ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Южная Каролина, США.
Святилище, 5 декабря, вечер

Вице-губернатор Блэйк и пресс-секретарь Полански сидели в салоне длинного черного лимузина, который держал курс в направлении одного из пригородов Чарльстона. В таких делах нужно быть пунктуальным. Водитель, отделенный от двух пассажиров прозрачной звуконепроницаемой перегородкой, заметно сбавил скорость, затем свернул на двурядное шоссе, – по нему можно было проехать до огромных размеров парка, на территории которого расположено Святилище.

Оба чиновника, не сговариваясь, вместо смокингов надели темные деловые костюмы. В салоне лимузина витал смешанный аромат дорогого мужского парфюма, кожаной обивки и хорошего табака – вице-губернатор успел по дороге выкурить сигару «Давыдофф».

– Хоть убей, не могу понять одну вещь, – задумчиво произнес Полански. – Кто для кого существует? И кто кого нанимал? Мы работаем на Церковь, или Церковь создана нами для того, чтобы мы могли более эффективно следовать нашим целям и установкам?

Хотя им осталось всего минут пять езды, Блэйк потянулся к встроенному бару. Полански от выпивки отказался, поскольку свою обычную норму – две порции скотча по окончанию рабочего дня – он уже сегодня выполнил. Вице-губернатор налил себе едва не полстакана виски и, не потрудившись разбавить его, опрокинул крепкий напиток в желудок.

Полански покосился на своего соседа. С Блэйком, определенно, творилось что-то неладное. Он был заметно навеселе, чего раньше за ним не замечалось. По дрожащим рукам и испарине, выступившей на высоком, с залысинами, лбу Блэйка, Полански понял, что вице-губернатор чем-то угнетен, а возможно, даже сильно напуган.

– Дерьмо это все! – процедил Полански в продолжение собственных недавних мыслей. – Все эти служители, все эти чертовы жрецы слишком много на себя берут! Носятся со своими тайнами и дурацкими «секретами»… Можно подумать, что они и вправду имеют контакт с «потусторонними силами»…

Полански презрительно скривил губы.

– Чушь собачья! Я ни на грамм не верю во все эти россказни! Ну да, пару-тройку раз я что-то «такое»… ощущал. Сам не знаю, что это было! Я почти уверен, что в состав «эликсира» они подмешивают экстракт из листьев коки! Или что-то другое, но с тем же эффектом… Когда ты под кайфом, когда у тебя начинаются настоящие «глюки», может привидеться что угодно… Я знаком со многими крутыми господами. Например, с тобой, дружище, или с нашим боссом Кэнделлом… Баал-Зебуб? Астарот? Бафомет? Наконец, сам Люцифер? Не знаю таких. Я не то что лично с ними незнаком, но уверен, что ни одного из вышеперечисленных господ в природе реально не существует! Все они выдуманы были когда-то для того, чтобы дурить головы неофитам! Но мы ведь с тобой не такие простаки, верно? Я готов участвовать в любых мероприятиях Ордена, тут нет вопросов, но меня страшно злит, когда в эру Интернета и крутых политтехнологий мне пытаются морочить голову при помощи древних мифов и глупых баек!

Лимузин, миновав ажурные решетчатые ворота, направился по прямой, как стрела, дороге, обозначенной по бокам пунктиром равномерно горящих фонарей, к расположенной в глубине парка серой громаде Святилища.

– Не скажи, Стив, – угрюмо произнес Блэйк. – Что-то во всем этом определенно есть… Не знаю, в курсе ты или нет, но в Святилище периодически кто-то или что-то появляется… Одно из помещений Святилища занимает храм Изиды. Так вот… Несколько лет назад там случилось ЧП. Поговаривают, шла «месса», и тут вдруг появился Сам! Гм… Не стоит поминать Его к ночи… Точно не знаю, что там произошло, потому что это держат в секрете, но, если верить глухим слухам, чертова дюжина «посвященных» с этой мессы обратно не вернулись. Кстати, храм Изиды с тех пор был закрыт на ремонт, но сейчас, говорят, все работы закончены…

В этом месте он вынужден был оборвать свой рассказ: лимузин бесшумно подкатил к подножию гранитной лестницы, насчитывающей ровно тринадцать ступеней, поднявшись по которым вы окажетесь у входа в знаменитое на весь мир чарльстонское Святилище.

