ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все приборы, включая экраны мониторов, были, кажется, целыми и невредимыми, но в своей совокупности они почему-то производили впечатление негодного электронного хлама.

Из каких-то глубин подсознания неожиданно всплыло:

«Итак, слева направо: терминалы связи с группами С-1, С-2, С-3, С-4, С-5… Дешифраторы оборудованы внутри консоли, каждый терминал имеет свой дисковод…»

– Человек, который работал за этим терминалом, – сказал чуть надтреснутым голосом Карпинский, – пробил основные «цепочки», составляющие в своей совокупности тщательно законспирированную властную структуру, попытавшуюся к тому времени подменить собой нашу хотя и порядком коррумпированную, но все же имеющую легальный статус государственную власть… Ниточки потянулись к одному зловредному субъекту, который был идентифицирован нами как Станислав Морок, в прошлом полковник КГБ, являвшийся во время оно одной из ключевых фигур известного уже вам спецотдела. Кстати, он биохимик по своему первому образованию, ну а в органы попал примерно тем же путем, что и вы, – его рекрутировали в Контору сразу же после блестящей защиты диплома… Так вот, Алексей Андреич… Уже в финальной стадии спецоперации, когда бункер подвергся ожесточенному нападению, кое-кому удалось верно просчитать точное местонахождение секретной базы самого Морока.

– Нет, не может быть…

– Вы догадываетесь, Романцев, кто сидел в этом кресле?

– Это был… я.

Примерно через четверть часа они выбрались наружу. Романцев, у которого все еще тряслись руки, как у престарелого дедка, все же кое-как смог выковырять сигарету из пачки, а затем и прикурить ее от огня зажигалки.

– Вы меня знаете, Романцев, я как никто другой далек от мистики, в особенности религиозного свойства, – кривя рот в недоброй усмешке, сказал Карпинский. – Но как здесь не помянуть нечистого…. Время показало, что мы обломали лишь один рог, второй сохранился, я теперь это отчетливо вижу… Злополучный спецотдел пророс как минимум двумя черными губительными ветвями, но о существовании другой мы узнали сравнительно недавно. И то, что на горизонте появился некий Аваддон, – безусловно, это коллективный псевдоним – можно расценивать лишь как несчастное, трагичное стечение обстоятельств…

– Что дальше, Игорь Юрьевич?

– В ходе тех событий, Алексей Андреич, вы получили сильнейшую психоэмоциональную травму. Для того чтобы уберечь вас от тяжелых воспоминаний, да и в целом поберечь вашу нервную систему, истощенную до крайности в ту пору, решено было частично стерилизовать вашу память, подвергнув вас процедуре НЛП – нейролингвистического программирования.

– Надо же, какой вы заботливый человек, – криво усмехнувшись, сказал Романцев. – Я уж было подумал, что вы, Игорь Юрьевич, в ту пору решили «приватизировать» применявшуюся Мороком технологию, для чего решили по-новому опустить завесу секретности, а вы, оказывается, «всего лишь» заботились о здоровье таких, как я…

– Возвращайтесь на объект, Романцев! – сухо сказал Стоун, кивнув в сторону дожидавшегося своего пассажира «Ми-8МТ», застывшего чуть в отдалении. – Пока могу сказать лишь одно: все должно решиться не позднее десятого декабря…

Глава 21

Лос-Анджелес, штат
Калифорния, США

Вереница машин, мчавшихся по шестирядному шоссе на выезд из центральных районов мегаполиса, состояла из двух мощных джипов, пары микроавтобусов с тонированными стеклами и черного бронированного лимузина марки «Мерседес». Время еще было раннее, без четверти семь утра, но «большой» Лос-Анджелес, в состав которого, помимо Сити-центра, входит еще три десятка довольно крупных населенных пунктов, составляющих фактически его пригороды, просыпался еще раньше; транспортный поток заметно густел с каждой минутой, а потому двум идущим чуть впереди полицейским машинам приходилось периодически врубать сирены, чтобы никто не смел занимать крайний «скоростной» ряд.

Даркмен сидел на заднем сиденье лимузина, который все время держался посередине этого дорожного «ордера». Компанию ему составлял один из самых доверенных помощников, шатен лет тридцати восьми, который, как и Даркмен, даже здесь, в салоне «Мерседеса», не снимал свои черные отзеркаливающие очки.

