ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка, возомнившая себя Девой Марией, не знала ни одного слова по-французски, хотя еще менее года назад она была ученицей старшего класса закрытого женского коллежа. Зато она прекрасно знала древнеарамейский язык, и именно на нем, только на нем одном она разговаривала – приглашенный со стороны специалист по древним языкам подтвердил это. «Дева Мария» находилась на девятом месяце беременности, она носила в себе мальчика, в чем нетрудно было убедиться при возможностях современной медицины, и что самое важное, она, эта будущая роженица, была девственницей.

Еще одна пациентка этой спецклиники, считавшая себя Орлеанской девой, восемнадцатилетняя девушка, употребляла в своей речи сплошь слова и выражения из «старофранцузского диалекта», известные лишь специалистам, и притом знала многие детали и подробности эпохи осады Орлеана и борьбы с английскими захватчиками, чем повергла этих самых специалистов в великое изумление.

Это были два самых ярких примера, но и остальные обитатели этой своеобразной «резервации» ощущали себя, в той или иной степени, совсем не теми людьми, которыми они были еще несколько недель или месяцев назад…

Элизабет вернулась в отель уже глубокой ночью. Если ничего не изменится, то в девять утра она вылетит на борту частного самолета в Вашингтон, где ее прибытия уже дожидается Энтони Спайк.

Она приняла душ, затем улеглась, как была, в банном халате, поверх покрывала на широкую кровать. Сна у нее не было ни в одном глазу. Сейчас, после визита в психушку и всего того, что она там видела, ей и вовсе не уснуть.

Да и нет времени, потому что уже примерно через два часа ей нужно уже будет собираться в путь-дорожку…

Элизабет лежала с широко распахнутыми глазами, глядя в потолок, на котором отражался свет ночника. С подачи Эндрю, который устроил ей эту поездку, она размышляла о тех вещах, которые теперь казались ей невероятно важными.

Она теперь понимала, что Сверхорганизация, у рычагов управления которой стоит некая Сверхличность, продолжает свою экспансию во все сферы человеческой деятельности. Они исподволь готовятся нанести мощный удар по самому фундаменту, они хотят поколебать в людях самое святое – их веру в господа.

Либо обратить огромные массы людей в свою собственную веру, подсунув им некий «эрзац», некую искусственно созданную неорелигию, подкрепленную реальными «чудесами» и «знамениями».

То, что она видела в психбольнице, это пока еще уровень опытов и смелых экспериментов. Но пройдет несколько лет, технологии продвинутся на новые рубежи, у «экспериментаторов» появятся новые задумки, подкрепленные реальными возможностями, и тогда…

Вот что может случиться.

…В девять часов вечера, в Шабат, когда сумерки опустятся на Ерушалаим, вечернее небо прочертят ослепительные молнии, сложившиеся в древнеарамейские письмена. Элияу-Амави[27] громогласно, на всю округу, протрубит в свой рог, и тут же на вечернем небосклоне взойдет огромная, по размерам превышающая побледневшую луну, звезда Давида… Громкий голос, прозвучавший с заоблачных небес, трижды произнесет весть «ОН ПРИШЕЛ!», после чего эти слова, записанные огненными семитическими письменами, загорятся под изображением звезды Давида.

Затем, на глазах у множества изумленных, потрясенных иудеев откроются запертые прежде ворота, пройдя через которые, блистающий своими одеяниями, Богоподобный выйдет навстречу избранному народу, посланный к ним самим богом Машиах…

Или по-другому.

…В Риме, этом Вечном городе, вдруг явится знамение: перед взорами изумленных человеческих толп с неба спустятся святые апостолы Петр и Павел, которых с их сияющим обличьем, в их апостольских одеяниях невозможно будет не узнать. Они прочтут громовую проповедь, в которой призовут христианские народы на крестовый поход против язычников и еретиков.

Следом войны, костры инквизиции, темень средневековья.

В Мекке и Исламабаде, Кабуле и Тегеране перед мусульманским миром явится сам пророк Магомет на своем огнедышащем коне и, заклиная именем Аллаха, призовет всех правоверных начать «джихад» против остального мира.