Хотя в узких стрельчатых окнах Святилища горел электрический свет, у входа в храм не было видно ни одной живой души. Вице-губернатор Блэйк толкнул массивную дверь, но она не поддалась. Тогда он заметил две укрепленные над входом телекамеры, которых раньше, кажется, здесь не было.

Блэйк первым сообразил, что от них требуется. Он приложил правую руку к груди, туда, где бьется сердце, а левую опустил вниз, направив указательный палец в землю. Полански вспомнил, что этот жест раскрывает одну из их тайных ипостасей, – а именно, их принадлежность к секте демонопоклонников – и тут же повторил перед глазком телекамеры этот древний масонский знак.

Спустя всего несколько секунд одна из створок дверей распахнулась, открывая «посвященным» проход внутрь Храма. У входа их встретил тот самый служитель, через которого им сегодня был передан приказ явиться на службу в чарльстонское Святилище. Череп служителя был гладко выбрит, а из одежды на нем красовался один лишь передник, испещренный пришедшими из глубокой древности символами тайного общества «каменщиков».

Все трое обменялись приветствиями согласно принятому здесь этикету. Блэйк высказал пожелание увидеть Кадоша еще до начала торжественной церемонии, но служитель сказал, что это невозможно, ибо Кадош занят сейчас последними приготовлениями в канун одного крайне важного события.

Служитель провел их по длинному пустынному коридору до дверей помещения, велев братьям сбросить с себя все и одеться соответствующим случаю образом. Вновь прибывшим пришлось раздеться догола. Под бдительным присмотром служителя они повязали вокруг чресел масонские передники, затем выпили каждый из своей чаши предложенный им напиток, призванный в канун мессы укрепить их душевные и физические силы.

«Эликсир», которым их попотчевали на этот раз, заметно горчил. Осушив свою чашу, Полански какое-то время прислушивался к собственным ощущениям. Странно, но привычного кайфа он не почувствовал. Даже наоборот, он как будто разом протрезвел после многодневного запоя. Голова работала ясно, как никогда прежде, но в груди поселилось смутное беспокойство, и оно постепенно усиливалось с каждой новой минутой его пребывания под мрачными сводами Святилища.

Заметив, что Блэйк держит рот на замке и в точности выполняет все требования «брата», Полански решил последовать его примеру. Про себя он, конечно, чертыхался по поводу всех этих дурацких нововведений, – вернее, возвращения неких отживших свое древних традиций и обрядов, но высказываться вслух насчет всего этого не стал.

– Церемония Встречи начнется без десяти минут полночь, – проинформировал их служитель. – Братья, по указанию Кадоша я целиком к вашим услугам. У нас достаточно времени для того, чтобы осмотреть главные святыни Храма и освежить в памяти вероучение паладистов…

Двое «посвященных» в сопровождении служителя стали неторопливо обходить Храм. Конечно, нигде не афишировалось, что чарльстонское Святилище принадлежит масонам. По данному адресу было зарегистрировано с полдюжины религиозных организаций, чьи названия ни о чем не говорят непосвященной публике. В стране, где множеством правовых актов, включая Конституцию, закреплена свобода совести, право исповедовать любую религию, существование подобных учреждений не должно вызывать каких-либо вопросов. Тем более что сам термин «масоны», казалось бы, стал уже достоянием прошлых времен, потому что взамен масонских лож в современном мире «каменщиками» были созданы другие, более совершенные инструменты – мощные международные организации, в которых США играют ведущую роль, частные и государственные фонды, военно-политические альянсы и транснациональные корпорации… Полански прекрасно ориентировался в хитросплетениях большой политики и крупного бизнеса, поэтому сейчас он был, мягко говоря, удивлен, что кому-то пришло в голову извлечь все то окаменевшее дерьмо, которое в прошлые эпохи составляло одну из важных сторон любой организации масонского толка.

64
{"b":"41059","o":1}