ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но сейчас ситуация, в которую они попали, имеет два варианта своего развития. И решение зависит уже не от них, а от тех людей, что наделены в связи с этой форсмажорной ситуацией почти неограниченными властными полномочиями.

Первым, после краткого обмена репликами между ними, отчитался перед руководством Ураев. Затем настал черед Романцева, обретающегося здесь под легендой сотрудника Совбеза Куракина… Оператор СЦСБР мгновенно соединил его с самим Карпинским. Хотя трубка Романцева была снабжена микрочипом, оберегающим от элементарной прослушки, он почему-то был уверен, что их разговор сейчас станет достоянием сразу нескольких пар ушей.

– Игорь Юрьевич, Куракин докладывает…

Карпинский молча, ни разу не перебив, выслушал доклад своего сотрудника, которого он командировал в Мартовку в качестве своего «спецпредставителя». Не только в Совбез, но и американской стороне поступило уже второе в течение дня предложение от «организации Аваддона» вступить в «переговорный процесс». Время для трехсторонней встречи было изменено на восемнадцать ноль-ноль. Если выбор будет остановлен на поселке Мартовка как на объекте возможных переговоров, то здесь все, как говорится, «на-товсь»…

– Я вас понял, Куракин, – спокойным тоном сказал Карпинский. – Скажите мне такую вещь… Значит, вы лично разговаривали с Кеннетом по поводу будущих событий? Или же с кем-то из помощников?

– Приватно с самим Кеннетом.

– Насколько я понял, Кеннет за переговоры?

– Я в этом абсолютно уверен, – твердо сказал Романцев. – На все сто процентов!

Выдав оговоренную ранее «ключевую» фразу, Романцев теперь ждал от руководства соответствующей реакции. Он едва сдерживал себя, чтобы не заорать в трубку открытым текстом: «Да, я абсолютно уверен, мать вашу, что Роберт Кеннет – это и есть Аваддон, он же „теневой лидер“! Какого черта, Стоун?! Если ты не веришь мне, то приезжай сам сюда, в Мартовку! Когда тебе воткнут иглу прямо в мозг или же того круче, сунут на пару-тройку часов под „шлем“, тогда ты точно поймешь, что моей информации, подтвержденной кое-какими другими фактами, можно верить на все сто процентов!»

Стоун молчал секунду, другую, третью… Романцев, несмотря на бушевавшие в груди эмоции, понимал, почему медлит с решением этот высокопоставленный чиновник. Хотя в намечаемом спецмероприятии должны принять участие и сами американцы, в случае какой-нибудь фатальной ошибки последствия могут быть очень и очень тяжелыми. Ведь в ходе акции могут быть и даже наверняка будут человеческие жертвы. И если выяснится, что этот наезд на Кеннета был трагической ошибкой, что в результате недоразумения, вернее сказать, фатального стечения обстоятельств была избрана не та мишень…

– Вы меня слушаете, Куракин? – наконец прозвучало в трубке. – Оставайтесь все на месте и продолжайте работать дальше! Не позднее чем через тридцать минут я сообщу вам, а также Кеннету, свое решение…

Закончив разговор, Романцев сунул трубку в карман, после чего бросил красноречивый взгляд на стоящего рядом Ураева.

– Надеюсь, все ясно, полковник? Тридцать минут…

– Что тут неясного, – мрачно изрек Ураев. – Остаемся, продолжаем работать…

Они сейчас оба думали об одном и том же. Что Стоун хотя и поверил их информации, условной команды «на выход!» так и не подал. Это означает, что группа Романцева – Ураева остается на объекте приглядывать до конца за «крысой»… Хотя куда, казалось бы, она может подеваться теперь, когда не осталось и малейшей щели, протиснувшись в которую, она могла бы попытаться спастись бегством?

Серый декабрьский день сменился ранними сумерками.

Колонна военного транспорта, разделившись на подходах к ближайшей к поселку развилке на два потока, четко и быстро, как на учениях, рассредоточилась на местности.

