ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы уверены, что это был именно он? – Графтон сделал ударение на последнем слове. – Черт побери, если мы его упустили!

– Владелец дома опознал его по имеющимся у нас фото, – после паузы сказал литовский гэбист. – Он довольно подробно описал постояльца. Кстати, тот обзавелся усами. Ну а в остальном все совпадает.

– Он предъявил для регистрации липовый паспорт, – вмешался шатен. – Впрочем, этого и следовало ожидать… М-да, неожиданный поворот… Этот человек исчез с концами почти две недели назад – в известной вам истории полно неясностей. Наши русские партнеры пытались прояснить его судьбу, но тщетно. Никто не знал заранее, где он может всплыть, и вообще, жив он или же мертв.

Теперь выясняется, что он нашел временный приют на нашей территории…

Вот что я вам скажу. Если он что-то заподозрил или решил сменить свои планы, то наверняка уже находится по ту сторону.

– Его бы задержали на терминале, – возразил гэбист. – Да и откуда ему знать, что мы включились в игру?

«Бизнесмен» сделал пренебрежительный жест.

– Какая, к черту, граница? Отойди сотню метров в сторону от терминала и шагай напрямик через лес, пока не окажешься у русских…

Обратите внимание, как он исчез. Не оставил ни клочка бумаги, ни даже отпечатков пальцев. Хозяин и его жена также не могут назвать точное время, когда постоялец с вещами покинул дом.

– Время, положим, нам примерно известно, – задумчиво произнес Графтон. – Система электронного перехвата зафиксировала звонок из Юодкранте в 21.05. Известный нам телефон в К. не ответил, как и сутки назад, когда по этому номеру пытались прозвонить из Паланги…

Еще один звонок был сделан в 21.07. Звонили в Севастополь. На другом конце провода ответил мужской голос. Есть предположение, что это был его родной дядя, который еще в недавнем прошлом занимал должность командира бригады морской пехоты. Дословно наш «друг» сказал следующее: «Не волнуйтесь, я в порядке. Так и передайте моим, пусть не беспокоятся. Когда смогу, перезвоню еще раз…» Как видите, не густо. Зато мы смогли по голосу уверенно идентифицировать личность звонившего.

После того как Графтон проинструктировал гэбиста по поводу его дальнейших действий, он вызвался сопроводить «бизнесмена» в Ниду, до самой границы: Яблонскису следовало спешно отправиться в К., дабы уже с утра встретиться с силовиками Казанцева. С одним из этих людей он уже переговорил по телефону примерно час назад, накоротке введя того по просьбе Графтона в курс дела, но этого явно недостаточно.

– Я не могу сейчас разложить перед вами весь пасьянс, Джон, – напутствовал по дороге Графтон своего молодого коллегу. – Поймите, этот русский нужен мне позарез, и вы обязаны доставить его живым и невредимым…

Глава 3

Пока мозг Бушмина лихорадочно трудился над поиском выхода из, казалось бы, безвыходной ситуации, вокруг него произошли кое-какие перемены.

Нагонявший их транспорт миновал развилку, и при ближайшем рассмотрении выяснилось, что это всего лишь безобидная иномарка.

Спецназовец, изображавший из себя Рэмбо, забросил автомат за спину и отправился к придорожным кустикам, опорожнить мочевой пузырь. Через переднюю дверцу «пазика» наружу выбралась еще парочка бойцов, эти дружно задымили сигаретами.

Что касается владельца «Опеля», то он к этому времени успел извлечь из багажника канистру с бензином, после чего в сопровождении гаишника направился к застывшей на обочине «Волге».

Бушмину стоило немалых усилий разжать пальцы, намертво, казалось, прикипевшие к рукояти «вула». Тщательно одернув кожанку, он откинулся на спинку кресла, замерев в расслабленной позе.

В салоне прозвучал мрачный смешок.

Поздравляю, дружок. У тебя, кажется, развилась мания преследования.

Несмотря на случившийся конфуз, кое-какие вопросы все же остались. К примеру, такой: а чем, собственно, продиктовано появление в этих краях, да еще в столь неурочный час, спецназовского контингента?