– В Сиэтле я задержусь не дольше суток, – ровным тоном сказал Даркмен. – Думаю, не позднее пятого числа состоится «большой сбор». Понимаешь, дружище… В Вашингтоне уже никто и ничего не решает, потому что то, что они пытаются делать, это глупо, опасно, недальновидно… Одни только мы можем взять ситуацию под контроль, мы и наши партнеры из Пентагона, из РУМО[21] и АНБ[22]. Гражданские власти, хотя они и не хотят этого признавать, абсолютно не способны справиться с кризисом, потому что, кроме болтовни о разных либеральных ценностях, больше ни на что не годятся.

– Когда все закончится, – поддержал его помощник, – фасад можно оставить прежним, а вот внутренний интерьер мы сможем перепланировать согласно нашим собственным вкусам.

Поняв, на что именно намекает его сотрудник, Даркмен согласно покивал головой.

– Мысль ты высказал хорошую, дружище, но это касается будущего, – сказал он после небольшой паузы. – Поговорим о наших текущих делах… Лос-Анджелес и Сиэтл, как теперь уже стало окончательно ясно, – это опорные базы не только Аваддона, но и наших конкурентов из Агентства по безопасности «хай-тек». Здесь сосредоточены основные производства в сфере генной инженерии и супертехнологий «стелс», а также многие другие важные производства, выпавшие частично или даже целиком из-под контроля федеральных властей… Здесь, в Лос-Анджелесе, мы упрочили свои позиции. Нам удалось установить контакт с иерархами Новой церкви, чего не получалось сделать ранее. Теперь у нас, кажется, появился реальный шанс выйти непосредственно на Аваддона и его ближнее окружение, напрямую, минуя те «цепочки», что тянутся от них в Вашингтон. При этом очень важно, чтобы вся эта история с утратой эффективного контроля над сферой «хай-тек» не стала вдруг достоянием гласности…

– Не одни только мы кровно не заинтересованы в огласке, – сказал шатен. – Логика событий доказывает, что ни наши конкуренты из агентства, ни потенциальные союзники особо не горят желанием делиться с обществом своими сокровенными тайнами…

Вереница машин свернула на другое шоссе, по которому можно было добраться до авиабазы «Глендейл».

– Ты и твои люди останетесь пока здесь, в Лос-Анджелесе, – распорядился Даркмен. – Нужно подобрать все кончики, чтобы ни один не вылезал наружу! Да, кстати… Та журналистка, что пытается вести раскопки по препарату «джанк»…

– От нас еще никто не уходил, босс, – заверил Даркмена его сотрудник. – Вопрос с Колхауэр будет решен уже в скором времени!

Вереница машин, беспрепятственно миновав КПП на въезде на территорию авиабазы, проследовала к стоянке, где был припаркован мощный реактивный «Гольфстрим-2». Пилот доложил, что все готово к вылету. Даркмен заметил, что соседняя стоянка пуста, а это означает, что директор ДЕА Роберт Кеннет и его свита еще ранним утром вылетели в Вашингтон. Они с Кеннетом кое о чем договорились, но подобные вещи он не хотел обсуждать даже со своим самым доверенным сотрудником.

– Красивая птичка, – кивнув на элегантный реактивный лайнер, сказал шатен. – Точно такая же у Сатера, его самолет все еще стоит в гражданском аэропорту… Он очень опасный человек, босс.

– О нем у нас будет отдельный разговор, – прощаясь, сказал Даркмен. – Как только почистите здесь все кончики, я сразу же переброшу вашу группу в Сиэтл!

В помещении полицейского морга стоял резкий запах дезинфицирующих препаратов. На одном из столов лежал обнаженный афроамериканец с распоротым животом – жертва недавней разборки в одном из криминальных районов Уоттс. Несмотря на раннюю пору, а времени было еще только около семи утра, в морг пожаловала небольшая компания мужчин в штатском. Заместитель директора Департамента полиции Лос-Анджелеса, предъявив, хотя это и было чистой формальностью, свое удостоверение, осведомился у двух служителей морга, здесь ли находится доставленный этой ночью труп девушки, которую подобрали мертвой в одном из кварталов «баррио». Получив утвердительный ответ, он распорядился, чтобы тело достали из ячеистой холодильной камеры и положили на один из пустующих столов.

вернуться

21

РУМО – армейская разведка США.

вернуться

22

АНБ – Агентство национальной безопасности США.

41
{"b":"41059","o":1}