Спустя тридцать с небольшим минут после звонка Романцева Карпинскому-Стоуну жизнь людей, находящихся в расположенном на окраине Мартовки, тщательно охраняемом коттеджном поселке, разом превратилась в жуткий кошмар…

Глава 52

Подмосковье, Россия,
поселок Мартовка,
временная база ГИОП,
10 декабря, финальный эпизод

Когда циферблат романцевских наручных часов показывал ровно четыре пополудни, диспозиция была следующей: «Куракин», «переводчица» и приданный им Ураевым охранник по имени Сергей находились в «зале». Ураев и Антон, совершив в сопровождении коменданта еще один круг по объекту, успели вернуться в «особую зону», но в здание пока еще не вошли, остальные трое боевиков оставались каждый на своем месте.

Помимо трех русских, в зале для совещаний находились пятеро американцев. Двери, через которые можно было попасть в небольшой вестибюль, где был оборудован пост охраны, остаются распахнутыми – Сергею, с того места, где он стоял, были видны двое карауливших там сотрудников охраны. Парочка секьюрити расположилась непосредственно в зале. Один у этих вот распахнутых дверей, другой скучал в противоположном конце помещения. Там находилась еще одна дверь: именно через этот проход «Куракина» водили на «собеседование» к Роберту Кеннету. Открыть ее можно было лишь при помощи «индкарты»; причем подобные «ключи», при помощи которых можно было получить доступ во все внутренние помещения, наверняка имели при себе лишь самые доверенные лица Кеннета.

Кроме пары застывших на манер каменных изваяний секьюрити, – за время недолгого отсутствия Романцева охранников сменили, и у этих двух новеньких, вопреки договоренностям, имелись при себе табельные стволы – в помещении в данный момент присутствовали спецпредставитель ФБР Лайонс, один из помощников Кеннета, также одетый в штатский костюм, и неотличимый от других военных в своей экипировке «доктор».

Стоило старшему группы Совбеза свериться со своими наручными часами, как то же самое проделал и Лайонс.

– Мистер Куракин, мы отстаем от графика, – веско произнес фэбээровец. – Переговорщики, как вам известно, будут здесь ровно в шесть вечера… Было бы логично, если бы ваши появились в Мартовке хотя бы за час до начала мероприятия.

– Ждите, Лайонс, – сухо сказал Романцев, невольно вкладывая в эти слова особый подтекст. – Ждите…

Американцы, похоже, и вправду прослушивали их с Феликсом телефонные переговоры. Полчаса, взятые секретарем Совбеза на размышления, только что истекли. Но они одного не понимали, эти люди: в течение этого получаса, пока они ожидали благоприятных для себя вестей, для многих из них уже шел последний отсчет времени…

– Свяжитесь со своими, Куракин, – уже более настойчиво произнес Лайонс. – Узнайте, в чем причина задержки!

– Наберитесь терпения, Лайонс, – на этот раз в словах Романцева прозвучала скрытая издевка. – Вам следует расслабиться и ждать новостей…

Фэбээровец едва сдержался, чтобы не полыхнуть гневом. Определенно, что-то шло не так… Он вопросительно посмотрел на «доктора», как бы требуя от него разъяснений по поводу «неправильного» поведения русского, которого тот лично «обработал». На лице спеца отразилось недоумение: как так, не может такого быть, чтобы не сработало… «Доктор» сместился чуть ближе к своей недавней жертве. Он смотрел на глянцевую голову Романцева с таким видом, как будто это был «телеящик», выказывающий в самый неподходящий момент свой капризный норов… Романцеву даже показалось на мгновение, что спец сейчас подойдет к нему и постучит кулаком по бритой голове, или же примется крутить уши, или сделает еще какую-нибудь глупость, чтобы наладить нужные реакции у явно дефективного русского…

Но если он и собирался проделать нечто подобное, то опоздал с этим. Романцев заметил, как Лариса вдруг переменила позу, явно намереваясь подняться со стула, где она сидела все это время. Сергей расставил ноги чуть шире и развернулся лицом к застывшему у дверей, распахнутых в вестибюль, секьюрити. Романцев потянулся к стоящему на столе графину с водой… И тут же у него возникло ирреальное ощущение, как будто он находится внутри поврежденной «стингером» «вертушки», которая, потеряв управление, совершила головокружительный кульбит и грохнулась вместе со всем своим содержимым о немилосердно твердую, как бетонная поверхность, почву…

85
{"b":"41059","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты
Абиссаль
Тот, кто приходит со снегом
Темный мир. Забытые боги
Квартет Я. Как создавался самый смешной театр страны
Человек- Паук. Вражеский захват
Шаг через бездну
Аколит
Власть привычки. Почему мы живем и работаем именно так, а не иначе