошаре» не было ни вестибюля, ни стойки с администратором.Ночная дежурная бдит в своем крохотном помещении, расположенном в самом начале длинного коридора, который начинается прямо от входной двери.

Чертыхнувшись про себя, Бушмин полез в карман за ключом от номера.

Дежурная, женщина лет сорока с рыхлым бледным лицом, бросила на ночного визитера подозрительный взгляд – шляются тут по ночам всякие… Бушмин, ступив в прямоугольник света, отбрасываемый в темный коридор яркой настольной лампой, продемонстрировал бдительной вахтерше ключ. Хотел уже отправиться восвояси, но не тут-то было.

– Зайдите на минутку, я должна проверить…

– Проверить что? Я остановился в двадцать седьмом, вот ключ от номера, какие еще проблемы?

Дежурная, чуть наклонив голову к плечу, еще раз пристально всмотрелась в «молодого человека», потом раскрыла лежавшую перед ней регистрационную книгу.

– Из двадцать седьмого? Так… Вы сутки назад вселились? Считается как за два дня… Ага, уплочено за три… А паспорт у вас при себе?

А то у нас тут некоторые передают ключи друг другу, живут без разрешения и деньги не платят…

Бушмин недовольно покачал головой. Ну и зануда попалась! Зарегистрировался он здесь, естественно, под чужой фамилией, воспользовавшись липовым паспортом, так что проблем вроде быть не должно…

– Паспорт у меня наверху. А в чем дело?

– Ладно уж, – дежурная захлопнула гроссбух. – Поверю вам на слово…

А уже в спину, когда Бушмин направился по коридору к лестнице, недовольно бросила:

– Шляются по ночам, да еще документов при себе не имеют…

Поднявшись на второй этаж, Бушмин направился к своему номеру. В полутемном коридоре, освещенном лишь расположенным у трапа тусклым светильником, стоял запах коммуналки. Под ногами шуршал рассохшийся линолеум. Из противоположного конца коридора доносятся обрывки музыки и чьи-то голоса – видно, какая-то компашка гульбанит.

Возле дверей номера он постоял пару-тройку секунд, прислушиваясь к окружающим шорохам. Открыл ключом дверь, чуток еще выждал и, только когда вошел внутрь и убедился, что в его отсутствие здесь не было непрошеных гостей, позволил себе немного расслабиться.

Показалось или действительно дежурная вела себя с ним как-то странно?

Как-то не так на него зыркала, как будто хотела получше рассмотреть…

Может, все-таки почудилось? Если и дальше так дела пойдут, то вскорости ему уже черти будут мерещиться.

Ради собственной же безопасности неплохо бы в темпе свинтить отсюда…

Но устал, блин, так, что нет сил пальцем пошевелить, а не то что шляться где-то на ночь глядя. Ладно, фигня это все, до утра можно здесь перекантоваться, а там будет видно.

Но он все же решил маленько подстраховаться. Невинный в общем-то фокус, ему и не такие доводилось проделывать.

Через несколько секунд он уже вместе с вещичками стоял в темном коридоре.

Запер свой номер и направился к другому. Пока выяснял отношения с приставучей теткой, он успел «сфотографировать» доску с развешанными на гвоздиках ключами. На всякий, как говорится, пожарный.

Поскребся для порядка в № 35, потом с полминуты ковырялся в замке отмычкой – кое-чему полезному в «Балтии» его все же обучили…Номер, как он и предполагал, был никем не занят: ничьих вещичек он здесь не обнаружил, а обе кроватки застелены свежим бельем. Зыркнул в окно – что там? Зер-р гут! Что случись, можно попытаться запрыгнуть на крышу сараюшки, а дальше через забор, на заводскую территорию…

Свет, естественно, включать не стал. Запер замок на защелку, затем подсунул под ручку стул. Снял куртку и туфли, но полностью не разделся, так и плюхнулся поверх суконного одеяльца. Пистолет, само собой, сунул под тощую подушку. Все члены гудели от усталости, хотя никаких особых подвигов, казалось, он сегодня не совершил. Мозг по-прежнему трудился с полной нагрузкой – должно пройти еще какое-то время, прежде чем усталость возьмет свое.

Припомнилась ему почему-то не грозовая ночь на первое мая, когда он подобрал на свою голову на пустынной ночной улице странного клиента, смахивающего из-за своего облачения на черного монаха в сутане, а совсем другая история, случившаяся с ним во второй половине марта.

История про то, как Андрей Михайлович поссорился с Алексеем Игоревичем.

В принципе в ту пору Бушмин уже догадывался, что с агентством «Балтия», куда его сосватал один знакомый еще по службе парень, не все так просто.

Структура эта, укомплектованная исключительно офицерским составом, из числа тех бывших военных, кто предпочел скудному армейскому жалованью стабильную и гарантированную зарплату сотрудника частной охраны, наряду с фирмой «Хронос» и службой безопасности АКБ «Балтийский» призвана обеспечивать охрану всего разветвленного бизнеса «янтарного барона», включая сюда обеспечение режимных мероприятий на комбинате, месторождениях, в цехах и мастерских и на некоторых других объектах.

21
{"b":"41057","o":1}