В Индии и Непале миллионы людей станут очевидцами ожесточенной битвы на небесах между «Восемью ужасными», с одной стороны, и Кришной и его другом Агни – с другой. Победивший Кришна объявит всему народу, что земная жизнь отныне потеряла всякий смысл, двери Шамбалы открыты настежь, истинно верующих там ждет нирвана…

Вот такие картинки вдруг всплыли в ее мозгу. Возможно, она ошибается, преувеличивая степень угрозы, которая исходит от Аваддона и других, более мелких, но не менее опасных любителей манипулировать людьми и ставить на них изощренные эксперименты…

Но если не противодействовать этой гипотетической угрозе, если позволять и дальше продолжать подобные опасные эксперименты, то у них – может получиться.

Без четверти девять лимузин доставил Колхауэр к трапу самолета «Гольфстрим», на борту которого она должна была вылететь в столицу США. Здесь ее уже дожидались Эндрю и Рональд – последний, впрочем, деликатно отошел в сторонку.

По соседству стоял еще один лайнер, и именно на нем в неизвестном даже Колхауэр направлении должны были вылететь Сатер и его команда.

Обстоятельства сложились таким образом, что им теперь предстоит расставание, возможно – долгое. Но сколько именно времени продлится разлука? И встретятся ли они вообще в этой жизни?

– Элизабет, когда все закончится, даже если результат будет благоприятен для нас, некоторое время мне придется провести в полной изоляции…

«Некоторое время? – печально подумала она. – Как долго? Недели? Месяцы? Годы?»

– Лиз, у меня есть к тебе одна просьба, – сказал Сатер, обнимая ее напоследок. – Я предлагаю… Нет, не так! Я хочу назначить тебе свидание!

– Согласна, – улыбнувшись через силу, сказала Колхауэр. – Где и когда?

– Здесь же, в Париже! У подножия Триумфальной арки, в восемь вечера, на католическое Рождество.

Глава 42

Вашингтон, федеральный
округ Колумбия, США.
9 декабря

Настроение у хозяина Белого дома в это декабрьское утро выдалось минорным. Отчасти в том была виновата слякотная погода: дождь, перемежаемый зарядами мокрого снега, порывы шквалистого ветра… В штате Техас, где нынешний глава государства губернаторствовал, совсем другой, более подходящий для человека его склада и его темперамента климат. Одного взгляда в окно, где глаз сразу же натыкается на облаченные в дождевики фигуры сотрудников «Сикрет сервис», охраняющих подступы к Белому дому, бывает вполне достаточно, чтобы надолго подпортить себе настроение.

Пятидесятилетнего мужчину, застывшего в позе крайней задумчивости у окна своего кабинета в Белом доме, многие граждане Америки, избравшие недавно его на первый срок президентского правления, считают баловнем судьбы, парнем, родившимся с серебряной ложкой во рту. Так оно, по правде, и есть: Джордж Уокер является представителем одного из самых могущественных кланов Северной Америки, прямым потомком крупных земельных собственников и конгрессменов, нефтепромышленников и губернаторов, а главное, чего еще не было в истории, вторым уже по счету в семейной династии президентом Соединенных Штатов.

Хозяину Белого дома удалось поспать этой ночью не более четырех часов. Приняв душ и позавтракав на скорую руку, он уединился в своем кабинете, где надеялся, если не случится что-либо непредвиденное, пробыть до полудня – именно в этот срок ему предписано покинуть президентские апартаменты и переместиться под присмотром охраны в другое, более безопасное место.

В кабинет бесшумно вошел помощник, доставивший с полдюжины папок с документами, которые с утра пораньше затребовал президент. За дверью, в «предбаннике», расположились трое сотрудников «Сикрет сервис», другие же их коллеги плотно перекрывали все проходы к президентскому крылу здания. Помощник, выложив на письменный стол принесенные им бумаги, некоторое время стоял в нерешительности, ожидая указаний от босса. Уловив красноречивый жест, по-военному четко развернулся на каблуках, и вышел из кабинета, не забыв плотно прикрыть за собой дверь.

вернуться

27

Илья-пророк.

71
{"b":"41059","o":1}