Водитель, а по годам он был примерно ровесником Бушмину, оказался словоохотливым малым, к тому же неплохо информированным. Следовало лишь время от времени подправлять его наводящими вопросами.

– Гаишники? Наши, из Зеленоградска. – Шофер угостился у пассажира сигаретой, прикурил, затем продолжил: – Своих они не трогают, если, конечно, не борзеть… В основном на трассе шуруют, там у них работы хватает…

– Но тебя-то тормознули? Это что, у вас такой рэкет ментовский?

Вместо того чтобы деньгами, берут бензином?

– Да нет… Накладка у них вышла. День-деньской колесили по округе, какое-то спецмероприятие… Баки сухие, а до ближней заправки двадцать кэмэ. Решили подстраховаться, чтобы было на чем до дому добраться.

Следующий свой вопрос Бушмин задал скучающим тоном:

– А что, собственно, стряслось?

– А ты разве не в курсе? – Шофер на мгновение повернул к нему голову, затем вновь сконцентрировался на дороге. Полотно дороги обсажено с двух сторон крепкими дубами, и даже кратковременная потеря водителем внимания может привести к большой беде. – Где-то с неделю назад, а может, чуть поболее, километрах в десяти отсюда, ежели в сторону моря, точнее, по направлению к Солнечногорску, там, где «дикие» раскопали «голубую» землю, – за раз пятерых мужиков положили. Говорят, что обе тачки, на которых они туда нагрянули, – в решето…

Опустив боковое стекло, он щелчком выбросил окурок наружу.

– В газетах про то писали, но как-то скупо… Неужели пропустил?

– Я газеты в последнее время практически не читаю, – осторожно заметил Бушмин. – Да и в «ящик» редко заглядываю…

Он на мгновение отключился от разговора. Эти пятеро «жмуров», о которых толкует водитель, наверняка из числа «зондеров».

Куда тогда подевались еще трое? Надо же, не поленились переволочь трупы и обе тачки из Дачного, где состоялась разборка, на новое месторождение – а это примерно с полста километров. Эти покойнички, очевидно, не единственные, кому довелось совершить вынужденное путешествие: несмотря на свару, участники событий прячут концы.

– А что в народе говорят?

– Да всякое-разное… У нас здесь «голубенькую» земельку раскопали, слыхал, наверное? Кстати, сам по себе пласт, из которого камушки выковыривают, ни хрена не голубого цвета, а зеленоватого – я своими глазами раскоп видел. Но это так, к слову… Еще сравнительно недавно в Янтарном «зона» функционировала, а сами зеки, понятно, на комбинате в карьерах вкалывали. Вот из такой публики в основном и сложился контингент старателей, у нас их «дикими» прозвали…

Это тебе, брат, не по пляжам шататься: вдруг повезет найти камушек-другой.

Тут из раскопов, опять же по слухам, камни мешками таскают. «Купцы» прямо на месте за товар рассчитываются, и хотя дают за сырец треть цены, навар получается неслабый… Гоняют их крепко, иногда бьют смертным боем. В основном «янтарная мафия» наезжает… Видно, на этой почве и случилась разборка.

– А те вояки, что повстречались нам на дороге?

– Спецназ внутренних войск. Я так понимаю, что на «диких» нынче серьезную облаву устроили. Там несколько артелей работают, всего их будет человек двести… Драки, поножовщина – само собой.

Доводилось и мне их возить, они к нам за водярой наведываются. Говорят, даже подпольный бордель в своем временном лагере открыли. Но ничего, теперь им лавочку точно прикроют…

До города оставалось уже рукой подать, когда водитель чуть сбавил скорость, обратив внимание притихшего пассажира на весьма примечательную часть пейзажа. Один из придорожных дубов был заметно поврежден и как бы служил иллюстрацией к недавним мыслям Бушмина.

Изуродованный ствол заплетен траурными лентами, возле места недавнего ДТП грудой наложены венки и охапки живых цветов.

– Видал? – мрачно поинтересовался шофер. – Тихомиров, наиглавнейший из наших чекистов… Говорят, сам за рулем сидел. «Тридцать первая» всмятку… Может, ты и прав, командир, что газет в руки не берешь, – кругом сплошной мрак.

4
{"b":"41057","o":1}